World Sayings.ru - Курдская народная сказка - Зэльфиназ и Джэльфифараз Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Курдская народная сказка

ЗЭЛЬФИНАЗ И ДЖЭЛЬФИФАРАЗ

   Жил-был падишах. Год за годом проходит, месяц за месяцам идет, а у падишаха все нет детей, нет наследника.
   Как-то вечером падишах распустил свой синод, сел и задумался: «О боже, после моей смерти мой трон и моя корона останутся без хозяина. Нет у меня ни сына, ни дочери».
   Вдруг появился перед ним старик и спросил:
   — Дорогой мой падишах, о чем думаешь?
   — Как мне не задуматься, отец, дорогой, я вот-вот умру, а трон и корону передать некому, нет у меня наследника.
   Вынул старик из кармана яблоко, протянул падишаху и сказал:
   — Будь в здравии, падишах, раздели это яблоко пополам, одну половину дай жене, а вторую ― кобыле. Жена твоя родит дочь, а лошадь ожеребится, но ни в коем случае без меня не давай им имен.
   Сказал он так, и исчез.
   Разрезал падишах яблоко на две половины, одну половину дал жене, а другую ― своей лошади. Ровно через год жена падишаха родила девочку, а лошадь ожеребилась. Ни девочке, ни жеребенку падишах не стал давать имен.
   Год за годом проходит, месяц за месяцем идет, дочь падишаха выросла, жеребенок превратился в красивого коня светлой масти, а имен у них так и нет.
   Собрались приближенные падишаха, обратились к нему:
   — Будь в здравии, падишах, дочь твоя стала девушкой, жеребенок ― конем, а имен у них до сих пор нет. Как же к ним обращаться? Нужно дать имя и дочке твоей, и коню. Мы собрались сегодня, чтобы от тебя услышать их имена.
   — Добро пожаловать, почтенные! Но имен им я не дам, пока не появится старец, ― ответил падишах.
   Разошелся синод, а падишах пошел к жене:
   — Жена, как же нам быть? Народ требует дать имена дочери и жеребенку. А старца все нет.
   И тут, откуда ни возьмись, появился перед падишахом старик, промолвил:
   — Ну, дорогой мой падишах, чего ты теперь хочешь?
   — Отец, народ требует, чтобы я дал имена своей дочери и своему коню. Но я все тебя дожидался и сказал, что старик не велел мне нарекать дочь и коня, пока сам не придет.
   — Ну что ж, пора, пусть носят они свои имена на здоровье. Имя твоей дочери ― Зэльфиназ, а имя твоего коня ― Джэльфифараз (Зэльфиназ ― «нежнокудрая»; Джэльфифараз ― «щеголь».). Но ты никому не говори ни имени дочери, ни имени коня. Пусть глашатай завтра утром объявит: «Кто сумеет отгадать имена дочери падишаха и его коня, тому падишах и отдаст их».
   Сказал так старик и исчез.
   Утром падишах встал, призвал к себе глашатая и велел ему:
   — Дай знать народу, что тому, кто отгадает имя моей дочери и имя моего коня, я обещаю отдать свою дочь в жены и подарить своего коня.
   Глашатай разнес весть по всему городу. И полетела она во все стороны.
   Заговорили юноши между собой:
   — Да разве у дочери падишаха и его коня есть имена, чтобы их еще отгадывать?
   Прослышал об этом и один дэв. Однажды он встал, принарядил свою борзую, а борзая у него была большой плутовкой, и послал ее к падишаху со словами:
   — Собачка моя, беги во дворец падишаха и узнай, как зовут его дочь и коня, а потом быстро возвращайся ко мне.
   Прибежала борзая во дворец. Увидела ее дочь падишаха и закричала:
   — Матушка, какая красивая собака, давай возьмем ее для моего брата Джэльфифараза.
   Мать ответила:
   — Да буду я твоей жертвой, Зэльфиназ! Раз ты хочешь, лови ee!
   Только бросилась девушка к собаке, а она убежала и вернулась к дэву.
   — Я узнала их имена: девушку зовут Зэльфиназ, а имя коня ― Джэльфифараз, ― сказала борзая хозяину.
   Прибежал дэв ко дворцу, сел на камень сватов.
   Слуги известили падишаха:
   — Будь в здравии, падишах, дэв сидит на камне сватов.
   — Позовите его сюда, ― велел падишах.
   Сказал он дэву:
   — Ну, дорогой дев, назови имена моей дочери и моего коня!
