World Sayings.ru - Курдская народная сказка - Сева Селинг Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Курдская народная сказка

СЕВА СЕЛИНГ

   Жил когда-то падишах. Было у него три сына и три дочери. Состарился падишах, почувствовал приближение смерти, позвал к себе сыновей и дочерей и сказал:
   — Дети мои, у меня есть к вам просьба, выслушайте ее, и я со спокойной душой умру. Какой бы зверь или птица ни сели на камень сватов и ни попросили бы руки моих дочерей, не отказывайте им.
   И вот спустя назначенное время ― может, четыре дня, может, десять дней, а может, месяц ― отошел падишах на вечный покой.
   Прошел год со дня смерти падишаха. Однажды его сыновья увидели, что на камне сватов сидит медведь. Только собрались старшие братьи прогнать медведя, младший брат остановил их:
   — Постойте, братья! Мы должны исполнять волю отца, ведь он велел нам не отказывать ни одному живому существу, кто бы ни был: зверь или птица. Мы должны отдать ему старшую сестру.
   Собрали старшей сестре братья приданое, вывели ее за руку из дома и отдали медведю, который на самом деле был человеком, только в медвежьей шкуре:
   — Пусть медведь увозит свою невесту. А мы посмотрим, что дальше будет.
   Прошел год. За средней сестрой пришел волк и сел на камень сватов. Братья отдали ее волку.
   Не прошло и года, как на камень сватов прилетел орел. Братья призадумались:
   — Как же быть, медведь и волк по земле ходят, но ведь птица только летает.
   Тут младший брат, а его звали Мирза Махмуд, и говорит:
   — Нет, братья, мы должны выполнить наказ отца.
   И отдали братья орлу младшую свою сестру. По злой воле судьбы через некоторое время братья потеряли падишахский трон.
   — В своем городе наниматься на работу стыдно, идти в пастухи тоже стыдно, ― рассудили братья и решили побродить по свету.
   Пустились три брата в путь лицом к удаче, а спиной к злому року.
   Как рассказывают люди, были у них при себе лук и стрелы. Каждый день они выпускали по стреле; где она падала, там они и останавливались на ночлег. В первый день пустил стрелу старший брат, упала она у чистого родника. Там и устроились они на ночлег. На ночь у огня остался старший брат, а двое младших уснули.
   Наступило утро над слушающими и над братьями тоже. Умылись они, поели и дальше в путь пустились.
   Теперь средний брат пустил стрелу, по божьей воле и она упала у живого родника. Разожгли они костер, поели и спать легли. Настал черед среднего брата поддерживать огонь.
   Наутро встали они, умылись, поели и дальше пошли. Пустил стрелу младший брат. Упала стрела Мирзы Махмуда у высохшего, заброшенного родника. Устроились братья на ночлег. Настал черед смотреть за огнем младшему брату. Сидит он и думает: «Вот ведь какой оказалась наша судьба. Мы ― сыновья падишаха, а бродим по свету. Но старшим братьям больше везет, чем мне. Их стрелы упали у чистых родников, а моя ― у высохшего, грязного ручья».
   Задумался, а может, и задремал младший брат и не заметил, как потух костер. Встрепенулся сын падишаха:
   — Ай-вах, узнают братья, будут бранить меня.
   Смотрит ― вдалеке огонек светится. Пошел он на огонек. Долго ли шел, коротко ли, видит ― сидит у костра старик, в руках у него большой клубок шерсти, а у ног много пряжи.
   Поздоровался сын падишаха:
   — Салам-алейкум!
   — Алейкум-салам!― ответил старик.
   — Что это за клубок у тебя, отец, и что это за шерсть у твоих ног?
   — Это, сынок, день и ночь.
   — Как это день и ночь?― не понял юноша.
   — Клубок ― это ночь, скоро я его размотаю, и наступит день.
   — А как сделать, чтобы ночь продлилась?
   — Это невозможно.
   — Нет, надо что-то придумать, ― сказал Мирза Махмуд.
   Он связал старику руки, а нитки смотал в клубок. Подошел поближе к огню, а на огне ― огромный котел с тремя ручками, полный зерна. И рядом спят три великана. Мирза Махмуд снял этот котел с огня, взял из костра головешку, положил ее на кизяк, чтобы сразу не потухла, и только собрался в путь, как великаны проснулись. Смотрят ― котел, который они втроем поднимают, на земле, а рядом ― человек. Схватили они его.
