World Sayings.ru - Курдская народная сказка - Усуб и Паризада Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Курдская народная сказка

УСУБ И ПАРИЗАДА

   Когда-то
Молва пошла по устам,
Да будет милость над родителями
присутствующих.
 

   Жили когда-то два падишаха, Восточный и Западный (Для курдских сказок обычно употребление по отношению к падишахам определений «Западный и Восточный»; они часто употребляются вместо имени собственного. Возможно, это своеобразное отражение географического положения Курдистана, разделенного в XVI в. между двумя державами ― Османской империей и Ираном.).Очень они любили друг друга, были побратимами. Сказал как-то Восточный падишах Западному:
   — Если моя жена родит сына, а твоя жена — дочь, твоя дочь будет невестой моего сына, а если твоя жена родит сына, а моя ― дочь, моя дочь будет невестой твоего сына.
   Поклялись они в этом друг другу, хотя детей у них еще не было, и расстались в мире и согласии.
   Прошел год, может, два, а то и три. Бог дал Восточному падишаху дочь, а Западному ― сына. Пришло время, и Западный падишах отдал свою жизнь народу, скончался. Жена его и сын осиротели и лишились власти.
   Сказала мать сыну:
   — Усуб, сын мой, когда-то твой отец был побратимом Восточного падишаха. Когда тебя еще не было на свете, дали они обещание друг другу поженить детей, если у одного родится сын, а у другого ― дочь. У Восточного падишаха растет дочь, поедем сосватаем ее тебе, может, побратим твоего отца возьмет нас к себе.
   Сели они на коней и пустились в путь. Расспрашивая дорогу, ехали они то ли месяц, то ли год. Добрались мать с сыном до эла (Эл — 1) союз или объединение племен; 2) место их расположения.) падишаха и пришли к нему. Восточный падишах узнал их и говорит своей жене:
   — Это сын, а это ― жена моего побратима. Когда-то мы поклялись друг другу, что поженим своих детей. Теперь посмотрим, с чем пожаловала жена моего брата.
   Сказала женщина:
   — Брат твой покинул этот мир, и трон его отобрали у нас. Мы пришли к тебе за защитой. Помнишь ― хорошо, не захочешь помочь ― мы уйдем.
   — Что ж, я беру вас под свое покровительство, ― ответил падишах.
   И мать с сыном остались жить в его доме. Может быть, год прошел, может, два. Жена Восточного падишаха невзлюбила жену Западного падишаха и как-то сказала мужу:
   — Ты поселил их в своем доме, чтобы жениться на этой женщине!
   — Что ты такое говоришь, раба божья? Она ведь жена моего побратима. Этого никогда не будет!
   — Нет, ― заупрямилась жена падишаха. ― Выгони ее из дома, из нашего города, тогда все останется по-прежнему. А если не сделаешь, как я хочу, не быть мне твоей женой!
   Падишах задумался, затем приказал слуге:
   — Пойди на такую-то улицу, сними комнату для жены моего брата и его сына, пусть они живут себе там спокойно.
   И переселились мать и сын в дом, который им указали. Прошло некоторое время, дочь Восточного падишаха и сын Западного падишаха пошли в школу. По воле бога они полюбили друг друга. Один без другого и куска хлеба не съедят, а после занятий все время проводят вместе. Но когда дети стали взрослыми, жена Восточного падишаха отказалась выдать свою дочь замуж за сына Западного падишаха. Видит девушка: не уломать ей мать ― и предложила юноше:
   — Усуб, давай уйдем из этого города.
   — Куда же мы пойдем?
   — Куда-нибудь да уйдем.
   Пришел юноша к матери, говорит ей:
   — Матушка, если ты даешь мне материнское благословение (В ориг.: «Если ты своим белым материнским молоком благословишь меня» ― традиционная для курдского фольклора просьба сына.), я уеду, если нет ― останусь с тобой.