   — Будь в здравии, падишах, имя твоей дочери ― Зэльфиназ, а имя твоего коня ― Джэльфифараз.
   — Дэв, я поклялся и сдержу свое слово, дай только мне два дня, чтобы собрать дочь в дорогу, ― попросил падишах.
   Два дня дэв прожил в доме падишаха. Собрали Зэльфиназ в дорогу, в приданое дали ей две пары мужской одежды, так как ее всегда одевали как юношу, и дэв увез невесту. Долго ли ехали они, коротко ли, Джэльфифараз обратился к Зэльфиназ:
   — Сестрица, ты почему не разговариваешь с дэвом, поговори с ним. Ты не беспокойся, я не дам тебя в обиду.
   Ехали они, ехали, Джэльфифараз просит Зэльфиназ:
   — Скажи дэву, пусть он остановится у этого родника. Скажи ему, что брат твой голоден, да и ты тоже проголодалась. Посидим у этого родника, отдохнем. Но ни в коем случае не позволяй ему ничего лишнего. Скажи, что стыдно, что брат рядом, вот приедем к тебе, тогда и заигрывай. Как только поешь, быстро садись на меня, я лягну дэва и убью его, а потом мы вернемся во дворец.
   Зэльфиназ ласково обратилась к дэву:
   — Да будет моя голова твоей жертвой! Ведь мы проголодались, и брат мой проголодался. Давай присядем у этого родника, отдохнем, а потом поедем дальше.
   Обрадовался дэв, что Зэльфиназ заговорила с ним. Снял он ее с коня у родника, отпустил Джэльфифараза пастись. Присели они, поели. Обнял дэв Зэльфиназ, а она его оттолкнула:
   — Да не разрушит бог твой дом! Не можешь потерпеть до дома, что ли? Ведь стыдно, брат смотрит, дома я буду твоей.
   И дэв оставил девушку в покое. Отдохнули они еще немного, пока Джэльфифараз вдоволь не наелся травы. Сказала Зэльфиназ дэву:
   — Вставай, поздно. Посади меня на коня, поехали.
   Обрадованный дэв посадил ее на коня. А она приказывает:
   — Теперь принеси сундук и привяжи к моему седлу.
   Стал дэв привязывать сундук, Джэльфифараз как лягнет его. Отлетел дэв в сторону, а Джэльфифараз увез Зэльфиназ. Кто знает, долго или нет были они в пути, наконец конь и говорит:
   ― Сестрица, я тебя повезу в гости к падишаху. Сойди с коня, надень мужскую одежду.
   Зэльфиназ спешилась, переоделась в мужскую одежду, свою спрятала в суидук, заперла его на ключ, села на коня, и поехали они дальше.
   Долго ли, коротко ли ехали, добрались они до города падишаха. Джэльфифараз привез Зэльфиназ ко дворцу падишаха. Слуги дали знать об этом сыну падишаха:
   — У твоего порога гость дожидается. Выйди к нему, возьми под руку и веди в свои покои (Букв. «в свой гарем». В курдских сказках гаремом часто называются и внутренние покои дома.).
   Спустился царевич, видит: и впрямь дорогой гость ― красивый юноша на светлом коне приехал. Взял сын падишаха гостя под руку, приказал слугам:
   — Коня отведите в мою конюшню. Как мне дорог мой гость, так же дорог и его конь.
   Слуги повели коня в конюшню, а царевич повел гостя к себе. Еще люди пришли, собрались вокруг гостя. Слуги столы накрыли. Народ поел, попил. И гость вместе с другими мужчинами пил вино. Разошлись все. Сын падишаха и гость легли спать.
   Рано утром встал сын падишаха, пригляделся к гостю, и взяло его сомнение ― а мужчина ли он? Пришел он к матери и сказал:
   — Матушка, наш гость ― девушка.
   — Что ты, сынок! Это, без сомнения, юноша.
   Царевич поверил матери. Но вернемся-ка мы к его гостю. Каждый вечер Зэльфиназ навещала своего коня. Еще в первый вечер Джэльфифараз предупредил ее:
   — Сын падишаха присматривается к тебе, будь осторожна. Когда будешь пить вино, не забудь сказать: «Пагуба вина, перейди к моему брату Джэльфифаразу». После этого смело пей, сколько хочешь.
