World Sayings.ru - Курдская народная сказка - Бэнгер Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Курдская народная сказка

БЭНГЕР

   У одного падишаха было сорок сыновей. Самого младшего авали Бэнгер. Бэнгер прислуживал своим тридцати девяти братьям. Когда они выезжали на охоту, он седлал коней, вечером поил, готовил братьям еду. А когда братьи ложились спать, он брал в руки щит и меч и сторожил их до утра. Братья поднимались, умывались, Бэнгер готовил им завтрак. Братья ели, Бэнгср тем временем седлал коней, потом подсаживал каждого в седло, сам вскакивал на коня и тоже уезжал на охоту.
   Однажды прискакали братья на равнину. У родника спешились, приготовили ужин, поели, прилегли отдохнуть, да и заснули. Бэнгер тоже вздремнул, но вскоре проснулся и увидел, что вокруг их привала кольцом улегся дракон, голову положил на хвост и выжидает. Пригляделся Бэнгер к дракону, а он толщиной и величиной вот с эту стену (При этом сказитель показал на толстую стену дома.). Проснулись братья, ужаснулись. Бэнгер сказал:
   — Братья мои, мы во власти дракона. Надо вырваться из его кольца. Но как?
   Один из братьев предложил:
   — Давайте попробуем мечами изрубить его.
   Другой сказал:
   — Надо всем вместе выстрелить в него из лука.
   Дракон медленно поднял голову и сказал:
   — Друзья! Вы хотите изрубить меня мечами. Ничего не выйдет. Я всех вас подниму в воздух, и один из вас станет весенним дождем, другой ― осенним градом, третий ― снегом. От вас ничего не останется. Подумайте, на кого вы поднимаете руку?
   — Почтенный, что мы сделали тебе плохого, почему ты не выпускаешь нас? ― спросил Бэнгер дракона. ― Мы ― сыновья падишаха и ничего плохого не делаем, не воруем, не разбойничаем. Чем мы заслужили твою немилость?
   — Знаете, почему я вас задержал? Мне нужен Бэнгер. Отдайте мне Бэнгера добровольно ― уступлю вам дорогу. Тридцать девять братьев уедут живыми и здоровыми, а Бэнгера я оставлю у себя.
   Бэнгер обратился к братьям:
   — Один брат вполне может пожертвовать собою ради тридцати девяти. Может, у него есть дело ко мне. Еще неизвестно, съест он меня или отпустит.
   — Я остаюсь, ― сказал он дракону, ― дай дорогу моим братьям, пусть они уезжают.
   Дракон зашевелился, поднял голову с хвоста, освободил дорогу. Тридцать девять братьев оседлали коней и, сбившись в кучу, с опущенными головами, как понурое стадо, медленно поехали к дому. Вышел им навстречу отец:
   — Дети мои, что случилось с вами? Обычно вы возвращались радостные, веселые.
   Братья рассказали отцу: так, мол, и так, случилось с нами несчастье, Бэнгера отняли у нас, тяжело нам теперь без него.
   Погоревали отец и сыновья, да что поделаешь.
   Тем временем дракон подозвал к себе Бэнгера:
   — Бэнгер, дорогой, ты меня не бойся. Отпусти своего коня у этого родника, пусть себе пасется, никто не осмелится приблизиться к нему. Забирайся на меня и крепко держись за мои уши. Я тебя подниму в воздух, а ты хорошенько осмотрись вокруг. Когда увидишь дерево, на котором висят две косы, скажешь мне. Если достанешь мне эти косы, я потом отслужу тебе. И всегда я буду тебе надежной опорой. Мне не на кого больше надеяться, только ты сможешь достать их.
   — Хорошо, я согласен, ― ответил Бэнгер.
   Взобрался он на дракона, привязался ремнем, ухватился за его уши. Дракон взлетел. Летел он, летел, наконец замер в воздухе:
   — Бэнгер! Каким ты видишь мир?
   — Мир круглый, как сито.
   Дракон немного спустился и спрашивает:
   — Что ты видишь?
   — Теперь вижу город, еще дерево и две косы на дереве.
