World Sayings.ru - Русские сказки Забайкалья - Черти на святочных гаданиях Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная      Sayings      Помощь      Каталог


Русские сказки Забайкалья, былички и бывальщина

Черти на святочных гаданиях

Рассказывала одна, что вроде в святки, когда девчата ворожат, уехали они от деревни подальше, в зимовье, Чтоб ребята им не мешали. Вдруг откуда ни возьмись ребята их подъехали! С гармонями, хохочут. Входят в избу.
- Никуды вы от нас, говорят, не уйдете. Мы вас везде найдём.
Стали они танцевать под гармонь, петь... Вот сели ужинать. А одной девки сестренка была малая. Дома-то одна боялась остаться, ну, она и взяла её с собой.
Вот сидят они за столом, а у маленькой девчонки ложка-то под стол упала. Ну, полезла она за ней, смотрит: а у всех ребят-то вместо ног копыта. Выглянула она из-под стола-то: а у них на голове рога. Вот сидит она и говорит сестре:
- Няня, няня, у меня живот болит. Ну, ребята-то ей и говорят:
- Своди её на улицу.
Вышли оне на улицу. Она сестре-то все и сказала. А дети-то, они же ведь как ангелы: на них грехов-то нету, вот они и видят всяку нечисть.
Сразу-то убежать они не решились. Зашли они обратно. Посидели чуток. А маленькая-то эта опять к сестре:
- Няня, няня, у меня опять живот болит. Парни ей говорят:
- Выведи её, да побудь там подольше.
Вышли они - и как давай бечь! Бежали, бежали... Смотрят: скирда стоит. Добежали до скирды. Сестра молитву прочитала и круг сделала. Зачертила себя. А черти-то эти догоняют их со свистом. Все кругом закружило, завертело. А они, черти-то, кричат:
- А-а, догадались! Убежали! Скрыться от нас хотите! - Тут петух закричал, и исчезло все.
Девочка-то дней через пять умерла, а сестра её болела шибко.

В бане собрались ворожить девки с парнями.

А к одной, к Нюрке, привязался братишка, Андрюшка.
- Нянька, я пойду с тобой тоже ворожить.
Она никак не могла отвязаться и тоже повела его. Они в предбаннике ворожили, и этот парнишка-то, Андрюшка, за имя подглядыват, как они ворожить будут с ними. Сели на стулья, закрылись тряпками. Колечко золото в стакан положат и смотрят.
А потом чё-то вдруг зашумело. И они все бросили, не стали ворожить, засмеялись: но, дескать, ночью, нам чудится. Вдруг заходят в дверь три парня. Они таки красивы парни. Сели на порог двое, а один на прилавок. Сидят, разговаривают. Те думают: "Сроду у нас таких парней не было. Откуда эти взялись парни?" Андрюшка заметил у них чё-то, говорит: Нянька, пойдем домой!
- Но, ты чё?!
Ну, никуды не пойдете, мы вас не отпустим.
Андрюшка.
- Нянька, нянька, я на улицу хочу, я на улицу хочу!
- Но иди.
- Я один боюсь. Пойдем с тобой.
- Но ладно, пойдем. - И вот оне вышли. Выскочили за ворота. Парнишка знал, что надо сказать "Господи, благослови!" - чтоб оне не выскочили, не догнали. Хлопнули дверью.
- Господи, благослови! Нянька, бежим. У парней-то хвосты, а у ног копытцы! - О-ой! Оне бежать! Выскочили за имя, эти парни. Те давай Бог ноги и успели добежать до дому. Дверь захлопнули.
Господи, благослови! - Всю ночь не спали. Рассказали дедушке и бабушке. Ну, а старуха сразу сказала: Это нечиста сила пришла! Чё теперь будет с темя? Том ишо осталось пятеро, три парня и две девки: её подружки и парни.
Наутро собрали народ, и все пошли к бане. И все они оказались там: шкуры сняты, ободраны висятся.
Это дядя Петя Чихирдин нам рассказывал.

Это тоже Прасковья Михайловна рассказывала.

Пошла, говорит, одна девка ворожить на святках. Поставила зеркало, колечко опустила в стакан с водой и сидит. А её парень знал, что она собиратся ворожить, и в эту избу пришел ране её, залез на печку, лежит. И вот девка прищла, сидит. Вдруг западня подниматся, из нее появлятся - черт (а она не видиг) и спрашивает её: - Девка, что на свете три косы?
Она испугалась, молчит, не шевелится. А парень не растерялся, с печки говорит:
- У речки коса, у девки коса да литовка - коса. Тот снова спрашиват:
- А что на свете три дуги? - Парень опеть же:
- В печке дуга, в упряжи дуга и радуга - дуга.
- А что на свете три матери?
- Мать-родительница, мать-сыра земля, да мать пресвята богородица. - Только сказал "мать пресвята богородица"-то - сразу черт исчез, западня захлопнулась. Девка ни жива ни мертва.
А если бы не парень, то он, черт-то, девку задавил бы. Она же испугалась. Не может ничё сказать.