   — Сынок, я привезла тебя сюда ради твоего счастья. Поезжай, я буду работать и прокормлю себя. Да будет благословен твой путь, сын мой, благословляю тебя (В ориг.: «Пусть мое белое материнское молоко пойдет тебе впрок» ― стереотипное материнское благословение.).
   Девушка привела двух коней, взяла хурджин с золотом. Еще и детстве оба они научились метко стрелять из лука. Как рассказывают, они целились в волосок, попадали в него и расщепляли надвое.
   Взяла Паризада (Здесь имя девушки появляется впервые.) сорок стрел и пошла в сад Хасбахча (Сад Хасбахча ― сказочный сад; букв. «особенно красивый сад».) дожидаться Усуба. А когда он пришел, сели они на коней и отправились в путь. Долго едут или коротко, может, десять дней, может, пятнадцать, сказка скоро сказывается, доезжают они до одного места ― пустыня, ни воды, ни земли. Паризада мучается от жажды и говорит:
   — Усуб, я так хочу пить.
   Паризада ведь была дочерью падишаха, она захватила с собой подзорную трубу. Усуб посмотрел в нее, видит ― вдалеке виднеется жилье, дымок из трубы поднимается.
   — Паризада, посмотри, там люди живут. Ты жди меня здесь, а я съезжу, привезу тебе воды, ― говорит Усуб.
   — Дорогой, хоть уже сутки, как я не пила, но я могу еще потерпеть. Прошу тебя, не ходи туда, проедем мимо.
   Но Усуб не послушал ее, пришпорил коня и поехал к тому дому. Навстречу вышла старуха.
   — Салам-алейкум! ― поздоровался юноша.
   — Алейкум-салам!
   — Не дашь ли кувшин воды, матушка?
   — Хорошо, что ты пожаловал, отчего не дать?
   Принесла старуха кувшин воды, хлеба, а хлеб красного цвета.
   — Хлеба не надо, матушка, только воды дай мне, ― говорит Усуб, берет кувшин с водой, прощается со старухой и возвращается назад. Паризада напилась и говорит Усубу:
   — Усуб, давай скорее уедем отсюда.
   — Хорошо, ― согласился Усуб.
   Пусть они себе едут, а мы вернемся к старухе. Мечется она туда-сюда, но ничего не может поделать ― уехали они. Сорок сыновей было у старухи, сорок охотников. Человек ли шел, птица ли пролетала, всех они убивали и съедали. Двадцать сыновей ее охотились в одном месте, двадцать ― в другом. Когда вернулись первые двадцать сыновей домой, старуха набросилась на них:
   — Да будь вы неладны, где вы гоняетесь? Только что двое молодых проехали, они бы нам были очень кстати.
   — В какую сторону они уехали? ― спрашивают сыновья.
   Старуха показала дорогу, и охотники погнались за лакомой добычей.
   Паризада была мудрой девушкой, ведь она была дочерью падхшаха. Едут они с Усубом, а она все оглядывается, видит ― такая пыль поднялась вдалеке, что одному только богу известно от чего. Говорит она Усубу:
   — Пыль стелется вдали, я ведь тебе говорила: не заходи в дом, что-нибудь да случится.
   Двадцать стрел Паризада дала Усубу и двадцать оставила себе. Выпустил он одну за другой двадцать стрел и уложил двадцать сыновей старухи. Поехали они дальше. Через некоторое время смотрят ― опять пыль поднимается, остальные двадцать сыновей их догоняют. Это старуха их подослала.
   Обернулась Паризада, видит ― снова пыль на дороге поднимается. Остановились они вновь, смотрят ― опять двадцать мужчин подъезжают. Выпустили последние стрелы. Девятнадцать сыновей старухи уложили на месте, а последний бросился в ноги Усубу и стал молить его о пощаде:
   — Ах, Усуб, я хотел вам зла, а вы смилуйтесь, не совершайте зла. Нас было сорок братьев, вы всех убили, оставьте хоть меня для старушки-матери.