   — Ну, готовься, ― предупредил дракон.
   Опустился дракон на землю, спросил Бэнгера:
   — Ты не ушибся?
   — Нет.
   — Не испугался?
   — Нет, ― ответил Бэнгер.
   — Когда принесешь мне эти косы, Бэнгер, я отблагодарю тебя.
   Попрощались они. Дракон сказал на прощание:
   — В добрый путь. В пути тебе встретятся трудности, но ты преодолеешь их и дойдешь до города.
   — А по какой стороне мне идти?
   — По правой стороне есть дорога, по ней и иди.
   Бэнгер призвал на помощь бога мужества, взял свой меч и щит и пошел. Семь дней он был в пути, съел весь хлеб, который у него был.
   — О боже, ― взмолился он, ― хлеб мой кончился, пошли мне мою долю!
   Тут он увидел троих дерущихся.
   — Добрый вечер, ― поздоровался Бэнгер.
   — Добро пожаловать.
   — Из-за чего вы ссоритесь? ― спросил Бэнгер.
   — Нас трое братьев, ― ответил один из них. ― Наш отец отошел на вечный покой и оставил нам в наследство три вещи. Я пытался объяснить своим братьям, что я, как старший, должен сам разделить их между нами, но для этого сначала взять все себе. А они не хотят. Каждый хочет заполучить все вещи.
   — А что у вас за вещи?
   Один из братьев сказал:
   — Это молитвенный коврик, он волшебный. Сядешь на него и скажешь: «Я ― к тебе, а ты ― к богу, опусти меня в таком-то месте», ― он за час доставит тебя куда захочешь.
   Другой брат сказал:
   — И шапка ― наденешь ее, никто тебя не увидят.
   Третий брат сказал:
   — А еще скатерть и прут. Расстелешь скатерть, ударишь по ней прутом и скажешь: «Сколько яств создано богом, появитесь». И если даже все люди мира соберутся и будут есть, еды на скатерти не убавится.
   Выслушал все это Бэнгер и говорит:
   — Если я дам совет, вы меня послушаетесь?
   — Отчего бы нет? ― ответили братья.
   — Сделаем так. Все вещи дайте мне. Я брошу три камня в разные стороны. Кто первым принесет камень, тому дам шапку, второму ― молитвенный коврик, а третьему ― прут и скатерть.
   — Видит бог, ты правильно решил, ― согласились братья.
   Отдали они ему свои вещи. Бэнгер бросил камни в разные стороны, и братья разбежались за камнями. Бэнгер засунул за пазуху скатерть и молитвенный коврик, надел на голову шапку и исчез. Вернулись братья, поискали Бэнгера, а его и след простыл.
   — Вай, ― запричитали они, ― он нас обманул, все унес. Ну да ладно, а то мы убили бы друг друга. Пойдем в город и будем трудом зарабатывать себе на жизнь.
   Пошли братья своей дорогой, а Бэнгер ― своей. Шел он до утра, пока солнце не взошло, смотрит ― идут великаны. Самый главный впереди. Вытащил Бэнгер свой меч, взял в руки щит и встал на дороге.
   Главный великан кричит ему:
   — Эй, уйди с дороги! А то кто-нибудь из нас проглотит тебя и не заметит. У нас в стране голод, а в стране Анатолии (Имеется в виду Анатолийская Турция.) изобилие, и мы идем туда пропитание себе добывать. А ты мешаешь нам.
   — Ну, коли так, вы мои гости, я приглашаю вас, ― сказал Бэнгер.
   — Да благоустроится твой дом! В твоей суме самое большее три-четыре лепешки. Лишь один из нас их проглотит и не почувствует. Чем же ты наполнишь наши желудки?
   Бэнгер расстелил свою скатерть, ударил по ней прутом и сказал:
   — По воле Шихади сколько есть яств в мире, пусть появятся здесь и пусть не убавляются.
   Скатерть растянулась до Еревана (Расстояние между Камышлу и Ереваном 80 км.) и на ней появилась еда. И так хорошо попировали великаны, что самый главный подошел к Бэнгеру и сказал ему:
   — Дорогой, ты осчастливил нас. Вот уже месяц, как мы не видели хлеба.
