World Sayings.ru - Курдская народная сказка - Кучук Авдла Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Курдская народная сказка

КУЧУК АВДЛА

   Жил некогда один падишах, и было у него три сына. При его дворце был чудесный сад. И вдруг в сад падишаха повадился прилетать дракон. Каждый год он поедал все фрукты, ничего не оставлял. Как-то сыновья сказали отцу:
   — Отец, вот уже сколько лет в нашем саду не бывает плодов. Надо подстеречь и убить того, кто хозяйничает там.
   — Этой ночью я пойду стеречь сад, ― предложил старший брат Мирза Махмуд.
   — Иди, сынок, ― согласился падишах.
   Надел Мирза Махмуд свой капут (Капут ― одежда в виде накидки, плаща.), пояс с сорани (Сорани ― меч, кинжал.) и пошел в сад. Но в полночь одолел его сон, натянул он капут на голову и заснул. Утром он встал, пришел к отцу и говорит:
   — Отец, я никого не видел.
   На другой день средний сын обратился к отцу:
   — Отец, сегодня мой черед, я пойду в сад.
   Надел средний сын капут, пояс с сорани и пошел. Долго он ходил вокруг сада. Но в полночь и его одолел сон, натянул он капут на голову и заснул, так ничего и не увидав.
   В третью ночь вызвался стеречь сад младший сын падишаха, Кучук Авдла:
   — Отец, позволь мне идти.
   — Нет, сынок, ты еще молод, нельзя тебе, ― возразил падишах.
   — Что со мной случится, если я пойду? Ведь не съедят же меня волки.
   — Ну что ж, иди, ― уступил отец.
   Кучук Авдла набросил на плечи капут, надел пояс с сорани, положил в карман немного соли и пошел. До глубокой ночи ходил он вокруг отцовского сада, но в полночь стало его клонить ко сну. Почувствовал юноша, что не справиться ему со сном, поранил он ножом себе мизинец, посыпал на рану соли и стал от боли ходить взад и вперед. Сон как рукой сняло. Через некоторое время подул сильный ветер, прямо ураган, и в саду появился дракон. Не долго думая, Кучук Авдла одним махом отрубил дракону хвост, но тот поднялся в воздух и исчез.
   Наутро Кучук Авдла сорвал несколько плодов, завязал их в узелок, взял хвост дракона, пришел к отцу и выложил все перед ним:
   — Отец, вот фрукты, которые поедал дракон. Мне удалось только отрубить ему хвост.
   — Но он же может снова прилететь.
   — Да, отец. Я должен собраться в дорогу. Поеду с братьями, убью дракона и вернусь.
   — Сынок, ты еще молод, куда тебе ехать, еще в беду попадешь.
   — Нет, отец, я так решил. Не останавливай меня.
   А братьев охватила зависть, и они зашептались:
   — Теперь он герой, а мы что же?! Поедем все вместе, а по дороге убьем его и вернемся. Иначе слава о нем разнесется по всему свету. А чем мы хуже?
   Взяли братья по толстой веревке, и повел их Кучук Авдла туда, где обитал дракон. Дошли они до ущелья.
   — Спускайте меня первым, ― сказал старший брат.
   Обвязали братья его веревкой и опустили.
   — Ой-ой, ― закричал он, ― мыши меня грызут, змеи жалят, птицы клюют, тащите меня скорее!
   Спустили в ущелье среднего брата. И он закричал:
   — Ой-ой, мыши меня грызут, змеи жалят, птицы клюют, тащите меня скорее!
   Его и вытащили.
   — Мирза Махмуд, ― обратился Кучук Авдла к старшему брату, — как бы я ни кричал, что меня грызут мыши, жалят змеи, не надо меня поднимать. Я должен убить дракона.
   Опустили братья Кучука Авдла в ущелье, достиг он дна, отвязал веревку и крикнул снизу:
   — Братья, ждите меня здесь!
   Шел он, шел, увидел дверь, отворил, вошел в комнату. А в комнате сидит старшая дочь дракона за пяльцами и узоры кярги (Узор кярги ― национальный курдский узор.) вышивает, а перед ней на золотом подносе золотые петух а курица состязаются в джриде. Увидела его девушка, воскликнула:
   — Ах, Кучук Авдла, да разрушится твой дом! Мой отец пострадал из-за тебя. Узнает он, что ты здесь, и тебя проглотит, и меня вместе с тобой.
   — Добрая девушка, лучше посоветуй, что мне делать?
   — Иди к моей средней сестре, ― ответила она.