   — Пустите, что вам от меня нужно?― спросил Махмуд.
   — Есть у нас одно желание. Никому не под силу его исполнить, только ты и можешь помочь.
   — Говорите, я слушаю.
   — У падишаха есть три дочери. Вот уже семь лет, как мы к ним подбираемся, а падишах обнес город стеной, все ворота, как только стемнеет, запираются, а ключ он держит у себя. Лишь на рассвете падишах открывает ворота. И нет никакой возможности похитить его дочерей.
   — Сейчас я занят, пришел по делу, отпустите меня! Обещаю вернуться к вам.
   — Нет, ― в один голос крикнули великаны, ― мы тебя не отпустим.
   Делать нечего. Мирза Махмуд бросил в огонь головешку, поставил на место котел и вместе с великанами отправился к городу того падишаха. По пути великаны прихватили с собой большие колья и камни:
   — Вобьем эти колья, и по ним ты поднимешься на городскую стену.
   Мирза Махмуд возразил:
   — Да не разрушится ваш дом, своим шумом вы весь город разбудите.
   ― А что же теперь делать? ― удивились великаны.
   Мирза Махмуд тихонько вбил колья в стену и поднялся наверх.
   — Теперь вы по одному поднимайтесь за мной.
   Стали великаны подниматься по одному, а Мирза Махмуд всем им отсек головы и тела сбросил за стену. Отрезал он великаньи уши, прибил их к стене на высоте человеческого роста и спустился вниз. Вернулся он к костру, взял опять головешку, наполнял карманы вареными зернами и направился к братьям. По пути подошел к старику, спросил:
   ― Как поживаешь, отец?
   Тот ответил:
   — Да не разрушит бог твой дом, погибнет народ. Ведь уже полдень, а я еще клубок почти не размотал.
   — Не горюй, дедушка, сейчас я развяжу тебе руки, но ты не торопись разматывать клубок, мне до восхода солнца нужно вернуться к братьям.
   — Ладно, я помедлю, ― отвечал старик.
   Мирза Махмуд помчался быстрее ветра к роднику. Вот-вот наступит утро. Он быстро разжег потухший костер, поджарил зерна и разбудил братьев. Умылись они, поели, сели на коней и поехали. Пусть они едут, а мы посмотрим, что творится в городе.
   Когда наступило утро, стража раскрыла городские ворота, а у стен валяются обезглавленные тела трех великанов. Оповестили падишаха:
   — Великий падишах, у стен лежат мертвые великаны, а в стену вбиты их уши.
   Падишах со свитой пришел посмотреть на убитых великанов. Подошел ― и впрямь три огромных обезглавленных великана валяются у стен. Объявил тогда падишах:
   — Смельчаку, который уничтожил великанов, отдам в жены свою дочь.
   Каждому молодцу хочется стать зятем падишаха, но никому не под силу вытащить из стены уши великанов.
   Тут и подъехали три брата. Мирза Махмуд притворился, что ничего не знает:
   — Любопытно, что здесь случилось? Почему так много народу собралось?
   Сказали ему люди:
   — Кто-то убил великанов, а уши прибил к стене, теперь никому не удается их вытащить. А тому, кто принесет уши падишаху, он отдаст в жены свою дочь.
   — Пожалуй, я попробую испытать свою силу, ― сказал Мирза Махмуд.
   — Да что ты, ― начали отговаривать его братья, ― до сих пор никто не смог отодрать уши от стены, а ты разве сумеешь?
   — Братья, все в божьих руках, ― ответил он, ― попытаюсь, может, и не осрамлюсь.
   Соскочил Мирза Махмуд с коня, поднялся на стену и легко выдернул уши великанов.
   Тут народ забил в дафы, заиграла зурна, и всех трех падишахских дочерей выдали замуж за трех братьев ― сыновей падишаха.
   А надо сказать, что к младшей дочери давно сватался один из недругов падишаха. Падишах считал его недостойным своей дочери. А замолвить за него слово перед падишахом было некому. Тогда этот недруг пошел за помощью к мудрецам. Мудрецы сказали:
   — Есть морская кобыла, раз в год она выходит из моря жеребиться. Если найдется человек, который в тот момент когда жеребенок выйдет передними копытами из чрева матери, успеет подковать его, оседлать и взнуздать, а когда он весь выйдет из чрева матери, успеет подхватить его и не даст ступить на землю, будет все в порядке. Этот жеребенок и поможет тебе. А если ты где-нибудь промедлишь, жеребенок ступит на землю и сразу обратится в прах.