   Вырвал он из груди три волоска, протянул Бэнгеру и сказал:
   — Заверни их в бумагу и спрячь в карман; если попадешь в беду, сожги волосок, мы к тебе явимся.
   Великаны пошли своей дорогой, а Бэнгер свернул скатерть и пошел дальше. До вечера было еще далеко. Вдруг видит Бэнгер ― все вокруг потемнело. Поднял он голову, а над ним такая стая птиц, что неба не видно.
   — Видит бог, они меня раздавят.
   Взял он меч, выставил щит и встал на дорогу. Падишах птиц окликнул его:
   — Ах ты ничтожество, ты что, черноголовый, хочешь биться? Ну, убьешь сотню, так остальные тебя в клочья растерзают. Пропусти нас. В нашей стране голод. А мы слышали, что в стране Анатолии изобилие, летим туда, чтобы прокормиться.
   — Ну, раз так, падишах птиц, вы мои гости, ― сказал Бэнгер.
   — Да благоустроится твой дом! В твоей суме шесть лепешек, не больше. Даже двух из нас этим не насытить.
   — Не беспокойся, я накормлю вас, ― ответил юноша.
   Расстелил он свою скатерть, ударил по ней прутом, и на ней появились всякие яства. Слетелись птицы, пируют. Наконец все птицы насытились. Поднялись они в воздух, а падишах птиц вырвал перышко из своего крыла и сказал Бэнгеру:
   — Это перо спрячь в карман. Когда попадешь в беду, позовешь, я пригожусь тебе.
   Бэнгер собрал свою скатерть и продолжил свой путь. Он шел до утра, а на рассвете заметил, что земля вокруг почернела, что-то черное двигается, шевелится. Пригляделся, а это муравьи. Падишах муравьев идет впереди. Земля как будто черным покрывалом покрывается. «Да, ― подумал Бэнгер, ― с ними не повоюешь, они меня до костей обглодают».
   Укутал он свое лицо одеждой и закричал падишаху муравьев:
   — Куда вы спешите?
   — Уйди с дороги, ― сказал падишах муравьев, ― и дай пройти моим солдатам. В нашей стране голод. Мы слышали, что в стране Анатолии изобилие, я веду свое войско туда.
   — Ну, раз так, будьте моими гостями.
   — Да благоустроится твой дом! Как же ты накормишь нас?
   Расстелил Бэнгер свою скатерть, ударил по ней прутом, призвал бога на помощь, и появились на скатерти всяческие яства. Муравьи насытились, а их падишах вырвал свой усик, протянул Бэнгеру и сказал:
   — Добрый молодец, если попадешь в беду, сожги мой усик, и мы явимся к тебе.
   Попрощались. Бэнгер расстелил молитвенный коврик, погладил его и сказал:
   — Коврик, я к тебе, а ты ― к богу, отвези меня в страну, где есть дерево с косами.
   Ковер поднялся в воздух и опустил Бэнгера в том месте, где он хотел. Спустился юноша с ковра и направился в город.
   Пришел он в город, огляделся, видит ― старушка стоит на пороге своего домика.
   — Добрый день, матушка!
   — Добро пожаловать!
   — Матушка, гостя примешь?
   — Э, душа моя, гость ― от бога. Но такому, как ты, место рядом с падишахом и везиром, а у меня ничего нет.
   — Не беспокойся, матушка, мне только переночевать.
   Вошли в домик. Взяла старуха в руки веник, с потолка пыль сняла, стены почистила, все прибрала, освободила место для гостя.
   Бэнгер дал старухе золота и сказал:
   — Матушка, купи две кровати, два одеяла, два матраса, кофе, хлеба, муки, мяса и всего, что нужно.
   Взяла старуха деньги и принесла все, что просил Бэнгер.
   Скажу своим почтенным («Скажу своим почтенным» ― здесь и далее традиционное обращение сказителя к слушателям.), сели они, поели, поговорили. С этого дня Бэнгер остался у старухи и часто ходил в город.