   Пошел юноша к средней сестре, видит ― сидит она за пяльцами, узоры кярги вышивает, и на золотом подносе золотые кошка с мышкой танцуют.
   Сказала девушка Кучуку Авдла:
   — Ах, Кучук Авдла, да разрушится твой дом! И зачем только ты нашу дверь открыл? Узнает отец, что ты здесь, всех нас проглотит.
   — Но, сестра, и уже здесь, мне пути назад нет. Я пришел убить дракона.
   — Раз так, придется тебе идти к моей младшей сестре, она знает отцовскую тайну.
   Открыл Кучук Авдла третью дверь, а на столе, на золотом подносе, золотая наседка с золотыми цыплятами зернышки клюют, и рядом девушка на пяльцах узоры кярги вышивает.
   Подбежала девушка к Кучуку Авдла:
   — Да разрушится твой дом! Ты поранил моего отца, узнает он, что ты здесь, проглотит и тебя, и нас всех. Зачем ты сюда пришел? Или тебе жизнь не дорога?
   — Добрая девушка, я пришел убить твоего отца. Скажи мне, где он хранит свою тайну?
   — Да разве тебе под силу справиться с ним? Меч моего отца спрятан в купе (Куп ― большой (от 0,5 м и выше) глиняный сосуд с широким горлом и двумя ручками для хранения воды, масла, зерна и т. д. В сказках куп обычно служит средством передвижения ведьм и колдуний.), наполненном густой смолой. Хватит ли у тебя силы вытащить из смолы меч и убить моего отца?
   — Попробую, ― ответил юноша.
   — Ну что ж, иди. Куп стоит рядом с комнатой отца. Когда вытащишь меч, ударь его лишь раз, но ни в коем случае не дважды. Он будет требовать, чтобы ты ударил еще раз. Ответь, что обычай твоего дома не позволяет тебе поднимать меч дважды. Запомни: если ударишь его второй раз, он оживет и всех нас проглотит. А потом тоже будь осторожен, спрячься. Oн станет искать тебя хвостом, найдет ― задушит.
   И вот Кучук Авдла, призвав бога на помощь, подошел к купу, протянул руку к мечу со словами:
   — Да будет моя голова жертвой всевышнего!
   С божьей помощью силы его прибавились, он разом вытянул меч из смолы и одним ударом отсек голову дракону.
   — Эй, добрый молодец, ударь меня еще раз! ― взмолился дракон.
   — Нет, ― ответил юноша, ― в нашем доме обычай поднимать меч только раз.
   — Да будьте вы оба прокляты, ты и та, которая научила тебя, как погубить меня, ― застонал дракон.
   Кучук Авдла спрятался за дверью, дракон стал своим хвостом искать его, но не нашел и наконец испустил дух, и душа его отправилась в ад.
   Кучук Авдла вернулся к тому месту, откуда спустили его братья, крикнул им:
   — Мирза Махмуд, вы здесь?
   — Да, Кучук Авдла. Как там твои дела?
   — Все хорошо. Я убил дракона. Подождите меня еще. Я только соберу всю казну дракона, я взял с собой трех его дочерей.
   Сказала ему младшая дочь дракона:
   — Да буду я твоей жертвой, Кучук Авдла. Не доверяй своим братьям, спрячь в хурджин этих золотых петуха с курицей, кошку с мышкой, наседку с цыплятами и оставь его при себе. Возьми эти волоски от быстроногих коней моего отца, попадешь в беду ― они тебе помогут. И запомни: каждую пятницу два барана моего отца выходят биться друг с другом. Вымой руки в родниковой воде, вода эта превратится в полевую траву. Поедят бараны полевой травы, станут биться. Вспотеют они, и белый баран почернеет, а черный ― побелеет. Как только белый баран почернеет, прыгни ему на спину, и он вынесет тебя на землю. Но смотри, будь осторожен. Ошибешься, прыгнешь на спину белого барана ― уйдешь в самую глубину земли на семь слоев. А теперь пусть братья поднимают тебя первого, а потом уж нас.
   Не согласился Кучук Авдла. Сначала всех девушек подняли наверх. Потом Кучук Авдла обвязал себя веревкой, братья дотянули его до середины, перерезали веревку, и юноша упал на дно ущелья.
   Пусть братья собирают добро и уводят дочерей дракона, а мы посмотрим, что делает Кучук Авдла. Пришел он в себя и видит, что лежит в луже крови.