   Пошел тот человек к кузнецу за помощью. Пришли они вдвоем к морю и стали ждать, когда морская кобыла выйдет жеребиться.
   Когда она вышла, они уже были наготове. Только появились передние ноги жеребенка ― кузнец тут же их подковал, только вышла голова ― на нее сразу набросили уздечку, показалось туловище ― оседлали его и подтянули ремни, только вышли задние ноги ― подковали еще одну ногу, а четвертую не успели, и она, коснувшись земли, превратилась в прах. Потому и дали жеребенку имя ― Сева Селинг (Сева Сслинг ― букв. «трехногий Сев».). И в тот же миг жеребенок понесся как вихрь, и, куда он ни ступит, то место превращается в прах.
   Теперь вернемся к трем братьям ― сыновьям падишаха. Проводят они свои дни в веселье и радости, ходят на охоту, старшие жены выходят навстречу своим мужьям, лишь младшая не встречает Мирзу Махмуда.
   Как-то вечером вернулся он домой грустный, жена спросила его:
   — Да буду я твоей жертвой, скажи, какое у тебя горе?
   — Душа моя, почему жены моих братьев всегда встречают мужей с охоты, а ты никогда не выходишь мне навстречу? ― спросил он.
   — Прошу тебя, не настаивай, чтобы я выходила встречать тебя. Есть один человек, который давно домогается меня. Этот злодей не упустит случая украсть меня.
   — Да разве есть рука сильнее моей, да разве найдется человек сильнее меня? Ты должна встречать меня, и нечего тебе бояться, ― возразил Мирза Махмуд.
   На другой день она вышла с сестрами встречать мужа, но тут налетел вихрь, подхватил жену Мирзы Махмуда и исчез. Догадались сестры, что ее унес всадник на Сева Селинге. Оповестили падишаха о несчастье. Пришел и Мирза Махмуд к нему со своим горем. Падишах сказал:
   — Ничего не поделаешь, сынок. Скажи, кто из соседних падишахских дочерей тебе по душе, приведу ее тебе.
   — Нет, ― говорит Мирза Махмуд, ―я должен найти свою жену.
   — Сынок, этот злодей живет за семью морями, куда даже и птица ие залетает. Послушай меня, не езди туда.
   — Нет, ― стоит на своем Мирза Махмуд, ― одна у меня голова, и цель одна.
   Через несколько дней Мирза Махмуд пришел к братьям и сказал им:
   — Я уезжаю.
   Как ни уговаривали его и братья, и жены их, и сам падишах, Мирза Махмуд собрался в путь. Вывели ему коня, помолился он на дорогу и уехал.
   Долго ли ехал, коротко ли, доехал до одной проклятой горы, где не было ничего живого: ни воды, ни растительности, ни людей. Удивился Мирза Махмуд:
   — Боже, что мне за беда такая? Куда я попал? Куда мне теперь ехать, не знаю.
   Поднялся он на гору и видит ― из маленького домика дымок струится. Подъехал к дому, постучался, вышла женщина. А это была старшая сестра Мирзы Махмуда. Узнали они друг друга.
   — Вай, Мирза Махмуд, брат мой, что ты делаешь в этим краях? ― обрадовалась сестра.
   Вошли они в дом, сели, рассказали о своем житье-бытье. Мирза Махмуд поведал о своем горе.
   Угостила сестра брата, а тут настало время и медведю домой возвращаться.
   Сказала сестра:
   — Брат мой, если я тебе кое-что скажу, не обидишься?
   — Говори, сестра, почему я должен обижаться?
   — Брат, муж мой каждый день ходит на охоту, устает очень, со многими зверями ему приходится бороться. Боюсь, вернется он домой злой и усталый, не узнает тебя и нападет. Позволь мне завернуть тебя в кулав и спрятать в стере (Стер ― постельные принадлежности, сложенные в специально отведенном месте дома. Днем стер накрывают большой накидкой. Обычно семья употребляет только часть стера, остальное предназначено для гостей. В складках стера хранят всякие ценности, украшения, оружие. Стер почитается как святое место в доме, им клянутся.). Вернется муж, отдохнет, тогда вы и познакомитесь.
   — Хорошо, сестра, поступай как знаешь.