   Однажды проходит он мимо одного дома и слышит ― кто-то плачет и причитает: «Ах, брат, ах, брат!» Вернулся Бэнгер домой:
   — Матушка, в одном доме сегодня кого-то оплакивают.
   — Как же, сынок, разве ты ничего не знаешь? Ты не из нашей страны?
   — Нет, матушка, нет.
   — Есть у нас падишах, а у него есть дочь. Из других стран приезжают сыновья падишахов сватать девушку. Девушка очень красива и добра, лучше на всем свете не сыскать. Но отец не отдает ее замуж. Каждый раз находит причину для отказа и всех женихов казнит. Около пяти тысяч парней он убил.
   — Матушка, сосватай мне эту девушку.
   — Да буду я твоей жертвой! В нашем городе двадцать миллионов (Типичное сказочное преувеличение.) человек проживает. Гуляй по городу, смотри, какая девушка придется тебе по душе, ту и сосватаю. Если сосватаю тебе дочь падишаха, погублю тебя. Ведь ты мне стал сыном.
   — Матушка, это не твое дело, я тебя прошу, иди и посватай ее.
   Что оставалось делать старухе? Купил ей Бэнгер новую одежду, закурила она свою трубку и, пуская дым кольцами, пошла ко дворцу падишаха. Села на камень сватов. Вышел из дворца везир падишаха, смотрит ― старуха сидит на камне сватов.
   — О, смотрите-ка на нее! Если б она не знала здешних порядков, все было бы понятно. Но она же из нашего города. Да что она, ослепла? Ведь и ее сына убьют. Мятушка, ты зачем села на камень сватов?
   — Я пришла сватать дочь падишаха.
   — Жаль мне тебя, матушка. Разве ты не знаешь, что падишах казнит по четыре-пять человек в день? Не жалеет ни сыновей падишахов, ни сыновей знатных людей. А ты кто? Ведь и тебя, и сына твоего падишах казнит.
   — Какое твое дело? Иди и скажи, что пришла старуха и села на камень сватов.
   Вернулся везир во дворец к падишаху и все ему рассказал.
   Падишах рассмеялся:
   — Когда бог наказывает человека, тот сам сует ноги в огонь. Так и старуха. Иди позови ее. Я отрублю голову ее сыну. И зачем ей сын? Ей нужен посох, чтобы ходить просить милостыню. Сын вырос, стал зарабатывать, одел ее, она и возомнила о себе.
   Пошел везир за старухой:
   — Падишах зовет тебя.
   Старуха, вошла, поклонилась на все стороны, села, положила ногу на ногу и закурила свою трубку. Падишах посмотрел на старуху и удивился:
   — Надо же, раньше она была одета в лохмотья.
   Затем говорит ей:
   — Матушка, я слышал, что ты села на камень сватов, дочь мою сватать?
   — Да, падишах.
   — Матушка, если б мы тебя не знали, то решили бы, что ты незнакома с моим приказом. Но тебе-то известно, что я свою дочь замуж не отдаю! Ведь я отрублю голову твоему сыну. Но мне тебя жаль, уходи подобру.
   — Дорогой, ты должен отдать свою дочь моему сыну. Не выдашь за моего сына, падишах, отдашь ее бедняку.
   — Ну ладно, пришли ко мне своего сына.
   Пришел Бэнгер во дворец. Ведь он сын падишаха, знает, как вести себя. Указал падишах ему место, юноша сел. Присмотрелся падишах к юноше, обратил внимание на то, как он говорит, как ведет себя, затем спросил:
   — Как тебя зовут?
   — Зовут меня Бэнгер.
   — Бэнгер, разве ты не знаешь мой обычай? Я дочь свою не выдаю замуж. Кто приходит ее сватать, того я казню. Я и тебя казню, ты знаешь об этом?
   — Будь в здравии, падишах. Если я виновен, отруби мне голову. Но дочь свою ты все равно отдашь мне. Что я должен сделать, чтобы получить ее?
   — Отдам тебе? ― рассердился падишах. ― Ну нет. Я смешаю двадцать пудов гороха и двадцать пудов риса. За ночь ты должен отделить горох от риса, но чтоб ни в горохе не было ни зернышка риса, ни в рисе ни одной горошины. Справишься ― отдам тебе дочь. Срок твой ― с ночи до утра, не больше.