   — Зря я не послушал совета девушки, ― пожалел юноша. Он встал, пошел к роднику, умылся, поел, что нашлось, и остался дожидаться пятницы. Наступила пятница. Кучук Авдла вымыл руки в роднике, и вода превратилась в полевую траву. Пришли черный и белый бараны, наелись полевой травы и стали битьея. Так яростно они бились, белое и черное так и мелькало перед глазами. Перепутал Кучук Авдла баранов, вскочил на спину черного и ушел в землю еще глубже и только тогда догадался о своей оплошности. Увидел он узкую тропу и пошел по ней.
   Долго ли шел, коротко ли, встретил пахаря.
   — Отец, ради бога, дай мне кусок хлеба и глоток воды.
   — Э, сынок, ты просишь невозможного. Хлеба еще можно достать, а где взять воды?
   ― Прошу тебя, помоги мне.
   ― Хорошо, я пойду за хлебом, а ты поработай вместо меня на поле, но только молча. В этих лесах водятся львы, услышат ― съедят и тебя, и моих волов.
   — Иди, иди, все будет в порядке, ― успокоил его Кучук Авдла.
   Принес пахарь хлеба, видит, а Кучук Авдла схватил за уши двух львов, запряг их в плуг и быстро вспахал все поле.
   — Куро (Куро ― форма обращения к молодому человеку, юноше; мальчик.), что ты делаешь? Они сейчас и тебя, и моих волов съедят. Что за несчастье свалилось мне на голову?
   — Э, дорогой, какое твое дело? Не съели же они меня и твоих волов!
   Кучук Авдла отпустил львов, стегнул их кнутом напоследок, и они убежали в лес. А Кучук Авдла съел свой хлеб, попрощался с пахарем и пошел дальше. Дошел он до одной деревни, видит ― у самой дороги дом стоит, а на пороге старуха.
   — Матушка, ради бога, не дашь ли водицы попить? ― попросил он.
   — А где бедной старухе взять воды, когда дракон родник перекрыл?
   Принесла старуха в чашке затхлую воду и подала Кучуку Авдла. Отпил он глоток, спросил:
   — Матушка, а почему это вода так пахнет?
   — Сынок, что от тебя утаить, что от бога (Традиционная формуле уверения в правдивости слов говорящего.) ― дракон захватил родник. Раз в неделю привозят ему на съедение девушку и приносят два котла халвы, он насыщается и тогда дает нам воду. Кто посильнее, набирают себе воды побольше, хватает на семь дней. А я стара, мне не под силу унести много воды, лишь кувшин и набираю, потому и не хватает.
   — Да неужели все это правда?
   — Да, сынок, это так. Завтра очередь нашего падишаха отдать свою дочь дракону на съедение, тогда люди наберут свежей воды.
   — Матушка, я твой гость, и завтра я тебе принесу воды.
   — Ах, свет очей моих, добро пожаловать.
   Кучук Авдла остался дома у старухи, дал ей несколько золотых и сказал:
   — Дорогая матушка, купи на эти деньги все для постели, самую лучшую еду, такую, какую сам падишах ест, купи себе одежду, какую носит сама жена падишаха.
   Старуха побежала исполнять поручение. Купила она все необходимое и, радостная, вернулась домой. Утром она разбудила гостя:
   — Кучук Авдла, надежда моя, сегодня дочь падишаха поведут к дракону, слышишь, в дафы бьют.
   — Пусть себе ведут, ― отвечал юноша.
   Пошел народ к роднику. Люди привязали девушку к дереву, чтобы она не смогла убежать, поставили рядом два котла халвы и ушли. Когда все разошлись, Кучук Авдла подошел к привязанной девушке и сказал:
   — Добрая девушка, я здесь вздремну немножко. Когда дракон съест халву, разбуди меня.
   Заплакала девушка:
   — Смилуйся надо мной, дракон съест нас обоих. Как же мне тебя разбудить?
   — Ты только разбуди, а об остальном я сам позабочусь.
   Положил ои голову на ее подол и тут же заснул. Тем временем появился дракон, съел один котел халвы, затем второй, потом зашипел и потянулся к девушке. Заплакала девушка от страха, и одна ее слезинка скатилась на щеку Кучуку Авдла. Он проснулся и спрашивает:
   — Добрая девушка, что с тобой?
   Говорит она:
   — Подними голову, сейчас дракон меня съест.
   Кучук Авдла вскочил и одним ударом меча отсек дракону голову. Потом разрубил тело дракона на куски и сложил их в кучу. Из родника сразу потекла вода. Развязал Кучук Авдла девушку и говорит ей:
   — Теперь ты свободна, возвращайся в отцовский дом.