   Спрятала она брата в кулав, а тут и муж в дом вошел. Поздоровался с женой, принюхался и говорит жене:
   — Раба божья, что-то у нас человечьим духом пахнет.
   — Ах, медведь, да не разрушит бог твой дом, откуда здесь взяться человеку? Один из твоих братьев ― волк, другой ― орел. Птица и та не залетает к нам.
   — Нет, жена, здесь пахнет человеком, ― стоит на своем муж.
   — Хорошо, скажи мне, если бы к нам приехал мой младший брат Мирза Махмуд, как бы ты его встретил?
   — Ей-богу, если бы приехали твои братья, они были бы моими дорогими гостями, а если бы приехал Мирза Махмуд, я припал бы к его ногам.
   — Так знай: у нас в гостях Мирза Махмуд.
   — Где же он?
   Встала жена, развернула кулав, и вышел к зятю Мирза Махмуд. Обнялись они, сели, разговорились.
   Мирза Махмуд спросил:
   — Далеко ли отсюда живут две другие мои сестры? Надо бы известить их, что я пришел.
   — Все мы живем недалеко друг от друга. Но сегодня уже поздно, завтра утром я сообщу братьям, и они придут.
   Наступило утро над присутствующими и над ними.
   Известил медведь волка о приходе Мирзы Махмуда, волк ― орла, и они со своими женами пришли в гости к медведю. Обрадовались сестры встрече, обнялись с младшим братом, забросали его вопросами.
   — Что в городе нового? Как поживают братья? Что с троном отца?
   Все, что случилось с ними, Мирза Махмуд рассказал сестрам. Поведал он и о горе, которое постигло его, и закончил рассказ словами:
   — Говорят, живет тот злодей за семью морями. Теперь я отправился в путь за своей женой, но не знаю, где ее искать. Может, вы поможете мне, ― обратился он к своим зятьям.
   Медведь и полк ответили:
   — От нас мало толку. Мы не имеем права выходить за пределы своей земли и не знаем, где этот остров за семью морями.
   Орел сказал:
   — Дальше своих просторов я не летаю, но, поднимаясь высоко в небо, я вижу этот остров. Мирза Махмуд, послушай доброго совета, не ходи туда.
   — Нет, родные мои, я должен идти, ― убеждал их Мирза Махмуд.
   Тогда зятья стали по очереди приглашать его к себе в гости, ведь они все давно не виделись.
   Но наступил день, когда Мирза Махмуд сказал:
   ― Братья мои, тот, кто пришел в гости, должен и уйти. Пора мне в путь собираться. Проводите меня.
   Три брата ― медведь, волк и орел ― и Мирза Махмуд на коне отправились в путь.
   Долго ли, коротко ли шли, подошли они к границе своих земель.
   Орел промолвил:
   — Братья мои, вы подождите нас здесь, а ты, Мираа Махмуд, садись мне на спину, я покажу тебе остров.
   Отпустил Мирза Махмуд коня пастись, сел иа спину орлу, и они взлетели. Показал орел остров за семью морями и сказал:
   — Ты должен осторожно обойти остров вон с той стороны, через камыши и полосу земли, так, чтобы тебя не заметил хозяин Сева Селинга.
   И снова они спустились на землю. Сел Мирза Махмуд на своего коня, попрощался с зятьями и отправился к острову.
   Пусть они возвращаются к себе домой, а мы посмотрим, что будет делать дальше Мирза Махмуд.
   Приехал он к морю. Долго ли ехал, коротко ли, доехал и до той полосы земли, где росли камыши. Нашел узкую тропку и поехал по ней. Когда он добрался до середины камышовых зарослей, спешился, расседлал и отпустил коня и спрятал седло. А сам пешком пошел дальше.
   Наступил вечер. Усталый, он прилег в камышах и уснул. Пусть утро озаряет присутствующих и Мирзу Махмуда. А мы посмотрим, чем занят хозяин Сева Селинга.
   По утрам он вставал, завтракал, садился на коня и отправлялся осматривать свои земли. Как раз в такой момент подкрался Мирза Махмуд к его дому и увидел, что всадник сел на Сева Селинга и ускакал. Тогда Мирза Махмуд вошел в дом. Увидела его жена, воскликнула:
   — Вах, Мирза Махмуд, как ты попал сюда? Даже орел не залетает сюда, а о маленьких птицах и говорить нечего.
