World Sayings.ru - Курдская народная сказка - Вор из Шама Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Курдская народная сказка

ВОР ИЗ ШАМА

   Когда-то в Шаме жил вор. Его так и звали ― вор из Шама. И была у него одна особенность: он не крал у того, чьи хлеб и соль ему пришлось отведать.
   Однажды пришел вор к своим товарищам и сказал:
   ― Друзья, по-моему, в Шаме мы обшарили все дома, кроме тех, кого нельзя трогать, потому что мы ели их хлеб-соль. Пора отправляться к другому падишаху, посмотреть, как там дела.
   ― Хорошо, ― согласились друзья, ― пошли, но куда?
   ― А отправимся мы в город падишаха Америки (Как и в других аналогичных случаях, «Америка» ассоциируется с очень далеким краем.), ― сказал вор из Шама.
   Дошли они до этого города, вор из Шама и говорит:
   — Давайте-ка начнем с казны падишаха. Сегодня же ночью заберемся в казну, набьем золотом свои мешки и быстро скроемся.
   Сказано ― сделано. Когда мешки были уже набиты золотом и все собрались уходить, вор из Шама сказал:
   — Подождите меня здесь, я пойду проверю карманы падишаха, может, и там что найдется.
   Сунул вор из Шама руку в карман падишаха и вытащил что-то белое, блестящее. Лизнул он языком, а это ― соль.
   — Э, ― сказал он, ― я попробовал соль этого человека, теперь я не могу обокрасть его. Оставьте золото.
   — Как это, что ты говоришь? ― рассердились друзья.
   — Я говорю, что не нарушу свой завет.
   — Ну, тогда прощай. ― И, разозленные, грабители ушли.
   — Ступайте, ступайте, а я останусь здесь сторожить золото падишаха.
   Рано утром пришел везир, видит ― двери падишахской казны нараспашку, но золото в мешках целехонько.
   — Видит бог, падишах никогда не подумает, что это я украл золото, ― решил везир.
   Он взвалил себе на спину мешок и отнес домой. Так он перетаскал все золото из казны. А вор из Шама незаметно следил за ним. Везир с женой спрятали мешки с золотом под полом, а доски пола забили гвоздями.
   Затем везир пошел в диван падишаха. А уже по всему городу слух идет, что казна падишаха ограблена. Через некоторое время схватили невинных людей, которых признали грабителями.
   Вор из Шама думает: «Что же это такое: я казну грабил, везир ее присвоил, а повесят этих несчастных. Клянусь богом, я должен помочь правосудию».
   Тем временем к виселице уже подвели одного беднягу. Вор из Шама подошел поближе, спросил:
   — Почему казните невинных? Я кешиш (Кешиш ― «священник», «священнослужитель».), отпустите этих людей, а я схожу принесу книгу и по ней отыщу настоящего вора.
   Потом он обратился к повелителю города:
   — Будь в здравии, падишах, если я не найду вора, вели отрубить мне голову.
   Падишах отложил казнь и отпустил его. Пошел вор из Шама на базар, купил себе шляпу и книгу, переоделся в одежду кешиша, сунул книгу под мышку и вернулся во дворец:
   — Падишах, книга мне подскажет, куда идти, вы же все ― ты, падишах, везир, вскиль, кази ― ступайте за мной, — сказал вор из Шама.
   — Э, да будет бог доволен тобой. И вправду, ты хороший кешиш, разумно говоришь, ― обрадовался падишах.
   А везир испугался:
   — Не дай бог, этот всесильный кешиш приведет всех в мой дом.
   Но так и случилось. Шли они, шли и пришли прямо к дому везира.
   — Бог с тобой, куда ты нас привел? Это дом моего везира, ведь не он же обокрал меня, ― удивился падишах.
   — Будь в здравии, падишах. Ты не хочешь, чтобы я нашел твое золото? Откуда мне знать, чей это дом ― везира, кази или муфти. По книге я должен прийти в этот дом, я и пришел сюда.
   Вошли они в дом, вор из Шама опять заглянул в свою книгу.
   — Вскройте пол, ― велел он.
   Когда сняли доски пола, тут и нашлось все золото из казны падишаха.
   Падишах приказал схватить везира. Везира схватили и повели на виселицу.
   А вор из Шама опять задумался: «Везир ведь из-за меня погибнет. Если бы не я, его бы не поймали. Надо как-нибудь спасти везира».