   Говорит Усуб:
   — Что ж, живи ради своей старой матери.
   Видит Паризада, что Усуб пожалел разбойника, и хотела сама прикончить его, но Усуб остановил девушку:
   — Я дал ему слово, что сохраню жизнь, не убивай его.
   Попрощался с ними сын старухи и ушел своей дорогой. А он был колдуном. Добрался он до реки, через которую должны были переправляться Усуб и Паризада, превратился в семидесятилетнего старца и сел их ждать. Наконец на дороге появились Усуб и Паризада. Подъехали они к старцу:
   — День добрый, отец! ― говорит Усуб.
   — Добро пожаловать, Усуб!
   — Куда путь держишь?
   — Хочу через реку перебраться, да не могу.
   — Ну, давай я тебя перевезу.
   — Оставь-ка ты в покое этого старика, поедем лучше своей дорогой, ― говорит Паризада.
   Усуб отвечает ей:
   — Жена, жаль мне старца, перевезем его на другой берег.
   Усуб перевез его на другой берег, а старик ухватился за стремя коня Усуба и не отходит.
   — Жена, давай возьмем с собой этого старца, он присмотрит за нашими конями, ― предложил Усуб.
   — Э, лучше бы не связываться с этим стариком, ― уговаривает его Паризада.
   — Жаль его, никого у него нет, ― настаивает Усуб.
   И они взяли его с собой. Долго ли ехали, коротко ли, добрались до одного города и стали расспрашивать людей:
   — Где находится дом с сорока комнатами?
   Указали им дорогу. Подъехали молодые к дому, сошли с коней, вышел им навстречу хозяин. Усуб спросил:
   — Найдется у тебя для нас комната?
   — Найдется, ― ответил хозяин.
   Коней увели в конюшни. Усуб и дочь падишаха раньше жили в холе и неге, а тут они месяц, а может, два или даже год ехали верхом, очень устали. Усуб спрашивает хозяина:
   — А баня есть у тебя?
   — И баня есть.
   Решили Усуб и Паризада сначала выкупаться, а потом отдохнуть.
   Спрашивают банщика:
   — Можно выкупаться?
   — Да, пожалуйста, приходите.
   А старик и говорит:
   — Усуб, и я пойду, потру тебе спину.
   — Хорошо, ― согласился Усуб.
   Пришел Усуб в баню, разделся, вошел в бассейн, а сын старухи вытащил нож и тут же убил Усуба. Затем тихонько вышел из бани, запер двери и направился к дочери падишаха:
   — Паризада, до сих пор ты принадлежала Усубу, теперь будешь моей. Он убил тридцать девять моих братьев и все равно не ушел бы из моих рук, а теперь я заколол его.
   — Да буду я твоей жертвой, скажи на милость, а как тебя зовут?
   — Мое имя Ахмад. Ахмад ― сын старухи.
   — А что мы теперь будем делать, Ахмад?
   — Оседлаем коней, поедем.
   Сели они на коней, выехали из города. Может, день, может, два едут. Паризада говорит:
   — Ахмад, сын старухи! Ты везешь меня к себе, но, как видишь, я очень красивая, сумеешь ты меня защитить? Метко ли стреляешь?
   Ахмад прицелился в птицу, выпустил стрелу, стрела не достигла цели. Увидела это Паризада и приказала Ахмаду:
   — Встань под куст и смотри мне прямо в глаза, сначала я прицелюсь, а потом уж ты прицеливайся.
   — Хорошо, ― согласился Ахмад и встал под куст.
   Выпустила Паризада стрелу ― да прямо в лоб сыну старухи. Тот и свалился замертво. Девушка повернула коня и вернулась в город. Призвала она к себе банщика, спрашивает его:
   — Где гость, который приехал со мной позавчера?
   Повел ее банщик в баню, открыл дверь, а Усуб в бассейне лежит.