   Двадцать пудов гороха и двадцать пудов риса отнесли в одну комнату, высыпали из мешка и смешали. Все стены комнаты покрыты цементом, только свет падает из окошечка. Бэнгер задумался:
   — Да, тут не кило и не два. И два-то кило человеку не выбрать по зернышку. Как же мне все это перебрать? Слетит моя голова. И матушка говорила, и сам он мне сказал, что не нужно свататься… Ах, вах, конец мне!
   Вдруг Бэнгер вспомнил про муравьев: «О, ведь он мне сказал: попадешь в беду ― дай нам знать». Сжег он волосок муравья, глядь, а из-под окна, из-под двери, из всех щелей лезут муравьи. Столько их набралось, что уже по спинам друг друга ползут.
   Падишах муравьев спросил Бэнгера:
   — Что стряслось, чем тебе помочь?
   — К утру надо отделить рис от гороха и чтобы ни одно зернышко риса не попало в горох и ни одна горошинка не оказалась в рисе. Иначе мне отрубят голову.
   — Ну, это не твоя забота. Ты посиди в стороне.
   Муравьи принялись за работу. И так хорошо они разделили все зерно на две кучи, что ни одна горошина, ни одно зернышко риса не были забыты.
   — Бэнгер! ― позвал ладлшах муравьев. ― Твоя просьба выполнена, заодно мы и сами поели.
   — Хорошо сделали, что поели.
   Бэнгер поблагодарил падишаха муравьев. Они попрощались, и все муравьи скрылись.
   Проснулся утром падишах, умылся, помолился, позавтракал. Затем призвал палачей:
   — Приведите смельчака, мы отрубим ему голову.
   Пошли они, открыли дверь, смотрят…
   — Ой…
   — Погодите, ― остановил их Бэнгер, ― не суйте свои руки в кучу. Позовите своего падишаха, пусть сам придет и посмотрит. Я разделил зерно.
   Пошли они за падишахом. Падишах не поверил, спросил:
   — Как же смог он все это перебрать?
   Они ответили:
   — Но он перебрал.
   — Нет, даже если бы миллион человек перебирали зерно, и то не смогли бы сделать это за ночь. Как же он смог?
   — Он перебрал.
   Когда падишах и его люди убедились, что в рисе нет ни одной горошины и в горохе ни одной рисинки, сказали Бэнгеру:
   — Пожалуй, пойдем в диван.
   Пришли они в диван, сели, поели, разговорились.
   — Бэнгер! ― обратился к нему падишах. ― Мужчину испытывают три раза. Вот тебе второе мое испытание: ты должен съесть десять ситлей (Ситл ― большой (до 17 ведер) луженый котел с двумя-тремя ручками для варки пищи и других бытовых нужд, внутренняя поверхность которого покрыта тонким слоем олова.) халвы за одну ночь. Не справишься ― казню. ― И приказал приготовить десять ситлей халвы.
   А в один ситл вмещается десять ведер. Сварили халву, сладкую, жирную. Принесли и поставили котлы перед Бэнгером, поставили и сунули его руку в халву.
   — Помни, ― сказал падишах, ― до утра ты должен все это съесть. Если халвы останется хоть кусочек с ноготок, я отрублю тебе голову. До завтра.
   Что же делать? И тут вспомнил он про великанов. Только он сжег великаньи волоски, как великаны, став маленькими, с муравья, полезли из всех щелей, а войдя, снова становились великанами. Спросил главный великан:
   — Бэнгер, в какую беду ты попал?
   — Надо съесть всю эту халву и так очистить котлы, чтобы ни кусочка не осталось.
   Главный великан взял платком кусок халвы, протянул Бэнгеру.
   — Это тебе, поешь, чтобы от голода не умереть.
   Не всем великанам досталась халва. Они так вычистили и выскоблили котлы, что даже полуду отбили.