   — Падишах, будь в здравии, но ты не должен казнить везира.
   — Почему? ― удивился падншах.
   — Пойдем в твой диван, скажу тебе слово, только отпусти сначала тех невинных.
   Пусть они возвращаются по домам, а мы послушаем, что вор из Шама говорит падишаху:
   — Падишах, ты когда-нибудь слышал про вора из Шама?
   ― Да, слышал.
   — Этот вор из Шама такой человек, что если попробует чью-нибудь хлеб-соль, то никогда нитки не возьмет в том доме. А твое золото из казны я первый вытащил. Проверь-ка свои карманы, в одном из них есть что-то белое, блестящее. Я достал это из твоего кармана и лизнул, оказалось ― это соль, поэтому я твое золото и не тронул. Но везир позарился на твое золото и украл его. А во всем я виноват. Но не пойман ― не вор. Если ты справедлив, отпусти и меня и везира, жаль мне его.
   — Хорошо, я его отпущу, ― согласился падишах. ― А тебе придется доказать мне свою ловкость: если ты украдешь у сына арабского эмира его коня Раджульбайда и приведешь его мне, тогда я поверю, что ты вор из Шама. Не приведешь ― велю отрубить тебе голову.
   — Будь в здравии, падишах, я пойду, как же мне не идти.
   Встал он и пустился в путь. День, два, три идет, бог знает, сколько. Только в сказке все быстро делается, а дорога все тянется и тянется.
   Дошел наконец вор из Шама до земель эмира арабов. Пришел он к дивану эмира, смотрит ― народ вокруг расселся, едят все. Увидел его сын арабского эмира и говорит:
   — Этот нищий ― чужестранец, мне жаль его. Дайте ему хлеба, он, наверное, голоден.
   — Да будет бог доволен тобой, благодарю тебя, ― сказал вор из Шама, ― но там, на дороге, меня ждут друзья. Дай мне и для них хлеба, мы поедим все вместе. Такой уж я человек, не могу есть один.
   Куро, раньше были подносы, из них сразу могли есть пять-шесть человек. А теперь подают в тарелках (Слова сказителя, обращенные к слушателям.).
   — Наполните подносы едой, дайте хлеба, пусть этот человек поест со своими друзьями, ― велел сын эмира арабов.
   Взял вор из Шама еду и вышел, а куда идти, не знает. Завернул он в переулок и вывалил всю еду бродячим псам. Затем вернулся в диван. Сын эмира спросил:
   — Ну, юноша, накормил ты своих друзей?
   — Да не оскудеет твоя рука, повелитель! Ей-богу, мы хорошо поели и очень благодарны тебе.
   Вернул вор из Шама подносы и вышел погулять ― коня он хотел украсть ночью. Вечером вор из Шама вновь встретил сына эмира.
   — Добрый юноша, тебе негде ночевать?
   — Негде, ― отвечает вор.
   Сын эмира привел его к себе.
   — Вот тебе комната, сейчас велю принести сюда постель. Ты не голоден?
   — Нет, я сыт.
   Какое сыт, в животе давно урчит, а есть он не может, должен обокрасть сына эмира.
   К ночи сын эмира пошел в конюшню убедиться, что кони накормлены. Он подошел к Раджульбайду, взял горсть кишмиша (В прежние времена богатые люди кормили своих породистых скакунов изюмом и орехами, чтобы кони не набирали лишнего веса.), покормил его с ладони, погладил и вернулся в диван. А вор из Шама все время незаметно следовал за ним. Сын эмира прихватил арбуз и пошел к жене.
   — Я принес арбуз, разрежь его, ― сказал он.
   Поели они арбуз, сын эмира лег спать, а жена села за веретено. А вор из Шама притаился в коридоре. Вскоре пришли какие-то люди и позвали ее:
   — Муж твой уже пришел?
   — Да, он спит. Торопитесь, а то вдруг проснется.
   Незнакомцы накинули веревку на шею сына эмира и только собрались стащить его с постели, как вор из Шама выхватил свою саблю и перерезал веревку. Затем он приподнял голову юноши и положил к себе на колени. Юноша открыл глаза, видит ― на шее у него петля из толстой веревки, а голова на коленях гостя.
   — Дорогой гость, да будет бог доволен тобой, что плохого я тебе сделал? Почему ты хочешь меня задушить?