   — Банщик, найди лекаря, приведи его сюда, я заплачу и ему и тебе. Если лекарь попросит десять золотых, я дам двадцать, только пусть приходит поскорее.
   Паризада дала банщику два или три золотых, и тот привел лекаря. Говорит ему Паризада:
   — Если ты моего раненого вылечишь и потребуешь десять золотых, я тебе дам двадцать, скажешь ― сто золотых, дам двести.
   — Твоего раненого я вылечу за месяц и здорового верну тебе, ― отвечал лекарь.
   Сказано ― сделано. Целый месяц он лечил Усуба. Наконец очнулся Усуб.
   — Усуб, уедем из этого города, ― сказала Паризада.
   Выехали они за пределы города, а куда ехать дальше, не знают.
   — Давай найдем такое место, где бы даже имя человека не произносилось, ― предложила Паризада.
   Едут они долго ли, коротко ли, наконец, выезжают к морю. Едут они по берегу, доезжают до дворца, смотрят ― сидит старик у ворот.
   — День добрый, отец!
   — Добро пожаловать! Откуда едете и куда путь держите?
   — Мы путешествуем, ищем места, где не было бы ни одного живого существа.
   — Ах, и я искал одиночества. Я добился своего. Нет у меня ни сына, ни дочери, одно богатство и есть. Если хотите, я буду вашим отцом, а вы ― моими детьми, ― сказал старик.
   — Хорошо, ― согласились Усуб и Паризада.
   И они остались жить у старика. Усуб каждый день уходил на охоту, а вечером возвращался домой. Прошло время, старик отдал богу душу. Похоронили его Усуб и Паризада и остались одни. Когда старик еще был жив, он не разрешал Паризаде выходить на балкон, очень уж девушка была красива. А тут однажды она подошла к раскрытому окну, держа в руках свое изображение. У моря же всегда дул ветер. Вырвал он из рук девушки ее изображение и унес в море. Побежала она к берегу, но поймать его не смогла. Опечаленная, вернулась Паризада домой. Вечером пришел Усуб, взглянул на жену и не узнал ее:
   — Паризада, что с тобой, чем ты расстроена?
   Рассказала ему Паризада о своем горе.
   — Ничего, не огорчайся, картинка испортится в воде, и никто тебя никогда не увидит.
   — И все же что-то случится, ― совсем огорчилась Паризада.
   Тем временем сын эмира арабов ехал со своим войском берегом моря. Солдаты (Так в оригинале.) эмира увидели в воде картинку, выловили ее, а на ней девушка такой красоты ― один бог знает. И порешили они меж собой:
   — Девушка эта ― не нам ровня, лучше отнесем картинку сыну эмира арабов, пусть он любуется.
   Сын эмира взглянул на красавицу и тут же потерял сознание. Когда его привели в чувство, он сказал:
   — Или она будет моей женой, или я не женюсь вовсе!
   Собрал сын эмира свое войско и направился ко дворцу Усуба. Может, за десять, может, за пятнадцать дней он добрался до него. А Усуб выглянул рано утром из окна и ужаснулся ― идет громадное войско, воинов не сосчитать, как не сосчитать птиц в небе.
   — Паризада, ― позвал он жену, ― выгляни в окно, посмотри, что творится!
   — Усуб, дорогой, мы же никогда никого не боялись, нечего и теперь страшиться.
   Спустилась она в конюшню, вычистила до блеска коня Усуба; как зеркало, засиял конь. Поцеловала его в лоб и наказала:
   — Твой хозяин одного убьет, а ты ― десятерых.
   Вывела она коня во двор, сел Усуб на него и поскакал туда, где остановилось войско сына эмира арабов.
   — Вы зачем сюда приехали? ― крикнул Усуб.
   — Мы приехали за девушкой, которая здесь нарисована. Если она у тебя, будем воевать, а если нет, войны не будет, ― ответил сын эмира арабов.