   Задумалась девушка: как ей потом узнать своего освободителя? Не растерялась она, окунула руки в кровь дракона, незаметно прикоснулась к спине Кучука Авдла и убежала.
   Увидел ее отец, закричал:
   — Как ты посмела убежать? Чем ты лучше других девушек? Вот еще какое горе свалилось на меня!
   — Отец, дракон убит, взгляни на мои руки.
   — Кто убил его? Ты запомнила того смельчака?
   — Да, я поставила отметины на его спине.
   — Дочка, а что это за человек, сумевший одолеть дракона?
   — Откуда мне знать, кто он?
   В тот же час забили в даф и в сантану (Сантана ― музыкальный инструмент.), глашатаи стали созывать народ к дворцу падишаха. Падишах приказал всем юношам проходить мимо дочери, она же присматривалась к ним.
   А Кучук Авдла тем временем вернулся к старухе и не выходил из дому.
   Спросил падишах у глашатая:
   — Кто еще не пришел к моему дворцу?
   Ответил глашатай:
   — Ей-богу, в доме у старухи гость, он один и остался/
   — Идите и приведите его, ― приказал падишах.
   Привели его. Девушка издали узнала юношу:
   — Отец, этот юноша убил дракона.
   — Доченька, отверни его капут, посмотри, есть ли на нем твоя отмитена? ― велел падишах.
   Отвернула она одну полу капута, и все увидели на его спине отметину ― две ладони.
   Падишлх говорит Кучуку Авдла:
   — Сынок, я поклялся отдать спасителю в жены свою дочь. Я дарю ее тебе. Но и ты скажи мне о своем желании.
   — Будь в здравии, падишах, твоя дочь мне как сестра, как мать. Помоги мне выбраться на белый свет.
   — Ах, сынок, а что такое белый свет? Мы не знаем. И есть ли на земле этот белый свет?
   — Конечно, есть, ― сказал Кучук Авдла.
   — Ну что ж, попробую помочь. Сходи к вековой старухе и вековому старику, которых держат в вате. Если они знают, что и вправду есть белый свет, и расскажут, как тебе туда вернуться, я помогу тебе. Я поклялся своей жизнью и своим троном исполнить твое желание.
   Пошел Кучук Авдла к вековому старику и к вековой старухе. Сказали старик и старуха:
   — Растет одно дерево. Вот уже много лет птица Симр выводит на нем птенцов, но их всех пожирает дракон. Одинока она, и сердце ее разрывается от горя. Будь осторожен, спрячься за этим деревом, вечером прилетит дракон за ее птенцами. Сумеешь одолеть дракона и спасти птенцов птицы Симр ― она поможет тебе вернуться на твою землю, увидеть твой белый свет.
   Вернулся Кучук Авдла к падишаху и сказал:
   — Дай мне на подмогу несколько слуг, мы выроем около того дерева яму.
   — Зачем тебе самому идти, ― возразил падишах, ― не беспокойся, мои слуги выроют яму, а ты вечером пойдешь и спрячешься в ней.
   Слуги вырыли яму под деревом, а вечером Кучук Авдла там спрятался. Наступила ночь, глаза у него начали слипаться, и стал он, как часовой, ходить взад и вперед. Перед рассветом внезапно поднялся ураган, появился дракон, сел на дерево и стал подбираться к гнезду. Кучук Авдла мигом забрался на дерево и одним махом рассек дракона пополам. Затем он разрубил его на куски и сложил из них два больших холма. Еще не наступило утро, как прилетела Симр к птенцам, смотрит ― а вокруг дерева два больших холма. Испугалась бедная птица, боится приблизиться к дереву, кружится над ним. А Кучук Авдла сидит в яме, не решается показаться ей на глаза, думает ― убьет его Симр. Наконец рассвело. Увидела Симр живых птенцов, обрадовалась:
   — Боже, в первый раз мои птенцы остались живы! Кто же тот храбрец, который спас их от дракона? Знала бы я, кто он, исполнила бы любое его желание. Вот уже сорок лет всех моих птенцов пожирает дракон, и только в этом году я увидела их живыми. Наконец-то моя душа спокойна.
   Услышал юноша ее слова, вышел из укрытия и сказал:
   — Матушка, ей-богу, это я убил дракона.
   — Сынок, говори, что ты хочешь, я исполню твое желание.
   — Матушка, мне ничего не нужно, только вынеси меня иа землю, на белый свет.
