World Sayings.ru - Сказки Центральной Индии - Как сына раджи жена спасла Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная      Sayings      Помощь      Каталог


Сказки Центральной Индии

КАК СЫНА РАДЖИ ЖЕНА СПАСЛА

   В стародавние времена, говорят, был в одном государстве раджа, и был у этого раджи советник. Как завелись у них дети, они устроили школу-патсал и, только дети подросли в меру, послали их в эту школу учиться. А поженили они детей еще во младенчестве, так что те и не знали, женаты они или не женаты,— в голове того у них не было.
   И, сказать правду, когда сын раджи и сын советника выросли, они хорошо научились читать и писать и сдали экзамен, так что их отцы и их гуру были ими очень довольны и всегда их хвалили.
   А те оба юноши всегда были вместе, и вот как они промеж себя говорили:
   — Слушай, хотел бы я знать, когда нас женят? Знать бы, женят нас или нет?
   Сказано было, их обоих женили, когда они были младенцами. Они про то ничего и не помнили. Вот и говорят:
   — Им заботы нет нам жен подыскать. Давай пойдем отсюда в чужие края.
   И вот, как раз когда они так говорили, а может днем-двумя позже, лошадиные барышники бог весть откуда пригнали, говорят, туда на продажу хороших-хороших коней. Тут юноши говорят:
   — Слушай, никуда не пойдем. Вон каких они пригнали коней. Надо нам сделать так, чтобы наши купили нам по коню. Научимся ездить верхом, а там и отправимся куда пожелаем.
   Подумали оба, что так будет лучше, и на том согласились. Пошли и вправду стали дома просить:
   — Купите нам по коню. Таких хороших коней привели. Услышали это раджа и советник и говорят:
   — Уж очень они оба просят. Надо купить им коней. Не загрустили б они. Чего доброго, в тоску впадут.
   Решили так и вправду купили коней. Юноши очень обрадовались. Каждый день они садились верхом и ездили взад и вперед.
   И вот, говорят, взял раз сын раджи и поскакал один на пруд к гхату. Увидел — купаются девушки, и закипела в нем кровь. Сказать-то он ничего не сказал, а начал гонять коня во всю мочь у самого гхата. Девушки перепугались, бегут кто куда, а народ говорит:
   — Видно, он уже вырос. Вот и гоняет коня — хочет себя перед девушками показать.
   Да только из-за него и воды не набрать. Подошла к нему одна старуха и говорит:
   — Послушай, сынок, ты тут крутишься, как балбес холостой. А ты ведь женатый. Забыл, что ли?
   — А когда меня женили? — спрашивает он.— Что до меня, я такого не помню. А если женили, где же жена? Я ее не видал.
   Старуха ему отвечает:
   — Тебя женили, когда ты совсем маленький был. Вот ты и не помнишь. А жену твою сюда еще не привозили. Она у отца в доме живет. А теперь, видим, ты уже вырос. Может, пора и жену тебе привезти на нынешний год. До сих пор ты был еще мал, вот раджа и не говорил, чтобы тебе жену привезти. А теперь вырос; надо думать, в этом году тебе ее привезут.
   — Скажи, бабушка,— спрашивает он,— из какой деревни моя жена?
   — Тебе,— отвечает,— просватали в жены дочку раджи такой-то деревни из таких-то краев.
   — Хорошо,— говорит он.— Так я спрошу у родителей, привезут ее или не привезут.
   — Ладно, спроси.
   Поговорил так сын раджи и поскакал скорей к дому. Тут уж женщины смогли без страха искупаться и волосы вымыть, а потом набрали воды и пошли по домам.
   А сын раджи прискакал домой и спрашивает у матери:
   — Скажи, матушка, женили меня или нет?
   — Женили,— говорит.
   — А чего ж мы ее сюда не привезем? — спрашивает.
   — Сынок,— отвечает мать,— срок не приходил, вот и не привезли.
   — Слушай, матушка,— говорит сын.— Чего ждать? Я поеду, взгляну и ответ принесу. А отпустят ее со мной — привезу сразу.
   — Хорошо,— отвечает она.— Поезжай.
   Тут он и вправду, как поел, сразу собрался, сел на коня и пустился в путь за женой. Едет он мимо тростникового поля (Тростник служит санталам обычным кровельным материалом. Хотя растение это дикорастущее, санталы заботятся о сохранности его полей: оберегают молодую поросль от потравы скотом и выжигают стерню после заготовок.), а там кто-то тростник поджег. Пламя ширится, все поле вокруг обхватило. А на том поле жила большая-пребольшая змея. Увидела змея пламя со всех сторон, стала выход искать, да боится сгореть и выйти не может.