   — Бэнгер, мы очень благодарны тебе. Хорошо ты нас угостил. Мы-то думали, что ты и вправду попал в беду. Ведь мы воюем, целые войска уничтожаем. Ты зовешь меня, говоришь, что в беде. А разве это беда?
   — Вы пришли мне на радость, ― сказал Бэнгер на прощание.
   Утром падишах велел позвать палачей:
   — Пусть приведут Бэнгера ко мне, голову ему отрубим.
   Пошли люди за юношей, а перед ним котлы пустые, вылизанные. Вернулись они к падишаху и говорят:
   — Падишах, он так все котлы очистил, кусочка халвы не найти.
   — Не может быть!
   Пришел падишах, сам увидел, изумился:
   — Э, как ты сумел съесть десять ситлей халвы? В каждом из них по десять ведер. Как в тебя все влезло?
   — Как влезло? Обыкновенно. Когда ты ешь хлеб, куда он попадает? В желудок, конечно. Судьба твоей дочери связана с моей. Ты должен отдать мне дочь.
   — Но ты выполнил лишь два условия, осталось третье. Выполнишь ― отдам тебе дочь. За ночь ты должен съесть сорок бараньих курдюков. Это тебе не сладкая халва.
   — Хорошо, падишах. Воля бога, а закон твой.
   Заперли Бэнгера в комнате. А он вспомнил о перышке падишаха птиц, сжег его, и тучи маленьких птичек величиной с осу слетались к нему. А здесь они снова превратились в обыкновенных птиц.
   Падишах птиц спросил:
   — Что случилось, Бэнгер, в какую беду ты попал?
   — Надо съесть все эти курдюки, вот в чем моя беда.
   — Вай, мы молимся богу за твое здоровье.
   Птицы быстро расхватали и расклевали тысячами клювов все курдюки. Поели, почистили свои перья. Падишах птиц сказал:
   — Мы очень благодарны тебе, хорошо ты нас угостил. Мы думали, нам придется биться. А оказалось, мы пришли вдоволь поесть.
   Утром падишах говорит своим приближенным:
   — Сейчас я пойду и отрублю ему голову.
   Вошел он в комнату и замер от удивления:
   — Как, неужели ты все съел?
   — Все съел, падишах, ты пожадничал. Было бы еще десять курдюков и те бы съел, так они мне понравились.
   Падишах чуть не лопнул от злости.
   — Пожалуй в дом, ― еле выговорил он.
   Вошли они в диван, посидели.
   — Ладно, ― обращается падишах к Бэнгеру, ― поднимайся, прогуляемся немного, дело у меня есть к тебе.
   — Падишах, не замышляй зла, все равно судьба твоей дочери с моей связана.
   — Сейчас уже вечер, ― сказал падишах Бэнгеру, ― и ты ничего не увидишь. А завтра на рассвете ты должен прийти к этому дереву. На вершине его висят две косы, и никто не может их снять. Я наполню миску водой. С ней ты должен влезть на дерево. Если снимешь обе косы и не прольешь воду, получишь в жены мою дочь. Не сумеешь ― казню.
   — Падишах, что мне сказать? Воля бога, а твой закон.
   Дошла весть до падишахской дочери, что юноша выполнил все три условия падишаха и осталось только одно. Сняла она с пальца кольцо, отдала служанке и велела:
   — Отнеси моему жениху. Когда отец наполнит миску водой и подаст юноше, пусть тот бросит кольцо в воду. Вода превратится в сыр. Пусть засунет миску за пазуху и смело поднимается на дерево, снимает косы. А когда спустится, пусть вытащит кольцо, и в миске снова появится вода.
   Служанка передала Бэнгеру кольцо и слова дочери падишаха.
   Утром с восходом солнца загремели дафы, собрался народ.
   Пришел падишах с приближенными и палачами. Люди, сняв шапки, молились, как могли, за неизвестного юношу.
   Падишах наполнил миску водой, дал ее Бэнгеру в руки и сказал:
   ― Вот так, с этой миской с водой, ты должен влезть на дерево. Если прольется хоть капля, знай, я отрублю тебе голову.