   — Ах, как же это так! Пусть бы моя душа сохла от горя еще сорок лет, только бы не слышать мне от тебя такого. Но я поклялась исполнить твое желание, и я помогу тебе. Принеси мне семь туш мяса, семь бараньих курдюков воды и семь больших гат (Гата ― пирог овальной или круглой формы со сладкой начинкой.), тогда я смогу взлететь и вынести тебя на землю.
   Кучук Авдла передал слова птицы падишаху. Падишах велел зарезать семь яловых овец, приготовить семь бараньих курдюков и семь бурдюков воды, испечь семь гат и отправил все это со слугами к птице Симр. Все погрузили на крылья птицы. Кучук Авдла сел на нее, а Симр и говорит:
   — Сынок, теперь брось-ка мне в рот гату, бурдюк воды и один бараний курдюк.
   Сделал юноша все, что попросила птица, и она взлетела. Через некоторое время птица спрашивает:
   — Сынок, какова отсюда земля?
   — Матушка, она похожа на круглое сито.
   — Сынок, брось-ка мне в рот еще гату, бурдюк воды и один бараний курдюк.
   Юноша исполнил все, что сказала Симр. А она вскоре опять спросила:
   — А теперь как выглядит земля?
   — Она величиной с решето.
   — Сынок, кинь мне в рот еще гату, бурдюк воды и бараний курдюк.
   Юноша опять исполнил все, что попросила Симр. Потом она вновь спросила:
   — А какая теперь земля?
   — Матушка, теперь она величиной с гумно.
   — Закинь мне в рот гату, бурдюк воды и бараний курдюк, ― попросила опять Симр.
   — Теперь какова земля? ― спросила она, проглотив еду.
   — Величиной с три гумна.
   — Подкинь мне в рот еще бурдюк воды, один бараний курдюк и шесть гат. Сынок, а теперь на что похожа земля, твой белый свет?
   — Я не найду сравнения, матушка. Она огромна, и нет ей края.
   — Брось-ка мне еще в рот бурдюк воды, гату и бараний курдюк.
   Стал юноша искать курдюк, а его нет ― выпал. Отрезал Кучук Авдла кусок мяса от своего бедра и бросил в рот птице. Почувствовала она, что это не курдюк, не стала есть, спрятала под языком.
   Взмахнула Симр крыльями и опустила Кучука Авдла на землю у края ущелья, где его бросили братья.
   — Кучук Авдла, я исполнила твое желание, ― сказала Симр. ― Теперь я взлечу на большую гору и послежу оттуда за тобой, пока ты не дойдешь до владений своего отца… Ну, иди теперь, отчего же ты не идешь?
   Кучук Авдла ответил:
   — Ноги немного затекли, потому и не могу идти.
   — Как бы они у тебя ни затекли, пройдись-ка.
   — Ей-богу, матушка, я не могу.
   — Сынок, скажи мне правду, почему ты бросил мне в рот кусок своего бедра?
   — Ах, матушка, что от тебя утаить, что от бога ― бараний курдюк упал, пока мы летели, а ты не могла остаться без мяса, вот я я отрезал кусок бедра.
   Тут она выплюнула этот кусок, приложила его к бедру юноши, смазала рану своей слюной, и рана сразу затянулась, как будто ничего и не было.
   — Вот теперь, сынок, вставай и иди.
   Смилостивился бог над Кучуком Авдла, да смилуется он и над вами (Обычное обращение сказителей к слушателям.). Идет Кучук Авдла, а навстречу ему пастух. Дал юноша пастуху два золотых и говорит:
   — Зарежь для меня овцу, отдай мне ее требуху и свою одежду, и больше мне от тебя ничего не нужно.
   От радости пастух мигом зарезал овцу, отдал требуху Кучуку Авдла. Кучук Авдла вымыл требуху, высушил и напялил себе на голову, поверх своей одежды надел пастушью и отправился в город. Зашел к зивкару (Зивкар ― мастер, изготовляющий серебряные изделия.), спросил:
   — Отец, тебе не нужен слуга?
   — Клянусь богом, нужен. Я буду платить тебе, только оставайся у меня.
   — Не нужна мне твоя плата, корми меня, и этого достаточно.
   И остался юноша у зивкара. Прошло четыре дня, зивкар и говорит:
   — Плешивец, а ты не хотел бы стать моим сыном?
   — Ну что ж, я согласен.
   И стал Кучук Авдла сыном зивкара. Пусть он пока живет у него, а мы посмотрим, что делают его братья. Привезли они спасенных дочерей дракона к отцу и дожидаются свадьбы. А дочери дракона сказали, что они носят траур по Кучуку Авдла. И свадьбу отложили. Наконец удалось их уговорить, и стали готовить девушек к свадьбе.