   Тут она вдруг заметила сына раджи, что за женой своей ехал, чтоб ее привезти. Кричит ему:
   — Эй, сын раджи! У тебя радость — ты за женой едешь, а я тут в беде. Пожалей меня, выручи из беды. Спасешь меня, я тебя награжу.
   — Ишь ты,— отвечает он.— Стану я тебя спасать. Если я тебя выручу, ты меня сразу укусишь. Ваш змеиный род благодарности не знает. Сколько мы вас ни любим (Имеется в виду широко распространенное в Индии поклонение змеям, принимающее во многих местах формы специфических культов со своими храмами, святынями и празднествами.), вы нас кусаете.
   — Нет, я не такая,— говорит змея.— Мало ли кто неблагодарный — я не такая. Я здесь погибаю. Сжалься надо мной, спаси от беды. Я тебя всерьез прошу.
   Тут и вправду стало ему жалко змеи. Он слез с коня, сбил огонь возле змеи и повязку с бедер на землю постлал. По этой повязке змея и выползла. Тогда он ей говорит:
   — Ну вот. Я тебя выручил. Какую награду, ты говорила, мне дашь? Давай мне награду.
   — Не будет тебе награды,— отвечает змея.— Ты меня спас от такой страшной беды. Это ты хорошо сделал. Только как это вышло, что ты меня не побоялся спасать? Редкую отвагу ты показал — меня спас. А теперь я тебя убью. Вот отойдем немного отсюда, и я тебя укушу. Куда ты от меня денешься?
   — Если я побегу,— спрашивает он,— ты меня укусишь?
   — Да,— отвечает змея,— укушу непременно. Ты разве не знал, что мы, змеи, яд в себе носим? Теперь тебе от меня не уйти.
   Остолбенел юноша. Потом говорит:
   — Верно, мне теперь от тебя не убежать. Хочу я тебе одно только сказать. Послушаешь меня или нет?
   — Ладно,— отвечает змея.— Говори. В чем дело-то?
   — Ты все равно меня убьешь,— говорит он.— Так подожди малость. Давай сперва кого-нибудь позовем — пусть нас рассудят. Если скажут по-твоему — ладно, кусай.
   — Только не будем звать людей,— отвечает змея,— они наперед в твою пользу скажут. Таких мне не надо. Давай искать других судей.
   — Ладно,— говорит он.— Скажи сама, кого нам в судьи позвать.
   — Пусть судьей будет корова,— сказала змея,— другим пусть будет дерево, а третьим — вода. Их троих мы попросим нас рассудить. Что они скажут, тому и покоримся. Решат в твою пользу — убей меня; решат в мою — я тебя укушу.
   — Ладно,— говорит юноша.— Это хорошо. Идем их искать. Вот они и вправду пошли. Идут и видят: стадо коров отдыхает под баньяном (Баньян (Ficus religiosa) — один из замечательнейших представителей растительного мира Индии. Это — огромное раскидистое дерево с целым лесом стволов, развивающихся из воздушных корней. Баньяны нередко растут у околицы индийских деревень и служат обычным местом сходок. Баньян обычно считается обиталищем различных божеств и духов и сам является обьектом религиозного поклонения.).
   — Пойдем,— говорят,— туда, к коровам. Поговорим и с баньяном. Вроде там и вода есть поблизости. Найдем всех троих сразу.
   На том и согласились.
   Подошли они к баньяну, поговорили с деревом и с коровами, а потом повернулись к источнику. Юноша им говорит:
   — Послушайте, я прошу вас всех троих. Рассудите нас.
   — Хорошо,— отвечают они.— Скажи сперва, в чем дело. Раньше, чем услышим, мы не решим.
   — Ладно,— говорит он.— Я начинаю. Слушайте.
   — Мы слушаем,— говорят.