   — Э, да не разрушится твой дом! Твое счастье, что я сегодня был твоим гостем. Вернее, я не был твоим гостем, я пришел за Раджульбайдом. Ты слышал про вора из Шама?
   — Да, слышал.
   — Это я. Я пришел украсть у тебя Раджульбайда. Но я не обкрадываю тех. у кого ем хлеб. Поэтому я не стал есть то, что ты дал мне, а вывалил все бродячим псам, чтобы со спокойной совестью обокрасть тебя. Так вот, когда ты уснул, пришли трое и накинули на тебя веревку. Жена твоя торопила твоих убийц. Я пожалел тебя, перерубил веревку и спас тебя.
   — Вот что, ― сказал сын эмира, ― у моей жены семь братьев. Пойдем к ним и все расскажем. Я не буду убивать ее, пусть братья сами накажут сестру.
   Вор из Шама и сын эмира пришли к братьям и рассказали о случившемся. Рассердились братья и убили коварную женщину. А сыну эмира отдали в жены свою вторую сестру.
   Наступило утро. Оседлал сын эмира арабов Раджульбайда, надел на него сбрую, посадил на него вора из Шама и сказал:
   — В добрый путь, поезжай к своему падишаху.
   Увидел падишах, что вор из Шама привел разукрашенного коня, похвалил его:
   — Молодец, вор из Шама. Да благословит бог тебя и твою добрую, справедливую душу. С сегодняшнего дня я назначаю тебя своим везиром.
   Прошло некоторое время. Однажды вор из Шама решил: «Погуляю-ка я по городу, посмотрю, что есть, чего нет».
   Так он и сделал. Только вышел из дивана, услышал звуки дафа и зурны, грохот и шум. Видит ― четверо несут одного на носилках. А у того нижние зубы достают до бровей, а верхние свесились на грудь. Подошел вор из Шама к носилкам, спросил:
   — Что тут происходит?
   — Это же свадьба сына хамхама (Хамхам — служитель культа (священник) в еврейской религиозной общине.).
   — А куда вы его несете?
   — К его суженой.
   — Возьмите меня с собой.
   — Только ни звука! Молча иди рядом с нами, иначе не сносить тебе головы.
   Вышли они из города, смотрят ― большой дом стоит. А в нем девушка сидит взаперти.
   Сына хамхама ввели к ней и оставили их наедине.
   А вор из Шама ухитрился спрятаться в углу, он решил посмотреть, что дальше будет с сыном хамхама и с этой девушкой.
   Сын хамхама подозвал к себе девушку, но она закричала что было мочи:
   — Да поразит тебя сабля вора из Шама! За что же мне такая кара?
   — Надо же, будь я неладен, и тут меня знают. ― сказал; вор Шама.
   Выхватил он саблю, и покатилась голове сына хамхама. Затем он запер дверь, положил ключ в карман и ушел.
   Перед рассветом вернулся он домой. Наступило утро над присутствующими и над ним тоже. Утром вор из Шама пришел в диван падишаха, где собрались приближенные.
   — Будь в здравии, падишах, сегодня я видел чудный сон, ― сказал вор из Шама.
   — Да будет твой сон добрым, везир мой. Расскажи нам свой сои.
   — Я видел во сне свадьбу, слышал звуки дафа и зурны.
   — И что же дальше?
   — Четверо несли одного на носилках. А у того верхиие зубы доходили до бровей, а нижние ― до груди. Я спросил у одного носильщика, что это такое. Он мне ответил, что сына хамхама несут к невесте. Я тоже с ними пошел. Вышли мы из города, дошли до дома, а там девушка заперта.
   Сына хамхама впустили к ней. Девушка заплакала, а потом закричала: «Да поразит тебя сабля вора из Шама!» Я выхватил саблю и отрубил жениху голову.
   Тут падишах закричал и бросился ему в ноги:
   — Везир мой, вот уже два года, как моя дочь исчезла.
   — Э, да благоустроится твой дом, ведь это был сон.
   — Ради бога, прошу, помоги мне. Где этот дом?
   — Будь в здравии, падишах. Возьмем с собой кази, муфти и пойдем поищем тот дом.
   Пустились они в путь, нашли дом, открыли дверь. Запертая там девушка оказалась дочерью падишаха.
   Обрадовались отец и дочь, обнялись. Потом все вернулись в диван.
   Отдал падишах свою дочь в жены вору из Шама. Семь дней и семь ночей играли свадьбу. Пусть они радуются своему счастью, а вы радуйтесь счастью своего сына.