   Вернулся однажды зивкар домой и вздыхает:
   — Боже, есть ли справедливость на свете?
   — Почему ты так говоришь, отец? ― спрашивает юноша.
   — Сынок, всевышний оказался немилостив. Было у падишаха три сына. Старший ― Мирза Махмуд, младшего звали Кучук Авдла. Он был мужественным и храбрым, жен нашел своим братьям, а они его убили и сбросили в ущелье. Долго девушки не соглашались выходить замуж за его братьев, и только теперь удалось их уговорить.
   Рано утром глашатай закричал перед дверью зивкара:
   — Зивкар, эй, зивкар!
   — Что случилось? ― испугался тот.
   — Зивкар, ты должен к завтрашнему дню сделать золотых петуха и курочку и оживить их. Не сделаешь, падишах велит завтра отрубить тебе голову.
   — Да разрушит бог и твой дом, и дом падишаха, сделать-то я сделаю, но как мне их оживить?
   — Не сделаешь, не сносить тебе головы. Падишах прислал код (Код ― деревянное ведро или кадушка; часто служили мерой веса сыпучих тел (от 10 до 12 фунтов).) золота.
   Опечалился зивкар, заплакал, не хочет брать золото, а глашатай стоит, ждет.
   — Дорогой, чего ты хочешь от меня? Я же не бог, чтобы их оживить!
   Зашел плешивец, спросил:
   — Отец, о чем ты горюешь?
   — Сынок, будущей старшей невестке падишаха захотелось иметь золотого петушка и курочку, да живых, чтобы они играли на золотом подносе. Ну, сделать-то я их сделаю ― и курочку, и петушка, но как мне оживить их?
   — Э, отец зивкар, стоит ли из-за этого огорчаться? Бери золото, плешивец сделает.
   — Сын мой, ради бога, помоги мне, иначе отрубят завтра мою голову.
   — Давай мне золото и ни о чем не думай.
   Зивкар взял у глашатая золото, и тот ушел. Зивкар спросил Кучука Авдла:
   — Что тебе принести, сын мой?
   — Принеси мне код фундука.
   Зивкар купил орехов, принес юноше.
   — Теперь, отец, закрой меня на три замка, ― попросил он.
   Зивкар сделал нее, что попросил Кучук Авдла, и ушел.
   А юноша вынул из мешка петуха и курочку, поставил перед собой, и они запрыгали. Сам же он стал щелкать орехи.
   А зивкару не спится, подошел он ночью к двери плешивого и спрашивает:
   — Сын мой, ты хоть сделал что-нибудь?
   — Отец, все готово, да только вот пока не могу их оживить, ― отвечает юноша.
   — О горе мне, не сносить завтра головы, ― запричитал зивкар, ― я же не хотел браться за эту работу, зачем ты меня уговорил?
   Под утро вновь пришел зивкар к двери плешивого:
   — Сын мой, скажи, ты сумел их оживить? Я водь дрожу oт страха.
   — Не беспокойся, отец, все уже готово, да вот оживить их пока не могу.
   Не находит зивкар себе места от горя. Только солнце поднялось, открыл он дверь лавки и видит ― о чудо: петух и курочка на подносе танцуют. Расцеловал он плешивого и говорит:
   — Да буду я твоей жертвой, зачем ты меня обманывал?
   — Э, отец, я просто хотел попугать тебя немного.
   Утром пришел глашатай к зивкару и закричал с порога:
   — Зивкар, эй, зивкар! Готов ли заказ?
   А зивкар ему отвечает:
   — Забирай своего петуха и курочку и уходи поскорее.
   Увидела девушка петуха и курочку, узнала их.
   — Сестрички, ― говорит она сестрам, ― Кучук Авдла вышел на землю, только никому об этом ни слова.
   А во дворце уже готовятся к свадьбе старшего сына падишаха. Уже и всадники готовы, ведь падишах женит своего старшего сына.
   Кучук Авдла говорит зивкару:
   — Отец, дай мне свою клячу, я тоже поеду на свадьбу. Я молод, мне хочется посостязаться с другими в джриде.
   — Поглядите-ка на это ничтожество, ― возмутился зивкар, ― так я и дал тебе коня! Я сам поеду!
   «Ах ты собачье отродье, ― подумал про себя Кучук Авдла, ― поезжай, и я за тобой поеду. Если ты останешься в живых, не быть мне мужчиной».