   Тогда он сказал:
   — Я ехал за женой — взять ее из отцовского дома. А эта змея была в тростниках. Кто-то поджег тростник со всех концов, и огонь шел кольцом. Змея испугалась, что сгорит, и хотела уползти от огня. А горело так сильно, что ей было не выползти. Увидела она меня, позвала и сказала: «Эй ты, жизнь моя на волоске. Пожалей меня, спаси от этой беды. Спасешь меня, я тебя награжу». Я ей говорю: «Кто тебя знает. Вы, змеиное племя, неблагодарны. Даже когда вас кормят и берегут, вы людей жалите». А она мне: «Те — кто их знает, какие. Я не такая. Пожалей меня и вызволи из этой беды». Раз она так говорила, я ее пожалел; сбил огонь и повязку со своих бедер разостлал по горячему месту. Она и выползла. Я ей говорю: «Ну, я тебя спас. Давай мне награду». А змея мне: «Какую тебе награду? Как ты не побоялся меня спасать? Я ведь опасная тварь. Теперь я тебя укушу. Смотри сам, где тебе от меня убежать». Говорит она так, а сама встала на хвост и капюшон свой раздула. Я говорю: «Слушай, ты. Ты меня все равно убьешь. Так давай попросим кого-нибудь нас рассудить, послушаем, что он скажет. Решат в твою пользу, тогда меня и убивай. Я тебя спас. Если ты нисколечко не благодарна, что мне с тобой делать?» Поговорили мы так и решили просить вас троих. Так что сделайте великую милость, рассудите вы нас. Знать бы мне, сделал я хорошо или я сделал плохо?
   Тут баньян говорит:
   — Верно, ты сделал хорошо. Но за добро платят злом. Ты спас змею, а она тебя хочет убить, и она тебя непременно укусит. Судить так мы научились от вас, от людей. Гляди сам. Вы отдыхаете в моей тени, я служу вам добром. А вы ломаете мои сучья, садитесь на них и пускаете ветры. Видишь, как несправедливо вы поступаете. Так что будь уверен, змея тебя непременно укусит.
   Тогда юноша попросил:
   — Корова, сделай милость, скажи. Что ты решила?
   — Да, она тебя вправду укусит,— сказала корова.— Как дерево говорит, так и будет. Смотри, мы приносим телят. Только начнем их кормить, вы их отбираете. Их гоните прочь, а молоко берете себе. Да еще нас бьете без жалости. Мы вам пашем поля и заработать на жизнь помогаем, а вы нас губите. Так что змея тебя и вправду укусит.
   Тут юноша просит:
   — Источник, скажи теперь ты, сделай милость. Как ты решил?
   — У меня то же решение, какое ты слышал от этих двоих,— сказал источник.— Зло за добро — это правильно. Гляди: вы пьете из меня, я сохраняю вам жизнь. Я служу вам добром, а вы, люди, со мной обращаетесь плохо: порой вы в меня облегчаетесь, вы здесь подмываетесь, вы сюда плюете и харкаете. Вот и пойми: за мое вам добро вы меня же бесчестите. Очень плохо вы делаете. Так почему же, если ты поступил хорошо, змее не поступить плохо? И впрямь она должна так поступить, она ужалит тебя.
   Тогда змея говорит:
   — Ладно. Что ты теперь скажешь? Слышал, что наши судьи сказали? Значит, я тебя укушу.
   — Хорошо,— отвечает юноша.— Ты меня укусишь, но перед тем я смиренно прошу вас, мои судьи: дайте мне излить мою печаль, выслушайте меня. А если выслушать не хотите, скажите прямо.
   — Ладно,— сказали они.— Мы тебя слушаем. Начинай.
   — Меня женили,— начал он говорить,— кто его знает, в каком раннем возрасте. Я и лица ее никогда не видал — не знаю, какая она. Нынче я в первый раз поехал в дом к тестю — жену взять. Мне и на ум не приходило, что беда вроде нынешней встретит меня на пути. Я вас молю, отпустите меня ненадолго, дайте мне с женой встретиться. А потом я поеду назад этой дорогой, и пусть тогда змея меня жалит.
   Тогда баньян спросил:
   — Ну, змея, что ты скажешь? Он просит, мы слышали.
   — Верно,— отвечает змея.— Только вы за него поручитесь и будьте свидетелями. А я с судьями спорить не стану.
   — Ладно,— говорит баньян.— Судьи ведь мы, не так ли? Поручимся мы за него или нет?
   — Да,— говорят двое других,— это можно. Только когда он вернется?
   Вот они и спросили у юноши:
   — Слушай, через сколько дней ты вернешься? Или ты не вернешься совсем?
   — Завтра я не вернусь,— ответил он,— вернусь послезавтра. Я назначу вам третий день, если первый сегодня. В этот день я приду непременно. Я вас не обману.