   — Ну, раз вы приехали сложить свои головы ради этой красавицы, войны не избежать.
   И началась битва. Усуб одним махом убивает десятерых, а конь его убивает двадцать вражеских солдат. С утра до вечера они бьются. Наконец в живых остался один сын эмира арабов, и он сбежал.
   А мы вернемся к Усубу. Усуб с божьей помощью приехал домой живой и невредимый. И полюбили Усуб и Паризада друг друга еще крепче. Если раньше Усуб уходил на охоту на целый день и возвращался домой вечером, то теперь он приходил домой на два, три часа раньше. А сын эмира арабов задумал недоброе: «Я всем покажу эту женщину, пусть все захотят увезти ее».
   И вот изображение Паризады попало в руки сына известного во всем мире падишаха. Увидел он лицо красавицы, потерял сознание. А когда пришел в себя, сказал отцу:
   — Или женюсь на ней, или вообще не женюсь.
   — Помилуй тебя бог, сынок! Укажи на любую девушку, и я приведу ее тебе, но откуда мне взять именно эту?
   — Я женюсь только на ней, ― твердил юноша, ― если вы мне ее не привезете, я умру с горя.
   Падишах повелел собрать всех гадальщиков и гадальщиц, какие только была в его стране. А когда они пришли во дворец, приказал:
   — Ну-ка, берите волшебные книги, посмотрите, где живет эта женщина. Кто скажет, кто она и где живет, ― озолочу.
   Вернемся теперь к Усубу. Когда он прощался со своей матерью, она спросила:
   — Сынок, а как же мне знать, жив ли ты, здоров ли?
   — Вот тебе, матушка, мой лук, он из отцовского дома, ― сказал тогда Усуб. ― Если тетива его ослабнет и лук согнется, — значит, я попал в беду. А если через месяц тетива не натянется и лук не распрямится, знай ― я умер.
   Мать каждое утро проверяла тетиву лука Усуба, и в тот день, когда он вышел на бой с сыном эмира арабов, концы тетивы чуть-чуть сомкнулись. На другое утро взглянула ― тетива выпрямилась.
   — Славу богу! Усуб мой жив и здоров, ― вздохнула мать.
   Теперь вернемся к падишаху. Одна колдунья сказала:
   — Тут нарисована жена Усуба Паризада, живет она во дворце за семью дверями на запорах, птица и та не может увидеть ее. Это изображение ветер вырвал у нее из рук, когда она стояла у окна. Сын эмира арабов поймал его в море, увидел красавицу, влюбился, пытался отвоевать ее у мужа, но потерпел поражение. Трудно добыть эту красавицу, падишах.
   — Ну, старуха, если привезешь ее сюда, золотом тебя осыплю.
   — Я привезу ее на сэрсуме (Сэрсум — деревянная сигарообразная маслобойка, пахталка; в курдских сказках сэрсум для ведьмы то же, что помело для бабы-яги в русских сказках.), его ты и наполнишь золотом, ― согласилась колдунья.
   Села старуха на свой сэрсум, взлетела и спустилась неподалеку от дворца. Она знала, что Усуб на охоте и скоро пойдет домой, и села поджидать его на дороге. Усуб шел мимо, поздоровался:
   — День добрый, матушка!
   — Здравствуй, сын мой!
   — Куда путь держишь?
   — Иду в хадж (Хадж — паломничество в Мекку; одна из главных обязанностей каждого мусульманина.), ночь застала меня в дороге, не знаю, где заночевать.
   — Ну, пойдем к нам в дом.
   Привел он ее ко дворцу. Паризада отворила ворота, увидела старуху и говорит Усубу:
   — Ни к чему нам чужая старуха. Я не люблю старух, так и жди от них чего-нибудь недоброго.
   — Раба божья, что она нам сделает, ночь переночует и уйдет.