   Всадники стали подъезжать ко дворцу падишаха. Зивкар тоже закрыл свой дукан (Дукан ― мелочная лавка, нередко одновременно и мастерская, где изготавливались всевозможные предметы ― от подков до ювелирных изделий.), оседлал коня и отправился на джрид. А плешивый потер друг о друга волшебные конские волоски, которые дала ему младшая дочь дракона, и тут же перед ним появились три коня.
   — Кучук Авдла, приказывай, разрушить мир или благоустроить? ― в один голос крикнули они.
   — Пусть мир благоустраивается, а мы в нем поживем, ― ответил юноша, ― я хочу поехать на джрид, состязаться со всадниками падишаха.
   Выбрал Кучук Авдла черного коня, переоделся в черную одежду и поехал во дворец. По пути он встретил зивкара и так огрел его дубиной, что тот еле жив остался.
   Пусть зивкар проклинает день, когда появился на свет, а мы посмотрим, что дальше произошло с Кучуком Авдла. На джриде он чудеса совершает, всех побеждает. Своего старшего брата он так ударил дубиной по голове, что тот сразу дух испустил, и следа от него не осталось, как будто не только что умер, а вот уже седьмой год, как мертв.
   Народ закричал:
   — Держите его, держите!
   Да где им его поймать? Конь, что ветер, по воздуху летит. Остановился Кучук Авдла у дома зивкара, поцеловал коня в глаза, и тот исчез. Вечером и хозяин приплелся, с ахами и стонами.
   — Вай, отец, что с тобой случилось?
   — Ах, сынок, хорошо, что ты не поехал на свадьбу. Тебя убили бы на месте. В тебе-то душа еле-еле держится, я покрепче, потому и жив остался.
   — А что же все-таки с тобой случилось?
   — Сам не знаю, появился какой-то конь, не конь, а молния, на нем ― неизвестный всадник. Со всех других он шапки сорвал, всех победил. Поднялся вопль, крик. Сначала он со мной расправился, потом с остальными и внезапно пропал. И никто не знает, куда он скрылся.
   — Эх, отец, никто из всадников падишаха не смог выиграть и джриде, вот ты и говоришь так.
   — Клянусь богом, такого страха я в жизни не испытывал.
   Стали во дворце готовиться к свадьбе среднего сына падишаха.
   Опять пришел глашатай с кодом золота и говорит:
   — Зивкар, тебе велели сделать золотую кошку и мышку.
   Зивкар пошел к плешивцу:
   — Плешивый, возьмешься сделать?
   — Да, отец, неси золото, я сделаю.
   Зивкар принес золото. Юноша спрятал золото в хурджин.
   Спрашивает зивкар:
   — Что тебе принести, сын мой?
   — Неси код орехов, ночью буду работать.
   Принес зивкар орехи. Плешивый опять закрылся. Разок молотком стукнет, орешек расколет, другой раз ударит по наковальне, чтобы думали, что он работает. Вытащил из хурджина золотую кошку и мышку, поставил на стол, и они заиграли. Зивкар же, уверенный в том, что плешивый его не подведет, не стал его больше беспокоить.
   Наступило утро над семьюдесятью двумя народами (По мифологии курдов-езидов, в мире существует семьдесят два народа. Согласно одному из преданий, у Ноя было семьдесят два сына и столько же дочерей, они вступили в брак и положили начало семидесяти двум народам. По другому преданию, семьдесят два народа произошли от детей Адама.), и над ними тоже. Зивкар встал и пошел к плешивому:
   — Сын мой, ты сделал что-нибудь?
   — Отец, все уже готово, не беспокойся, ― ответил юноша.
   Только солнце поднялось, плешивый отворил свою дверь, отдал золотые изделия зивкару. Потом пришел глашатай, взял заказ.
   — Ей-богу, Кучук Авдла здесь, эти вещи мои, только об этом никому ни слова, ― говорит средняя дочь дракона сестрам.
   На следующее утро всадники собрались на свадьбу среднего сына падишаха.
   — Отец, ― говорит Кучук Авдла зивкару, ― дай мне свою клячу, хочу и я состязаться с этим всадником в джриде.
   — Глядите-ка на этого оборванца! Да от тебя мокрое место останется. Несчастный, я не могу с ним справиться, где уж тебе? Ведь неизвестный всадник может, божье ты наказание, и сегодня появиться.
   — Он наказал вас один раз. Но ведь он не сумасшедший, чтобы появляться каждый день? ― говорит. Кучук Авдла.
   Зивкар уехал.