   — Смотри же, не обмани,— предупредили они.— А то осрамишь нас понапрасну.
   — Да нет же,— повторил он,— я вас не осрамлю. Тут они обратились к змее:
   — Ладно, змея,— говорят.— Раз так, дай ему три дня. Мы ручаемся за него. Подумай сама, его женили, когда он был ребенком, он не поговорил и не посмеялся с ней ни единого дня. Если ты его ужалишь сейчас, выйдет так, что его напрасно женили. Вот мы и просим тебя: отпусти его на три дня, мы ручаемся. Укусишь его, когда он вернется. Тогда мы тебе ни слова не скажем.
   — Хорошо,— отвечает змея.— Я с судьями спорить не стану. Пусть идет.
   Как кончился разговор, юноша сел на коня и поехал к дому жены. Приезжает туда, вынесли ему кровать, и он сел. Они его не признали и говорят:
   — Здравствуй, почтенный. Откуда ты, друг наш? Мы тебя что-то не узнаем.
   — Верно,— отвечает он.— Вам меня не узнать. Вот когда я скажу, вы поймете, кто я.
   — Так откуда же ты? — спрашивают.
   — Я,— говорит им юноша,— сын такого-то раджи из такого-то края. Я узнал, что мне здесь жену высватали. Дочку такого-то раджи выдали за меня. Вот я и приехал жену забрать.
   — А,— говорят они,— этого хватит. Дальше и не рассказывай. Теперь нам понятно.
   Принесли они воды, омыли ему ноги, а потом подали масло и палочки зубы чистить и повели его искупаться. Вернулся он с купанья, его угостили простоквашей и рисом, а как это съел, закололи откормленного козла и устроили целый пир. Ночевать отвели ему отдельную комнату, дали дочери масла и велели ей:
   — Пойди, дочка, натри мужа маслом, разотри ему руки и ноги и сама с ним там оставайся. А дочка их, правду сказать, к той поре уже выросла и все понимала, как взрослая. Только сказали ей, она сразу пошла. Натерла его маслом, растирает ему руки и ноги и болтает с ним обо всем. А юноша и отвечает ей без охоты и вроде ничего с ней иметь не желает. Подождала девушка, а потом вдруг и спрашивает:
   — Скажи-ка мне, ты ведь уже взрослый мужчина, правда? Разве смешного не понимаешь?
   — Конечно, я уже взрослый,— отвечает он ей.— Потому я за тобой и приехал. Только, боюсь, это наша первая и последняя встреча. Томит меня печаль. Зачем мне с тобой так обходиться, чтобы тебе потом было плохо. Останешься по мне тосковать.
   — Почему ты так говоришь? — спрашивает девушка.— Куда ты собираешься? Расскажи мне, а то я тебя не отпущу.
   — Если я скажу,— отвечает он,— тебе только хуже будет.
   — Скажи,— просит она.— Как бы мне ни пришлось, хорошо или плохо, скажи.
   Тут он и вправду начал с того, как он ехал и увидел змею, которой огонь смертью грозил, а там и все рассказал, все, как было. Потом говорит:
   — А пришел я к тебе, потому что они за меня поручились на три дня. Когда я обратно пойду, змея меня непременно укусит. Вот почему я себя так веду. Чего ради мне миловаться с тобой всего один день? Тебе от того только плохо будет.
   — Ну так я тоже пойду с тобой,— говорит девушка,— и вместе с тобой смерть приму. Я твоя на всю жизнь. Ты купил меня, а потому я умру там, где доведется тебе умереть. И я тебе говорю: что бы мне ни грозило, когда ты пойдешь, я пойду вместе с тобой. Я посмотрю на нее, как она тебя укусит.
   — Не надо тебе идти,— просит юноша.
   — Нет,— отвечает она.— Я тебя ни за что не оставлю. С тех пор как ты мне это сказал, мне стало плохо. Не сказал бы ты, я бы ни о чем и не думала. А как ты сказал, стало худо.
   Поговорили они, и стало им легче друг с другом. Ночь они провели вместе, а все равно юношу не покидала тоска. В назначенный день он сказал:
   — Сегодня я ухожу. Больше я не останусь.
   — Ладно,— говорят ему.— Хорошо.
   Собрали в путь девушку и проводили их. Они ведь об этом никому больше не говорили. Отошли сколько-то, юноша и говорит:
   — Слушай, не ходи дальше. Вернись отсюда назад.