   А старуха тут же взялась за работу, дом подмела, хлеб испекла. Усуб говорит старухе:
   — Старик твой, видно, умер, мир его праху, оставайся с нами жить, будешь нам матерью. Будь всегда рядом с женой, помогай ей, весели, чтоб она не скучала.
   И осталась старуха жить у них. Как-то она сказала:
   — Паризада, я уйду в хадж, а ты узнай у Усуба, в чем его сила (Для сказочных сюжетов вообще характерно представление о том, что неуязвимость положительного героя, его «сила» сосредоточена либо в какой-то части его тела, либо в каком-нибудь предмете.). Тогда ты поиграешь с ней, и тебе не будет скучно до моего возвращения.
   — Что ж, верно, ― согласилась Паризада.
   Вечером Усуб пришел с охоты домой. Паризада говорит ему:
   — Старуха завтра или послезавтра уйдет в хадж, я опять буду одна. Скажи, в чем твоя сила, я буду развлекаться с ней, пока тебя нет.
   — Дорогая, ну как я скажу тебе, в чем моя сила?
   — Нет, скажи, ― заупрямилась жена.
   — Моя сила в метле, ― улыбнулся Усуб.
   Паризада сказала об этом старухе, и та сожгла метлу, но вечером Усуб вернулся живой и невредимый. Говорит тогда старуха Паризаде:
   — Усуб обманул тебя.
   И вновь Паризада пристала к Усубу:
   — Ты должен мне сказать, в чем твоя сила.
   — Хорошо, скажу. Сила моя, жизнь моя в моей сабле. Сломают саблю, я сразу умру, а если ее кинут в море, я тут же засну. Больше мне нечего тебе сказать.
   Старуха все слышала и говорит Паризаде:
   — Пусть Усуб завтра не ходит на охоту, поедем все вместе к морю, разожжем костер, нагреем воды, помоемся, постираем одежду.
   Паризада согласилась. Когда Усуб заснул, старуха вошла в его комнату, взяла саблю и бросила ее в море.
   Утром старуха и Паризада отправились на берег моря, постирали одежду, нагрели воду на костре.
   — Паризада, помой-ка голову, пока Усуб спит сладким сном, ― сказала старуха, ― я тебе помогу.
   Когда девушка намылила себе голову, старуха схватила ее, втолкнула в сэрсум, села туда сама, и полетели они в страну того знаменитого падишаха. Поняла Паризада, что старуха обманула ее, выхватила нож и крикнула:
   — Я убью себя, если кто-нибудь посмеет подойти ко мне.
   Теперь посмотрим, что делает мать Усуба.
   Встала она как-то утром, посмотрела на тетиву, видит: ослабла она, лук согнулся ― и поняла, что Усуб в беде. А у ее сына был друг по имени Ахмад. Пошла мать к нему:
   — Ахмад, сынок, твой побратим в беде, я не знаю, где он, но ты должен поспешить к нему на помощь.
   Сел Ахмад в лодку и отплыл от берега. Плывет он по морю, долго или коротко плывет, впдит ― на берегу дворец стоит.
   — Пойду взгляну на него, может, там еда найдется, немного подкреплюсь.
   Двери во дворец настежь. Поднялся юноша наверх, смотрит ― Усуб спит, оброс весь, видно, дней сорок спит. Ахмад попытался разбудить его, но Усуб не проснулся, Опечаленный, пошел Ахмад снова иа 6epeг моря и увидел на песке маленькую рыбку. Oн поднял ее, налил в сосуд воды, бросил туда рыбку, накормил ее и семь дней ухаживал за ней, затем отпустил в море. И рыбка заговорила с ним:
   — Ахмад, я сын морского великана и пригожусь тебе, ты только крикни: «Ута, ут! (В ориг.: хут, что значит «морское чудище», «кит», но ни одно из этих значений не подходит к данному контексту.)», как я тут же появлюсь пред тобой и выполню любое твое желание. Я отблагодарю тебя за твое добро.