   — Раба божья, ― приказал Мирза Махмуд жене, ― готовься в путь. Времени мало, а дел много.
   — Да буду я твоей жертвой, откажись от меня, Мирза Махмуд, возвращайся домой. Тебе не спасти меня. Даже если ты пройдешь путь длиною в месяц, конь его за полчаса настигнет тебя и превратит в прах. Конь у него как вихрь и уничтожает все живое, и сила не во всаднике, а в его коне.
   — Жена, я приехал за тобой и увезу тебя. У меня одна голова и одна цель.
   Она опять стала умолять его уехать, спастись самому. Но Мирза Махмуд настаивал на своем.
   — Собирайся в дорогу.
   Прошел день, другой, третий. Каждое утро всадник, вернувшись домой, говорил:
   — Э, кто-то чужой побывал у нас.
   — Что ты, ― говорила ему жена Мирзы Махмуда, ― остров за семью морями, откуда вдесь быть чужому? Ты же на Сева Селинге взлетаешь выше облаков, видишь все, что творится на земле и на небе.
   Как говорится, женщина вращает колесо судьбы мужчины. Она сумела убедить этого человека, он поверил ей и успокоился.
   Прошло пятнадцать дней. Мирза Махмуд решил, что ждать больше нельзя и сказал жене:
   — Готовься, завтра отправляемся в путь.
   Как ни отговаривала его жена, сколько ни рассказывала о чудесной и страшной силе Сева Селинга, Мирза Махмуд решил:
   — Утром едем!
   Наутро, как только Сева Селинг со своим всадником скрылся из виду, Мирза Махмуд посадил свою жену на коня, и они помчались.
   Долго ли, коротко ли скачут, но страшно им, даже оглянуться боятся.
   Тем временем вернулся домой злодей, видит ― нет жены. «Чужой тут все-таки был», ― решил он.
   Поглядел он по сторонам, видит ― два всадника скачут на одном коне. На Сева Селинге он мигом догнал их.
   Вытащил Мирза Махмуд саблю, да что сабля перед Сева Селингом? Легко столкнул он его на землю и растоптал.
   Увидела это жена, со слезами стала просить злодея:
   — Слушай, человек же ты! Позволь мне собрать его останки, положить их в хурджин и привязать к коню. Может, он и довезет до родных его прах, там его и похоронят.
   Хозяин Сева Селинга согласился. Как говорится, женщина вращает колесо судьбы мужчины.
   Собрала она останки мужа в суму, привязала крепко ремнем и прошептала коню на ухо:
   — Благословенный, ступай туда, откуда пришел.
   Пусть всадник с женой на Сева Селинге возвращаются домой, а мы посмотрим, что стало с телом Мирзы Махмуда и с его конем. Умный был конь у Мирзы Махмуда, вернулся он к дому медведя и стал у дверей. Был уже полдень, вышла из дому старшая сестра, видит ― конь брата вернулся без всадника. Запричитала она. Подошла к коню, смотрит ― хурджин привязан к седлу, дотронулась до него и догадалась:
   — Вах, вах, бог свидетель, это останки моего брата, конь Сева Селинг растоптал его.
   Оделась она во все черное, положила перед собой суму с останками брата и так в слезах просидела до вечера.
   Вернулся вечером медведь домой, видит ― сидит жена во всем черном, рвет на себе волосы и рыдает.
   Спросил муж:
   — Что случилось, жена, о чем плачешь?
   — Как же не плакать, да разрушится мой дом! Этот злодей погубил его. Собери скорей братьев, надо что-то делать.
   Медведь помчался к волку. Волк позвал орла. Собрались братья с женами. Оплакивают Мирзу Махмуда.
   — Братья, мы в долгу перед Мирзой Махмудом за то добро, что он сделал для нас, надо отплатить ему добром, ― начал медведь. ― Ведь я портной и, пожалуй, сумею заштопать его.
   — А я, ― сказал волк, ― немало съел разных живых существ, знаю, какой кусок к какому приложить.
   — Ну а я, ― сказал орел, ― знаю, где течет живая вода, слетаю и принесу ее, искупаем в ней Мирзу Махмуда, он и оживет. Вот и отблагодарим его.