   — Хорошо,— отвечает девушка.— Я вернусь. Только скажи, далеко отсюда до места, где тебя змея ждет?
   — Вон там, у холма,— говорит он,— стоит баньян. Под этим баньяном она меня ждет.
   — Ладно,— говорит она.— Тогда я дойду до этого дерева. Погляжу, как змея укусит тебя, и вернусь.
   Стал он ее как мог уговаривать, чтобы она не ходила, и насильно назад ее поворачивал. Только она не ушла, и пришлось ему с тем примириться. Что еще ему оставалось? Пошли они вместе дальше. Подошли к дереву, девушка и говорит:
   — Не могу, я от моей любви к тебе отказаться. Тебя змея непременно укусит. Поэтому я вот что скажу: пусти меня идти вперед, а сам иди сзади. Я хочу с змеей сама повстречаться.
   — Ладно,— отвечает он.— Иди ты впереди.
   Тогда и вправду девушка пошла впереди. Немного прошли и увидали змею: она поднялась на хвосте над дорогой и капюшон свой раздула. И все равно они пошли дальше. Подошли к ней, девушка говорит:
   — Слушай, змея. Укуси меня первой, а потом можешь кусать моего мужа. Если укусишь только его, куда мне деваться?
   — Тебя-то кусать я не буду,— отвечает змея.— Живи себе у отца с матерью.
   — Не получится так,— говорит снова девушка.— Видишь, родители мои меня ему продали. Он купил меня с костями и с прахом, а потому все, что может с ним приключиться, и мне уготовано. Вот почему я тебе говорю: если хочешь его укусить, кусай и меня.
   — Нет,— отвечает змея,— тебя я кусать не стану.
   И поползла она прямо к юноше, чтобы его укусить. А девушка стоит перед ним и заслоняет его, куда бы змея ни повернулась. Потом говорит:
   — Эй, змея, что ты задумала, почему меня не кусаешь? Я не дам тебе его укусить. Пусть этот баньян мне будет свидетелем. Хотела б я знать, чем я буду себя содержать, какие люди меня приютят, если ты убьешь моего мужа. Вот и скажи мне это сперва.
   — Хорошо,— отвечает змея.— Если так, я тебя награжу — научу тебя заклинанию. Вот чем ты сможешь себя содержать.
   — Ладно,— говорит девушка.— Только сперва меня научи, тогда я тебя пущу. А не научишь — не пущу.
   — Хорошо,— отвечает змея.— Я тебя научу.
   Вот она и дала ей свое благословение, кто его знает какое, и научила ее заклинанию.
   — Как будешь заклинание читать,— говорит,— подними щепотку пыли и сдуй ее одним дуновением. На кого эта пыль упадет, тот мигом в золу превратится.
   — Пусть так,— говорит девушка.— Пусть я это с кем-нибудь сделаю. А научи, как мне ему живое тело вернуть.
   Змея ее и тому научила. Девушка ей говорит:
   — Подожди, я сначала попробую. Может, ты меня обманула.
   — Ладно,— отвечает змея.— Попробуй на этом деревце.
   — Хорошо,— говорит девушка.— Сперва я попробую, а потом ты кусай его.
   Она и впрямь подняла щепотку пыли, прочла заклинание и сдула пыль, да сдула-то ее, говорят, прямехонько на змею, и змея мигом в прах обратилась. Тут змее конец пришел.
   Пошли дальше юноша с девушкой безо всякого страха, и она ему сказала:
   — Видел ты? Я пошла с тобой и тебя выручила и спасла. А не пошла бы, не топтать бы тебе землю сегодня. Послушай я тебя и воротись с полдороги, не видать бы мне больше твоего лица.
   Юноша ни слова в ответ не сказал. От ее речей он словно бы остолбенел. А потом завели они разговор про другое и дальше пошли.
   Пришли они домой к юноше и там все рассказали. Все переполошились и только диву давались. Забили козлов и устроили большой пир: все ели, пили и веселились. «Люди ушли от смерти и к нам вернулись,— говорили они.— А то мы бы их больше и не увидели. Они вернулись назад, ушли от великой напасти». Вот как они говорили, ничего больше. Так юноша спасся от страшной беды.
   Вот и сказке конец. Сказка про этого юношу вся тут. Кончена она.
http://pizzasushiwok.ru/ рецепт пицца с сосиской по краю.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97



С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2017