   Когда-то в Шаме жил вор. Его так и звали ― вор из Шама. И была у него одна особенность: он не крал у того, чьи хлеб и соль ему пришлось отведать.
   Однажды пришел вор к своим товарищам и сказал:
   ― Друзья, по-моему, в Шаме мы обшарили все дома, кроме тех, кого нельзя трогать, потому что мы ели их хлеб-соль. Пора отправляться к другому падишаху, посмотреть, как там дела.
   ― Хорошо, ― согласились друзья, ― пошли, но куда?
   ― А отправимся мы в город падишаха Америки (Как и в других аналогичных случаях, «Америка» ассоциируется с очень далеким краем.), ― сказал вор из Шама.
   Дошли они до этого города, вор из Шама и говорит:
   — Давайте-ка начнем с казны падишаха. Сегодня же ночью заберемся в казну, набьем золотом свои мешки и быстро скроемся.
   Сказано ― сделано. Когда мешки были уже набиты золотом и все собрались уходить, вор из Шама сказал:
   — Подождите меня здесь, я пойду проверю карманы падишаха, может, и там что найдется.
   Сунул вор из Шама руку в карман падишаха и вытащил что-то белое, блестящее. Лизнул он языком, а это ― соль.
   — Э, ― сказал он, ― я попробовал соль этого человека, теперь я не могу обокрасть его. Оставьте золото.
   — Как это, что ты говоришь? ― рассердились друзья.
   — Я говорю, что не нарушу свой завет.
   — Ну, тогда прощай. ― И, разозленные, грабители ушли.
   — Ступайте, ступайте, а я останусь здесь сторожить золото падишаха.
   Рано утром пришел везир, видит ― двери падишахской казны нараспашку, но золото в мешках целехонько.
   — Видит бог, падишах никогда не подумает, что это я украл золото, ― решил везир.
   Он взвалил себе на спину мешок и отнес домой. Так он перетаскал все золото из казны. А вор из Шама незаметно следил за ним. Везир с женой спрятали мешки с золотом под полом, а доски пола забили гвоздями.
   Затем везир пошел в диван падишаха. А уже по всему городу слух идет, что казна падишаха ограблена. Через некоторое время схватили невинных людей, которых признали грабителями.
   Вор из Шама думает: «Что же это такое: я казну грабил, везир ее присвоил, а повесят этих несчастных. Клянусь богом, я должен помочь правосудию».
   Тем временем к виселице уже подвели одного беднягу. Вор из Шама подошел поближе, спросил:
   — Почему казните невинных? Я кешиш (Кешиш ― «священник», «священнослужитель».), отпустите этих людей, а я схожу принесу книгу и по ней отыщу настоящего вора.
   Потом он обратился к повелителю города:
   — Будь в здравии, падишах, если я не найду вора, вели отрубить мне голову.
   Падишах отложил казнь и отпустил его. Пошел вор из Шама на базар, купил себе шляпу и книгу, переоделся в одежду кешиша, сунул книгу под мышку и вернулся во дворец:
   — Падишах, книга мне подскажет, куда идти, вы же все ― ты, падишах, везир, вскиль, кази ― ступайте за мной, — сказал вор из Шама.
   — Э, да будет бог доволен тобой. И вправду, ты хороший кешиш, разумно говоришь, ― обрадовался падишах.
   А везир испугался:
   — Не дай бог, этот всесильный кешиш приведет всех в мой дом.
   Но так и случилось. Шли они, шли и пришли прямо к дому везира.
   — Бог с тобой, куда ты нас привел? Это дом моего везира, ведь не он же обокрал меня, ― удивился падишах.
   — Будь в здравии, падишах. Ты не хочешь, чтобы я нашел твое золото? Откуда мне знать, чей это дом ― везира, кази или муфти. По книге я должен прийти в этот дом, я и пришел сюда.
   Вошли они в дом, вор из Шама опять заглянул в свою книгу.
   — Вскройте пол, ― велел он.
   Когда сняли доски пола, тут и нашлось все золото из казны падишаха.
   Падишах приказал схватить везира. Везира схватили и повели на виселицу.
   А вор из Шама опять задумался: «Везир ведь из-за меня погибнет. Если бы не я, его бы не поймали. Надо как-нибудь спасти везира».
   — Падишах, будь в здравии, но ты не должен казнить везира.
   — Почему? ― удивился падншах.