   — Ну, теперь держись, коль не дал ты мне коня, ― пригрозил Кучук Авдла ему вслед.
   Зашел Кучук Авдла за угол дома, потер свои волшебные волоски друг о друга, и тут же появился перед ним конь:
   — Ну, Кучук Авдла, разрушить мир или благоустроить?
   — Пусть мир благоустраивается, а мы в нем поживем. Конь мой, неси меня на свадьбу сына падишаха, ни одни всадник не должен ускользнуть от нас.
   — Пусть будет по-твоему, ― ответил конь.
   Оделся Кучук Авдла в одежду дракона, а она была такого же цвета, что и конь, сел на коня и поехал. Едет он и опять встречает на пути зивкара. Счастлив тот, кто остался дома! Всех изувечил Кучук Авдла. Огрел он дубинкой по голове среднего брата, а сам взлетел на коне выше облаков и исчез. Опустился Кучук Авдла у дома зивкара, снял с себя одежду дракона, опять поцеловал коня в глаза, и конь исчез. Затем юноша натянул на голову требуху и сел у порога. К вечеру приплелся зивкар, хромая, ахая да охая.
   — Отец, ради всевышнего, скажи, что случилось?
   — Ах, куро, вчера он прилетел на черном коне, а сегодня и он сам, и конь под ним были синего цвета. Всех в разные стороны разметал. До сих пор не пойму, что это за чудище было?! Град ударов обрушился мне на голову, так что искры из глаз посыпались. Отовсюду слышались вопли, крики. А потом его конь взлетел и исчез. И у меня на теле живого места нет, еле до дома дошел.
   — Не дал ты мне свою клячу, а теперь оправдываешься. Садись отдохни, все пройдет.
   На третий день зивкар приходит к плешивому и говорит:
   — Сынок, не позволь несправедливости одолеть справедливость.
   Кучук Авдла ответил ему на это:
   — Ты прав, отец, не дай бог несправедливости одержать верх над справедливостью. А что случилось?
   — Невесту Кучука Авдла падишах замуж выдает.
   — А за кого ее выдают?
   — За сына везира.
   — Что ж тут такого, не все ли равно? Сын везира или Кучук Авдла, никакой разницы, по-моему.
   Вечером к зивкару опять пришел глашатай с кодом золота:
   — Зивкар, тебе велено сделать золотую наседку с золотыми цыплятами и чтобы они играли на золотом подносе. Завтра приду за ними, не сделаешь ― голову снесут.
   — Хорошо, оставь золото. Будет сделано и это.
   Принес зивкар золото Кучуку Авдла и говорит:
   — Что тебе принести, сын мой?
   — Два кода фундука, и я все сделаю.
   Принес зивкар орехи. Заперся Кучук Авдла, один раз молотком орех расколет и в рот положит, другой раз по наковальне ударит.
   Легли все спать. Кучук Авдла вытащил из хурджина золотую наседку с цыплятами, поставил перед собой, и они стали клевать зернышки и играть, а Кучук Авдла заснул сладким сном.
   Наступило утро над семьюдесятью двумя народами, и над ними тоже. Пришел зивкар, спросил:
   — Сын мой, ты все сделал?
   — Ей-богу, я все уже сделал, отец.
   — Да буду я твоей жертвой, сынок, ты меня спас. Верно, ты мне богом послан, ― обрадовался зивкар.
   — Отец, я тебя спас, дай мне хоть сегодня свою клячу, я хочу со всадниками в джриде состязаться.
   — Мне тебя жаль, не ходи туда. Убьет тебя неизвестный. Меня, старика, и то не пощадил, где уж тебе спастись. Ударит тебя дубиной разок по лысой голове, лишь мокрое место останется.
   Как ни просил его плешивый, зивкар не дал ему своей клячи.
   «Даю слово, сегодня ― последний день твоей жизни», ― решил про себя Кучук Авдла.
   Зивкар уехал. А Кучук Авдла опять переоделся в черные одежды, взял в руки дубину, сел на черного коня и поехал. Встретил он зивкара в пути, ударил его слегка дубиной, и тут же душа старика унеслась в ад. Затем Кучук Авдла врезался в кучу всадников и всех их разогнал. Убил Кучук Авдла и сына везира и пришел к своей невесте.
   Принесли падишаху добрую весть, что вернулся его младший сын и что всадником, который приезжал три дня подряд, был он, Кучук Авдла. Не было предела радости падишаха.
   Семь дней и ночей играли свадьбу. Они добились своего счастья, и вы радуйтесь своему счастью.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 239 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315




С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2018