   Рыбка уплыла. Ахмад разделся и нырнул на дно, чтобы найти саблю Усуба. Искал он, искал саблю, но так и не нашел. И тут вдруг плывет ему навстречу спасенная им рыбка и спрашивает:
   — Ахмад, что ты ищешь на дне моря?
   — Есть у меня побратим Усуб, я ищу его саблю; если я найду ее, он проснется. Злые люди бросили саблю на дно моря, а куда, я не знаю.
   — Ты выходи на берег, я скоро вернусь, ― сказала рыбка и поплыла к своему отцу:
   — Отец, человеку, который меня спас, нужна помощь, вели рыбам найти саблю, которую бросили на дно морское.
   Сколько ни искали рыбы саблю, не смогли найти.
   — Под большой скалой живет кит, может быть, сабля у него, ― сказали они морскому великану.
   — Идите к нему, ― велел он.
   — Да, что-то блестящее, похожее на саблю, я проглотил, ― признался кит.
   Вспороли ему рыбы брюхо и нашли саблю. Рыбка отдала ее Ахмаду.
   Ахмад принес саблю во дворец, положил в изголовье Усуба и окликнул его. Тут Усуб и проснулся:
   — О Ахмад, откуда ты взялся? И зачем оторвал меня от сладкого сна?
   — Да что ты, вставай скорей, ты спишь уже сорок дней, твоя сабля была на дне морском, я принес ее сюда.
   Удивился Усуб:
   — А где Паризада?
   — Ни твоей Паризады, ничего в твоем доме нет, кто-то обокрал тебя.
   — А конь мой на месте?
   — Конь твой в конюшне.
   — Где же нам искать Паризаду?
   — Пошли, у меня есть лодка.
   Взяли они с собой еды, коней Усуб отпустил на пастбище, сами сели в лодку и поплыли вдоль берега. Долго плывут они или коротко, наконец доплывают до города знаменитого падишаха. Зашли Усуб и Ахмад к одной старушке, спрашивают:
   — Матушка, гостей не примешь?
   — Почему бы и нет, всякий гость от бога.
   — Нy, какие новости в городе?
   — Да накажет бог злодеев. Паризада, жена Усуба, из-за старухи-колдуньи попала в руки сына нашего падишаха. Через два дня свадьба. Но Паризада заявила, что убьет себя, если к ней кто подойдет.
   — Вот что, матушка, ― сказал Усуб, ― возьми-ка эту горсть золота, пойди и купи нам все необходимое ― постели, еду, потом мы тебе скажем, что делать дальше.
   Старуха сделала все, что ей велели, приготовила еду, накормила путников. После ужина Усуб говорит старухе:
   — Ты не можешь сходить к Паризаде?
   — Могу, но она и меня убьет и себя.
   — Матушка, ты не бойся, подойди к Паризаде и скажи, что тот, кто близок ей, рядом с ней. И передай ей эту печать.
   — Хорошо.
   Старушка разрезала яблоко, вынула середину, положила туда печать Усуба и отправилась к Паризаде. Пришла она во дворец падишаха и говорит ему:
   — За что вы мою племянницу Паризаду с ума свели?
   Потом подошла к дверям ее комнаты:
   — Паризада, доченька, тот, кто близок тебе, уже рядом с тобой.
   Паризада велела:
   — Приведите старуху ко мне.
   Ее желание выполнили.
   — Матушка, скажи, Усуб у тебя? ― спросила Паризада.
   — Да, он в моем доме.
   — Что же нам делать? Осталось два дня до моей свадьбы.
   Старуха отдала ей яблоко с печатью Усуба. Паризада отдала старухе свою печать:
   — Отдай это Усубу. Скажи ему, что я буду танцевать во главе хоровода. Если он мужчина, пусть меня увезет, а если не сможет, мне нечего ему сказать.
   Старуха пришла к Усубу и говорит ему:
   — Паризада тебя ждет.