   Орел полетел за водой, волк сложил кусок за куском тело, медведь сшил все куски. Вот и лежит перед ними Мирза Махмуд, только мертвый. Тем временем орел набрал живой воды в кувшин и вернулся. Обмыли они тело Мирзы Махмуда, капнули ему на язык волшебной воды, и встал Мирза Махмуд живой и невредимый. Протер он глаза и говорит:
   — Ох и сладкий сон я видел, зачем меня разбудили?
   — Правда, что разбудили. Но ты вспомни-ка лучше, где ты был недавно, и оглядись, где ты сейчас. И еще недоволен, что разбудили.
   Мирза Махмуд нахмурился.
   — Послушай, братец. Мы еще тогда предупреждали тебя, ― продолжали упрекать его зятья. ― Видишь, чем все это кончилось? Нам пришлось собирать тебя по кускам, зашивать, живой водой обливать.
   — Ладно, что было, то было, ― ответил Мирза Махмуд.
   Отпраздновали они его воскрешение. Мирза Махмуд встал:
   — Ну, мне пора ехать.
   Зятья опять отговаривают его.
   — Нет, ― стоит на своем Мирза Махмуд, ― я поеду.
   — Ну, коль ты решил, послушай нас. Не увози жену сразу, а постарайся узнать, откуда родом конь этого злодея. Пусть жена выведает, где он взял Сева Селинга.
   Поговорили, посоветовались, и вновь Мирза Махмуд пустился в путь. Ехал он, ехал и доехал до моря. Как и в первый раз, отпустил пастись коня в камышах. Сам прилег и уснул.
   Утром, когда всадник на Сева Селинге уехал прогуляться, Мирза Махмуд вошел в дом.
   Увидела его жена живого-невредимого, обрадовалась:
   — Вах, вах, не сон ли это, дорогой мой, откуда ты взялся? Говорила же я: откажись от меня, тебе не под силу увезти меня отсюда.
   — Дорогая, что было, то прошло. Теперь я не сразу увезу тебя. Сначала выведай, откуда у него такой конь.
   Безгранична была радость их встречи, но настало время возвращаться всаднику домой, и Мирза Махмуд ушел в свои камыши.
   На следующее утро жена притворилась больной. Вернулся муж домой. Давайте мы его назовем Хасан Вазир, а еще лучше Вазир Али.
   Вернулся Вазир Али домой, а жена в постели стонет, плачет. Спросил Вазир Али:
   — Что случилось, почему ты плачешь?
   — Ох, раб божий, больна я, умираю. Одна я среди семи морей, не вижу ни человека, ни живого существа, а ты в свое удовольствие ездишь с утра до вечера, скачешь на Сева Селинге. Ты видишь горы, кочевья, цветы, снега, из родников воду пьешь! Радуешься всему, что глаза видят, а я здесь в одиночестве умираю от тоски.
   — Раба божья, чем же мне тебе помочь?
   — Скажи мне, в чем сила твоего коня. Иногда я могла бы играть с нею, забывая одиночество.
   — Проще ничего и нет, ― говорит Вазир Али, ― сила моего коня в венике, которым коня чистят.
   На другое утро только Вазир Али за порог, Мирза Махмуд тут как тут. Рассказала ему жена, в чем сила коня Сева Селинга, а Мирза Махмуд ей в ответ:
   — Нет, душа моя, неправду он говорит, не верю я ему.
   Раньше женщины наряжали кукол невестами, и дети играли в них. Такую же куклу сделала из веника и она, надела на нее платье и поставила в углу, сама же села ждать Вазира Али. Вернулся он домой, видит ― жена играет с веником, а рядом огонь горит.
   Она пожаловалась:
   — Ты сказал, сила твоего коня в венике, что же он со мной не разговаривает и не улыбается мне?
   Она прикинулась обиженной, отвернулась от него и бросила куклу в огонь. Вазир Али спокойно посмотрел на горящий веник. Прошло несколько дней. Мирза Махмуд говорит жене:
   — Придумай что-нибудь, но во что бы то ни стало выведай все про его коня.
   Притворилась она опять больной и говорит Вазиру Али:
   — Ну почему ты не откроешь мне, в чем тайна твоего коня? Хворь, что ли, к нему пристанет, если скажешь? И если ты мне не доверяешь, зачем привез меня сюда, на этот остров?
   — Ну хорошо, раба божья. Раз уж ты так хочешь знать, я все расскажу тебе. Конь мой ― сын морской кобылы, которая раз в год выходит на берег жеребиться.
   — А когда она опять выйдет?
   — Остался месяц, в пятницу она выйдет на сушу.