   Каждый вечер во дворце падишаха собирался народ, накрывали столы, пировали. И Зэльфиназ сидела с мужчинами, наравне с ними пила вино и не пьянела. В одно утро царевич опять пришел к матери:
   — Клянусь богом, матушка, гость наш ― девушка.
   А она ему и говорит:
   — Раз ты сомневаешься, сынок, ночью тайно сорви две ветки роз. Одну ветку положи под голову себе, а другую незаметно под голову ему. Когда он утром встанет, ты быстро принеси ко мне эти розы.
   Сын падишаха вернулся к себе. Вечером Зэльфиназ говорит ему:
   — Я пойду погляжу своего коня.
   Пришли она, погладила его, а Джэльфифараз и говорит:
   — Сестрица, помни, царевич подозревает тебя. Но ты не беспокойся, я привез тебя сюда, чтобы здесь ты нашла свое счастье. Сын падишаха сегодня ночью сорвет две ветки роз, одну ветку положит под голову себе, а другую ― тебе. Утром он встанет и обе ветки отнесет матери. Если розы будут свежими, тебя подозревать не будут. Ты должна на рассвете выбросить увядшую ветку, сбегать в сад, срезать новую, незаметно принести ее и положить себе под голову.
   Зэльфиназ вернулась в дом. Наступило время сна. Сын падишаха и гость легли спать. Гость заснул, а сын падишаха неслышно встал, пошел в сад, срезал две ветки роз. Одну ветку подложил под голову гостя, а другую ― себе. На рассвете Зэльфиназ проснулась, выбросила свою ветку, срезала новую, положила себе под голову и снова легла.
   Рано утром сын падишаха встал, взял розы и принес матери:
   — Матушка, вот это роза моя, а эта ― его.
   Посмотрела мать на ветки и сказала:
   — Сын, я же говорила, что это ― юноша, твоя и его розы одинаковы.
   — Нет, мама! Если даже сам бог мне это скажет, все равно я не поверю, что это юноша. И разгадка тайны в его коне. Каждый вечер он навещает его, ходит, гладит, потом возвращается, садится и ест.
   — Если так, ― говорит ему мать, ― то сегодня вечером не отпускай его к коню. Если гость ― девушка, то после первой же чаши вина она опьянеет. Тогда ты извинись перед всеми, скажи, что гость плохо себя чувствует, и отправь его отдохнуть. Вот тут ты все и узнаешь.
   Вечером, когда сын падишаха пришел в диван, гость обратился к нему:
   — Я схожу к своему коню.
   Хозяин отвечает:
   — Позволь слугам присмотреть за ним, скоро накроют столы, куда же ты пойдешь?
   Как ни просил гость, сын падишаха не позволил ему ни на минуту отлучиться. Когда накрыли столы, царевич обратился к присутствующим:
   — Друзья, прошу вас к столу.
   Вместе со всеми сел опечаленный гость за стол. Расстроенная, Зэльфиназ забыла сказать: «Пусть пагуба вина перейдет к моему брату Джэльфифаразу» ― и сразу выпила всю чашу. Со второй чаши она опьянела. Увидел это сын падишаха и сказал:
   — Дорогие, мои! Мой юный гость нездоров, позвольте закончить наше застолье.
   Он отвел юношу в свои покои, уложил в постель, а когда расстегнул пуговицы на груди, увидел, что это ― девушка. Разделся он и лег рядом с ней. Среди ночи Зэльфиназ проснулась, видит ― рядом с ней сын падишаха. Опечалилась она:
   — Не посоветовалась я с братом, потому это и случилось.
   Наступило утро. Теперь мы вернемся к ее брату ― Джэльфифаразу. Когда конь понял, что Зэльфиназ не вырваться к нему, что царевич не отпустил ее, стал он рыть землю копытами, вырыл ее до колен, потом ноги его подкосились, и он упал, весь в черном поту.
   А сын падишаха встал утром и решил пойти посмотреть на коня. Видит ― изрыл конь копытами от тоски по сестре все землю в конюшне. И так вспотел, что весь почернел. Царевич попытался счистить с него черноту, но безуспешно. Пришел он к жене, сказал ей:
   — Душа моя, брат твой почернел от пота; как я его ни чистил, черноту смыть не смог.
   Заплакала Зэльфиназ:
   — Какими глазами я теперь посмотрю на него?
   Пошла она в конюшню, со слезами обняла коня:
   — Брат мой, мое лицо почернело от стыда (В соответствии с представлениями мусульман, в день страшного суда у праведников будут белые лица, а у грешников ― черные. Здесь девушка считает себя грешницей и потому говорит о своем черном лице.).