   — Пойдем в твой диван, скажу тебе слово, только отпусти сначала тех невинных.
   Пусть они возвращаются по домам, а мы послушаем, что вор из Шама говорит падишаху:
   — Падишах, ты когда-нибудь слышал про вора из Шама?
   ― Да, слышал.
   — Этот вор из Шама такой человек, что если попробует чью-нибудь хлеб-соль, то никогда нитки не возьмет в том доме. А твое золото из казны я первый вытащил. Проверь-ка свои карманы, в одном из них есть что-то белое, блестящее. Я достал это из твоего кармана и лизнул, оказалось ― это соль, поэтому я твое золото и не тронул. Но везир позарился на твое золото и украл его. А во всем я виноват. Но не пойман ― не вор. Если ты справедлив, отпусти и меня и везира, жаль мне его.
   — Хорошо, я его отпущу, ― согласился падишах. ― А тебе придется доказать мне свою ловкость: если ты украдешь у сына арабского эмира его коня Раджульбайда и приведешь его мне, тогда я поверю, что ты вор из Шама. Не приведешь ― велю отрубить тебе голову.
   — Будь в здравии, падишах, я пойду, как же мне не идти.
   Встал он и пустился в путь. День, два, три идет, бог знает, сколько. Только в сказке все быстро делается, а дорога все тянется и тянется.
   Дошел наконец вор из Шама до земель эмира арабов. Пришел он к дивану эмира, смотрит ― народ вокруг расселся, едят все. Увидел его сын арабского эмира и говорит:
   — Этот нищий ― чужестранец, мне жаль его. Дайте ему хлеба, он, наверное, голоден.
   — Да будет бог доволен тобой, благодарю тебя, ― сказал вор из Шама, ― но там, на дороге, меня ждут друзья. Дай мне и для них хлеба, мы поедим все вместе. Такой уж я человек, не могу есть один.
   Куро, раньше были подносы, из них сразу могли есть пять-шесть человек. А теперь подают в тарелках (Слова сказителя, обращенные к слушателям.).
   — Наполните подносы едой, дайте хлеба, пусть этот человек поест со своими друзьями, ― велел сын эмира арабов.
   Взял вор из Шама еду и вышел, а куда идти, не знает. Завернул он в переулок и вывалил всю еду бродячим псам. Затем вернулся в диван. Сын эмира спросил:
   — Ну, юноша, накормил ты своих друзей?
   — Да не оскудеет твоя рука, повелитель! Ей-богу, мы хорошо поели и очень благодарны тебе.
   Вернул вор из Шама подносы и вышел погулять ― коня он хотел украсть ночью. Вечером вор из Шама вновь встретил сына эмира.
   — Добрый юноша, тебе негде ночевать?
   — Негде, ― отвечает вор.
   Сын эмира привел его к себе.
   — Вот тебе комната, сейчас велю принести сюда постель. Ты не голоден?
   — Нет, я сыт.
   Какое сыт, в животе давно урчит, а есть он не может, должен обокрасть сына эмира.
   К ночи сын эмира пошел в конюшню убедиться, что кони накормлены. Он подошел к Раджульбайду, взял горсть кишмиша (В прежние времена богатые люди кормили своих породистых скакунов изюмом и орехами, чтобы кони не набирали лишнего веса.), покормил его с ладони, погладил и вернулся в диван. А вор из Шама все время незаметно следовал за ним. Сын эмира прихватил арбуз и пошел к жене.
   — Я принес арбуз, разрежь его, ― сказал он.
   Поели они арбуз, сын эмира лег спать, а жена села за веретено. А вор из Шама притаился в коридоре. Вскоре пришли какие-то люди и позвали ее:
   — Муж твой уже пришел?
   — Да, он спит. Торопитесь, а то вдруг проснется.
   Незнакомцы накинули веревку на шею сына эмира и только собрались стащить его с постели, как вор из Шама выхватил свою саблю и перерезал веревку. Затем он приподнял голову юноши и положил к себе на колени. Юноша открыл глаза, видит ― на шее у него петля из толстой веревки, а голова на коленях гостя.
   — Дорогой гость, да будет бог доволен тобой, что плохого я тебе сделал? Почему ты хочешь меня задушить?
   — Э, да не разрушатся твой дом! Твое счастье, что я сегодня был твоим гостем. Вернее, я не был твоим гостем, я пришел за Раджульбайдом. Ты слышал про вора из Шама?