   — А как она жеребится?
   — Ну, слушай, как я достал этого коня. Был я одинок, но имел много советчиков. Посоветовали они мне подстеречь, когда лошадь будет жеребиться, в это время надо было подковать жеребенка, накинуть уздечку ему на шею, надеть седло и затянуть подпруги. Если этого не сделать, жеребенок ступит на землю и обратится в прах. Все это я сделал с помощью кузнеца, но последняя нога жеребенка все-таки коснулась земли и превратилась в прах, поэтому конь трехногий. Три раза он поднимается в небо, всадник должен суметь удержаться на нем, иначе он сбросит. Мать его ждет внизу, и только после третьего взлета она уходит в море. Только никому ни слова.
   — Бог мой, кому же мне говорить, коли я здесь одна!
   Прошла и эта ночь. Наступило утро над присутствующими и над ними тоже.
   Встал Вазир Али, позавтракал, сел на Сева Селинга и уехал.
   Вошел Мирза Махмуд в дом, рассказала ему жена обо всем, что узнала.
   — Вот теперь он правду сказал, ― обрадовался Мирза Махмуд.
   — Дорогой мой, тебе надо подготовиться, позвать людей и заполучить коня.
   Простился Махмуд с женой, сел на коня и вернулся к зятьям. Рассказал он им о морской кобыле и добавил:
   — Времени осталось мало, пора нам собираться в дорогу.
   Мирза Махмуд, медведь, волк и орел пришли к морю, спрятались и стали ждать, когда морская кобыла выйдет жеребиться.
   Прошел день. Море покрылось волнами, волны расплескались, расступились, и действительно морская кобыла вышла на берег. Все четверо тут как тут. Только показались передние ноги жеребенка ― волк их сразу подковал, вышла голова ― орел уздечку накинул, вышло туловище ― медведь лапами удержал его, накинули на него седло и затянули подпругу, а когда вышли задние ноги, медведь подхватил их, а волк подковал.
   Сел орел на жеребенка, и тот трижды взлетел под облака. Видит мать ― конь остался жив, спросила у Мирзы Махмуда:
   — Ну, черноголовый, объявляй свое желание, я выполню его.
   — Это и было мое желание, ― отвечает Мирза Махмуд. ― Вот только твой хромой сын, Сева Селинг, совершает много зла, уничтожает все на своем пути, а повелевает им его хозяин.
   Подозвала она к себе жеребенка и приказала:
   — Скажешь Сева Селингу, что мать велит сбросить всадника на землю и растоптать.
   Потом обернулась к Мирзе Махмуду и его спутникам:
   — Спасибо вам, мой сын остался жив, а ведь до сих пор все мои дети превращались в прах.
   Сказала и исчезла в море. А Мирза Махмуд и его зятья отправились на остров. Приехали они во владения Вазира Али. Конь Мирзы Махмуда заржал, а Сева Селинг сразу ослабел. Всадник удивился.
   — Божье создание, что с тобой?
   — Я слышу голос моего брата.
   Тут конь заржал во второй раз.
   — Да, голос моего брата, ― обрадовался Сева Селинг.
   Когда конь Мирзы Махмуда заржал в третий раз, Сева Селинг сбросил всадника и растоптал его. Подошел Сева Селинг к брату. Брат сказал:
   — Сева Селинг, ты много зла совершил в жизни, остановись.
   Преклонил Сева Селинг голову перед братом. Мирза Махмуд посадил на Сева Селинга жену, сам сел на его четвероногого брата, и пустились они в обратный путь. Погостили немного у зятьев и поехали дальше. Может, день, может, месяц они ехали, но доехали до городских ворот. Мирза Махмуд говорит жене:
   — Нехорошо будет, если мы просто так войдем в город.
   Подозвал он одного мальчика, дал ему золотой и велел:
   — Иди поздравь падишаха. Скажи, что зать с дочерью вернулись с острова за семью морями, чудесный конь Сева Селинг и его младший брат целы. Пусть народ выходит нам навстречу.
   Обрадовался падишах доброй вести, вместе с зятьями и братьями Мирзы Махмуда, с музыкантами и певцами вышел встречать его.
   И устроил им падишах свадьбу. Семь дней и ночей она длилась, семь дней и ночей били в даф и играла зурна.
   Они достигли исполнении своих желаний, достигнете и вы желаемого.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 239 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315




С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2018