   — Ничего, сестра, ведь я для того и привез тебя сюда, чтобы ты нашла свое счастье. Поздравляю тебя и желаю счастья. Не печалься, судьба твоя счастливая, ведь и муж твой, и ты ― дети падишахов.
   Прошло некоторое время. Царевич задумал совершить хадж и говорит жене:
   — Отпусти своего брата со мной, ведь и у него есть своя мечта. Оседлаю я его вместе с другими конями.
   Заплакала Зэльфиназ, не хочет отпускать коня:
   — Я и часа не проживу без него.
   Узнал об этом Джэльфифараз, подумал: «Видно, и впрямь нельзя доверять женщинам, я привез ее сюда ради ее блага, а она мне счастья не желает».
   Очень он обиделся на сестру. И когда утром Зэльфиназ пришла навестить его, конь не заговорил с ней. Покрутилась она вокруг брата и удивленно спросила его:
   — Братец, дорогой, почему ты со мной не разговариваешь?
   — Ты уже нашла свое счастье, почему не хочешь, чтобы и я был счастливым?
   — Братец, я просто пожалела тебя, но раз ты хочешь, отправляйся, счастливый тебе путь.
   Вернулась Зэльфиназ домой, собрала мужа и брата в дорогу.
   Наступило утро. Сын падишаха попрощался с женой, а Джэльфифараз ― с сестрой. Заплакала она, сказала ему:
   — Прощай, брат мой, ступай, но ты очень пожалеешь об этом.
   Попрощались они и расстались.
   Пусть они себе идут, а мы вернемся к Зэльфиназ. Она осталась беременной, и бог послал ей двух золотоволосых мальчиков. Свекровь написала письмо сыну: «Сынок, свет очей наших, поздравляю! Бог даровал Зэльфиназ двух золотоволосых сыновей». Отдала она письмо гонцу и велела поскорее доставить сыну. Долго ли он ехал, коротко ли, под вечер доехал до какого-то дворца. Вышел ему навстречу тот самый дэв, который сватался к Зэльфиназ.
   — Добро пожаловать, добрый юноша.
   Пригласил дэв гонца в дом и не отпустил его на ночь в путь:
   — Дорога твои дальняя, заночуй у меня, а утром дальше поедешь. А куда ты путь держишь?
   — Еду я по делу, ― ответил гонец.
   И больше ни слова дэв от него не услышал. Уснул юноша.
   Встал дэв, вывернул его карманы, нашел письмо свекрови Зэльфиназ к сыну. Дэв порвал это письмо в клочья и написал другое: «Сынок, да будет проклято твое и ее имя. Жена твоя родила двух щенят. Опозорены мы на весь белый свет!» Написал и положил в карман гонца. Утром гонец встал и с легкой душой поехал к сыну падишаха. Сам он читать не умел.
   Отдал гонец письмо сыну падишаха, тот прочел и, ни слова не говоря, написал ответ: «Матушка! Даже если бы она родила не щенят, а что-либо другое, не смейте ее трогать, пока я не приеду, и ни слова ей в упрек не говорите, считайте, что она вместо меня живет у вас».
   Взял гонец письмо и поехал обратно, Снова его дорога пролегла мимо дома дэва. Остановил его дэв, насильно привел в дом, так хотелось ему узнать ответ. И пришлось гонцу провести ночь у дэва.
   Тайком дэв вытащил письмо из кармана гонца, изорвал его и заменил другим, решив отомстить Зэльфиназ. Он написал: «Если б она родила даже не двух золотоволосых сыновей, а две жемчужины, все равно отдайте ей детей и прогоните из дому».
   Встал утром юноша и пустился в путь. Приехал домой, отдал письмо, прочел падишах ответ, поразился, слезы потекли по его щекам. Спросила его жена:
   — Раб божий, что пишет сын, отчего ты плачешь?
   — Сын пишет, что, если б жена родила даже не двух золотоволосых сыновей, а две жемчужины, все равно отдайте ей детей и выгоните ее из дому.
   Скрепя сердце падишах собрал невестку в дорогу. Приготовили Зэльфиназ кялак (Кялак ― лодка из бараньих шкур, гребут на ней легкими шестами.), положили туда еды и воды на сорок дней и сорок ночей, посадили невестку с детьми в оттолкнули его от берега.