   — Да, слышал.
   — Это я. Я пришел украсть у тебя Раджульбайда. Но я не обкрадываю тех. у кого ем хлеб. Поэтому я не стал есть то, что ты дал мне, а вывалил все бродячим псам, чтобы со спокойной совестью обокрасть тебя. Так вот, когда ты уснул, пришли трое и накинули на тебя веревку. Жена твоя торопила твоих убийц. Я пожалел тебя, перерубил веревку и спас тебя.
   — Вот что, ― сказал сын эмира, ― у моей жены семь братьев. Пойдем к ним и все расскажем. Я не буду убивать ее, пусть братья сами накажут сестру.
   Вор из Шама и сын эмира пришли к братьям и рассказали о случившемся. Рассердились братья и убили коварную женщину. А сыну эмира отдали в жены свою вторую сестру.
   Наступило утро. Оседлал сын эмира арабов Раджульбайда, надел на него сбрую, посадил на него вора из Шама и сказал:
   — В добрый путь, поезжай к своему падишаху.
   Увидел падишах, что вор из Шама привел разукрашенного коня, похвалил его:
   — Молодец, вор из Шама. Да благословит бог тебя и твою добрую, справедливую душу. С сегодняшнего дня я назначаю тебя своим везиром.
   Прошло некоторое время. Однажды вор из Шама решил: «Погуляю-ка я по городу, посмотрю, что есть, чего нет».
   Так он и сделал. Только вышел из дивана, услышал звуки дафа и зурны, грохот и шум. Видит ― четверо несут одного на носилках. А у того нижние зубы достают до бровей, а верхние свесились на грудь. Подошел вор из Шама к носилкам, спросил:
   — Что тут происходит?
   — Это же свадьба сына хамхама (Хамхам — служитель культа (священник) в еврейской религиозной общине.).
   — А кула вы его несете?
   — К его суженой.
   — Возьмите меня с собой.
   — Только ни звука! Молча иди рядом с нами, иначе не сносить тебе головы.
   Вышли они из города, смотрят ― большой дом стоит. А в нем девушка сидит взаперти.
   Сына хамхама ввели к ней и оставили их наедине.
   А вор из Шама ухитрился спрятаться в углу, он решил посмотреть, что дальше будет с сыном хамхама и с этой девушкой.
   Сын хамхама подозвал к себе девушку, но она закричала что было мочи:
   — Да поразит тебя сабля вора из Шама! За что же мне такая кара?
   — Надо же, будь я неладен, и тут меня знают. ― сказал; вор Шама.
   Выхватил он саблю, и покатилась голове сына хамхама. Затем он запер дверь, положил ключ в карман и ушел.
   Перед рассветом вернулся он домой. Наступило утро над присутствующими и над ним тоже. Утром вор из Шама пришел в диван падишаха, где собрались приближенные.
   — Будь в здравии, падишах, сегодня я видел чудный сон, ― сказал вор из Шама.
   — Да будет твой сон добрым, везир мой. Расскажи нам свой сои.
   — Я видел во сне свадьбу, слышал звуки дафа и зурны.
   — И что же дальше?
   — Четверо несли одного на носилках. А у того верхиие зубы доходили до бровей, а нижние ― до груди. Я спросил у одного носильщика, что это такое. Он мне ответил, что сына хамхама несут к невесте. Я тоже с ними пошел. Вышли мы из города, дошли до дома, а там девушка заперта.
   Сына хамхама впустили к ней. Девушка заплакала, а потом закричала: «Да поразит тебя сабля вора из Шама!» Я выхватил саблю и отрубил жениху голову.
   Тут падишах закричал и бросился ему в ноги:
   — Везир мой, вот уже два года, как моя дочь исчезла.
   — Э, да благоустроится твой дом, ведь это был сон.
   — Ради бога, прошу, помоги мне. Где этот дом?
   — Будь в здравии, падишах. Возьмем с собой кази, муфти и пойдем поищем тот дом.
   Пустились они в путь, нашли дом, открыли дверь. Запертая там девушка оказалась дочерью падишаха.
   Обрадовались отец и дочь, обнялись. Потом все вернулись в диван.
   Отдал падишах свою дочь в жены вору из Шама. Семь дней и семь ночей играли свадьбу. Пусть они радуются своему счастью, а вы радуйтесь счастью своего сына.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 239 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315




С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2018