   Поднялся Бэнгер на первые толстые ветки, а кольцо было у него во рту. Бросил он незаметно кольцо в воду, вода превратилась в сыр. Миску он спрятал за пазуху и стал подниматься дальше.
   Поднялся до самого верха, повел глазами налево, направо, увидел вдали город своего отца, защемило у него сердце, и из глаз выкатились две слезы.
   — Он расплескал воду, слетит ето голова, ― обрадовался падишах.
   Спустился Бэнгер на нижние ветви дерева, вытащил кольцо, и снова наполнилась миска водой. Протянул юноша миску падишаху и сказал:
   — Будь в здравии, падишах, я выполнил твое желание.
   — Но ты пролил воду.
   — Правда, капли были, но это не вода. Я увидел с дерева город своего отца, защемило мое сердце, и из глаз потекли слезы.
   — Люди, ― обратился падишах к присутствующим, ― поклянитесь своей судьбой и скажите правду, вытекла из миски хоть капля воды?
   — Нет, не вытекла, ― отвечал народ.
   Падпшах от злости тут же лопнул. Народ окружал Бэнгера:
   — Юноша, как тебя зовут?
   — Зовут меня Бэнгер.
   — Ты должен занять трон и стать нашим падишахом. Наш прежний правитель столько зла совершил на этой земле.
   — Нет, выбирайте себе другого падишаха, а я должен взять свою суженую и уйти отсюда, ― сказал Бэнгер.
   Погостил он немного в доме падишаха, трон передал другому, взял девушку за руку, и они вышли из города.
   Спросила его дочь падишаха:
   — Добрый юноша, далеко нам идти до города твоего отца?
   — Если мы пойдем пешком, то до города моего отца двадцать один год пути.
   — А как же ты пришел сюда?
   — Я услышал твой голос, твой плач, вот и пришел за тобой.
   — Мой отец, будь он проклят, много горя принес людям. И меня не хотел выдавать замуж. Но бог сжалился надо мной и помог нам соединиться.
   Расстелил Бэигер свой молитвенный коврик, посадил невесту рядом и сказал:
   — Коврик, я к тебе, а ты ― к богу, перенеси нас туда, где сейчас находятся дракон и мой конь.
   И коврик опустился там, где было сказано. Только они сошли с коврика, дракон их увидел, раздался треск, и он лопнул на куски, разорвалась его шкура, и из нее вышел белолицый, чернобровый юноша. Закричал он и бросился в объятия сестры и Бэнгера:
   — Бэнгер, да буду я твоей жертвой, жертвой твоих ног, твоих глаз! Ты избавил меня от колдовских чар. Это моя сестра, я же сын того злого падишаха. Как он был жесток к своей дочери! Приходили люди сватать мою сестру, уже время было выходить ей замуж, любое живое существо ведь обзаводится семьей. А он все не выдавал ее замуж, находил какие-нибудь причины и казнил юношей. Тогда я проклял себя и превратился в дракона. Везде и всюду я искал и не мог найти человека, который мог бы мне помочь. Когда я увидел тебя, понял, что только ты можешь осуществить мою мечту. Бери мою сестру, и будьте счастливы.
   — Хорошо, брат. А теперь ты должен быть гостем моего отца, ― сказал Бэнгер.
   — С радостью.
   Девушку посадили на коня, а юноши пошли рядом по зеленому полю. Около часа они шли, подошли к городу. Бэнгер дал горсть золота встречному прохожему и сказал:
   ― Передай радостную весть падишаху и моим братьям, скажи, что Бэнгер вернулся живым в здоровым и жену привез с собой.
   Все вышли к ним навстречу с дафом и зурной, обнялись, расцеловались. Семь дней и семь ночей справляли свадьбу. Потом падишах отдал свою дочь замуж за брата невестки, справили и их свадьбу. Отдал Бэнгер ему свой молитвенный коврик и сказал:
   — Вот, дорогой брат, это тебе, садись и лети в свой город.
   Тот прибыл в родной город, занял трон своего отца. И на родине отпраздновал свадьбу с дафом и зурной. Все они радовались своему счастью. А мы на этом закончим свой рассказ.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 239 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315




С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2018