   Долго плавал кялак или коротко, ударился он о большой камень и остановился. Зэльфиназ огляделась кругом и видит, что прибился он к берегу.
   — Слава тебе, боже, я и до этого дня дожила! ― воскликнула Зэльфиназ.
   Привязала она кялак к камню, вынесла сыновей и вещи на берег, села и заплакала:
   — О всевышний, за что наказываешь? За злодейства дэва мне приходится расплачиваться.
   Подняла она глаза, видит ― брат стоит перед ней.
   — Сестра, ты здесь?― спросил Джэльфифараз.
   — Видишь, брат мой, какая меня постигла судьба.
   — Любимица своего брата, не горюй. Ты еще будешь счастлива. Как только я умру, ты возьми нож, вынь все мои внутренности и, насколько хватит у тебя сил в ногах и руках, раскидай их по сторонам. Все эти места превратятся в цветущий сад, в нем ты найдешь любые ягоды. Потом обмой мою грудную клетку, положи туда детей и сама приклони к ним голову. Ночью, когда проснешься, ты уже окажешься во дворце и счастливо заживешь там со своими детьми. Ну, сестра, прощай! Будь с детьми ласковой, одного расти вместо меня, а другого ― как сына.
   Сказал это Джэльфифараз и умер. Склонилась Зэльфиназ над братом, громко заплакала. Перед заходом солнца она встала, вынула внутренности коня и разбросала их по долинам и равнинам. Промыла она его грудную клетку, положила туда детей, приклонила к ним голову и тут же уснула. Проснулась через некоторое время, видит ― сидит она в богатых покоях, дом полон еды, какой душа пожелает. Зажила она в доме, а дети растут и днем и ночью.
   А теперь вернемся к сыну падишаха. Возвратился он домой, спросил:
   — Отец, конь мой не пришел домой?
   — Сынок, как же ему прийти домой без тебя?
   Опечалился царевич:
   — Что же я теперь жене скажу?
   А отец ему в ответ:
   — Бог к тебе немилостив, ты и коня своего потерял, и жену тоже.
   — О чем ты говоришь, отец, что случилось?
   — Ты же сам написал, что если б твоя жена родила даже не двух золотоволосых сыновей, а две жемчужины, нужно выгнать ее из дому вместе с сыновьями. Почернели мы от горя, жену твою с двумя детьми посадили в кялак, положили им еды и воды на сорок дней и ночей и пустили их по морю.
   Как безумный, выбежал сын падишаха из дому и скитался по полям и равнинам. Потом призвал падишах к себе сына и посоветовал:
   — Ну, сынок, готовь себе кялак, садись и плыви, ты найдешь свою жену живую и здоровую.
   Приготовил царевич кялак, сел и отчалил от берега. Долго ои плыл или коротко, почувствовал вдруг, что кялак его обо что-то ударился. Посмотрел, а это камень, который лежит у берега. Вышел на берег, смотрит, а у камня привязан другой кялак. Привязал и он свой кялак, присел на камень, задумался: «Видит бог, это кялак моей жены. Но если это так, то как же она смогла дом этот построить?»
   Просидел он час. Вскоре к морю пришли двое юношей. Понравились они ему, провел он с ними время до вечера. Вернулись мальчики вечером домой. А мать уже знает, что муж ее на берегу.
   «Он меня помучил, так и я его помучаю», ― решила она. Ночи сын падишаха проводил на берегу, а днем Зэльфиназ давала детям еду со словами:
   — Идите к незнакомцу и покормите его.
   Но душа у нее болит, жалеет она его. Однажды она сказала детям:
   — Идите и пригласите незнакомца в гости.
   Не пошел он. Как ни уговаривали его дети, как ни просили, отказался идти. Вернулись они, оказали:
   — Матушка, нам не удалось уговорить его. Но мы его полюбили, как родного отца.
   Ответила им мать:
   — Идите за ним еще раз, это ― ваш отец.
   Пришли дети опять к отцу:
   — Отец, идите в дом.
   Тут он обнял своих детей и заплакал:
   — О господи, благодарю тебя, что ты дал мне дожить до этого дня!
   Встал он и со своими детьми пришел к Зэльфиназ. Только переступил он порог дома, жена бросилась ему на шею, и оба заплакали.
   Они достигли исполнения своих желаний, достигнешь и ты исполнения своего. А мать твоя пусть порадуется твоей свадьбе!


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 239 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315




С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2018