   — Матушка, я слышал, что у падишаха есть дочь, увезу-ка я ее для своего побратима ― Ахмада. Сходи к Паризаде еще раз и передай: пусть в день своей свадьбы выводит в хоровод дочь падишаха и пусть та будет рядом с ней, я их обеих и увезу.
   Старушка выполнила просьбу Усуба. Паризада согласилась вести хоровод рядом с дочерью падишаха.
   Наступило утро над присутствующими и над ними тоже. Пусть Усуб и Ахмад думают о Паризаде и дочери падишаха, а Паризада ― о них. Истекло время отсрочки свадьбы. Паризада наконец убрала нож и велит слугам:
   — Скажите падишаху, пусть начинает свадьбу.
   Заиграли даф и зурна, девушки стали водить хоровод.
   Вот наступило время выводить невесту падишаха в хоровод Паризада тем временем шепнула на ухо дочери падишаха:
   — Ты веди хоровод, а я возьму тебя за руку.
   — Паризада в хороводе, ― сказала старушка Усубу.
   — Матушка, вычисти моего коня так, чтоб он блестел как зеркало, поцелуй его в лоб и приведи ко мне, ― велел ей Усуб.
   Она пошла, вычистила коня, поцеловала его в лоб и произнесла:
   — Да прибудет в тебе силы всемеро!
   Сел Усуб на коня и прискакал на площадь.
   — Я хочу состязаться с сыном везира, ― выкрикнул он.
   А конь под Усубом не конь, а молния. Догнал Усуб сына везира и одним ударом отправил его на тот свет. Народ зашумел.
   А Усуб вновь вызывает:
   ― Я хочу состязаться с сыном падишаха.
   Убил он и его. И пока народ и сам падишах вместе со всем толпились вокруг убитых, Усуб подхватил девушек, посадил на коня и умчался.
   — Держите его, держите! ― закричали люди.
   Усуб скакал до вечера, наконец въехал в лес. Солдаты падишаха все-таки догнали беглецов и окружили их.
   — Все равно им нас не победить, ― успокоил женщин Усуб.
   — Усуб, дорогой, завтра тебе сражаться, ложись спать, а посторожу, ― сказала Паризада.
   Наступило утро над присутствующими и над ними. Проснулся Усуб, видит ― легче птиц на небе пересчитать, чем солдат падишаха на земле. Вскочил он на коня и ринулся в бой. Усуб расправляется с десятерыми, конь его ― сразу с двадцатью. Усуб убивает сто солдат, конь его ― двести. И такая жаркая битва разгорелась, что повезло тому, кто дома остался. С утра до позднего вечера бился Усуб, и победа досталась ему. Падишах, везир и вся его свита с позором бежали в город. А Усуб с Паризадой и дочерью падишаха поехали к морю, где их дожидался Ахмад. Говорит ему Усуб:
   — Ахмад, пойдем-ка во дворец, возьмем оставшееся добро и вернемся домой. Уже много лет я не видел свою мать, соскучился. И Восточный падишах, наверное, тоже скучает по своей дочери, поехали служить ему.
   Собрали они все имущество и отправились в город Восточного падишаха. Доехали до города, где живет падишах ― отец Паризады, встречают пастуха и наказывают ему:
   — Скажи падишаху, что Паризада вернулась с мужем, с братом мужа и его женой.
   Долетела добрая весть до падишаха, но он ей не поверил:
   — Неправда. Никто не знает, куда уехала Паризада.
   Второй раз ему приносят добрую весть. Не выдержал падишах, встал и со всеми своими приближенными вышел встречать Паризаду. Видит, это и впрямь дочь его Паризада с Усубом, рядом с ним его друг Ахмад с женой.
   Семь дней и семь ночей гремели барабаны и играла зурна. Они пусть радуются своему счастью, а вы радуйтесь своему.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 239 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315




С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2018