Жениха выворожила

...До заутрени надо ворожить на святках.
Одна так и сделала. Родители ушли к заутрене, она села за стол и сказала:
- Суженый-ряженый мой, садись со мной. Приходит, значит, человек к ей, вроде хотел присести.
Военный. Снял саблю, положил на лавочку. И только хотел к ей присесть, она сразу заревела:
- Чур со мной! Чур со мной!
Он соскочил и убежал. А саблю-то оставил. Ей бы надо было её выбросить наотмачь, а она её взяла и в ящик положила. Вот теперь этот жених отслужил службу и как раз приехал через год и у родителей стал свататься. Но там многие сватались. Теперь и она сказала:
- Но, мать, я вот этого и выберу. Он, говорит, и прибегал. Пойду за его.
Её, значит, просватали. Вот они год живут, другой живут. Теперь и святки подошли. Так же вот приходят, значит, спрашивают:
- Как вы ране ворожили? (Как вот вы пришли.) Она и говорит:
- Я вот эдак ворожила. Села, он ко мне только хотел прикоснуться, саблю положил на лавку, хотел присесть, я заревела: "Чур со мной! Чур со мной!" Он убежал, а сабля-то, говорит, у меня осталась. А этот, хозяин-то её, да говорит:
- Вы, ребята, не слушайте её. Она вам наскажет!
- Да ты что "наскажет"! Да она у меня и сейчас в ящике, сабля-то, лежит.
- Ну-ка, покажи-ка.
Она все со дна выгребла, вытащила ему:
- Вот, гыт.
Он поглядел.
- Паря, - действительно, моя сабля-то, бывшая... Я, гыт, как-то терял саблю...
Потом, значит, немного погодя:
- А, дак ты за меня неспроста вышла замуж? - Раз! - ей отсек голову.

В Крупянке у нас рассказывала Аксенова, из городу.

…Вот, гыт, села ворожить-то. Сидела. Но, её научили, что если чё, дак ты "чур с нами" реви. Так же тарелочки, все поставила. Тоже военный пришел и сел к ей. А она с ножницами. Только он присел, она ножницами-то от шинелки ряз! - отрезала и заревела:
- Чур со мной! Чур со мной! - От шинелки-то успела отрезать лоскуток. Он убежал.
Вот тепериче, когда пришел со службы или с войны ли уж там - не знай. Стал свататься. Она тоже сказала: - Вот, я его и выворожила. А он откуда-то дальний.
Ну, выворожила - выворожила... Теперь поженились.Её мать отдала, отец тоже. Прожили. И вот говорит: - Паря, вот что такое? Шинелка у меня новенькая. И вот кто-то у меня унес эту шинелку, маскароваться попросили, я дал её. И кто-то испортил шинелку-то. У меня заплатка теперь. Она говорит:
- А у меня, говорит, есть эта-то заплатка. Помнишь, ты один раз в этой шинелке прибегал ко мне. Я, говорит, ворожила. И вот выворожила.
- А где?
Но и притащила эту заплатку, приложили - она как тут и была!
Стали жить. Никого, не убил он её.
Это действительно правда, даже и я верю.

В работниках у черта

...Шел какой-то мушшина по деревне, нанимался работать. Вот где-нить поработать с куска хлеба. Живет ня при чем: ничего у него нет и есть нечего. Ну, хотел там где-нить чё-нить поработаться. И вот прошел деревню и нигде не нанялся. А потом выходя из этой деревни, в другую деревню идтить. Выходя из деревни, ругается:
- Черт их... говорит, прошел, никто не нанял. Хоть бы, говорит, черти наняли, поработать с куска хлеба.
Иде, ругается один. А потом отошел так от деревни, его нагоняют тройкою конями, догоняють его, останавливають.
- Ты, говорят, куда идешь?
- Да иду вот нанимаюсь в работники - никто не берет. Хоть бы какой черт взял вот из куска хлеба поработаться.
А он сидит на повозке, барин, и говорит:
- Ну вот. А я работника ищу, мне работник нужен. Нанимайся ко мне. У меня работа легкая: будешь воду возить.
Ну, и он к им сел на повозку - сразу скрылися, как провалились куды-то. Усе получилось новое: народ ходит, работают, кто чего делают...
И он ему даеть, хозяин, коня белого старого большого.
- На, говорит, тебе этого коня, запрягай в бочку и вози воду: из этого колодца наливай, а в этот колодец выливай. Из колодца в колодец другой.
Ну, он и возе на ем там. День, два возе. Он ему дал водовозу-то, сапоги чугунные дал да чё-то ишо ему дал. Он возе на ем, а потом подъезжав к колодцу, заводе его (а он ста-арый конь-то).
- Но, говорит, заходи, черт старый! Вот он у своего хозяина спрашивае:
- Барин, а докуда я буду работать у вас? Он говорит:
- Пока сапоги твои худые будуть.
Тогда он уж сапоги начинав прибивать. Чё ж, чугунные сапоги! Их за сто лет не износишь! Там железочки подыме и пробивав их. И пробил дырочку. И говорить: Хозяин, сапоги худые.
- Сапоги худые? - И расчет сразу дал.
Обратно заявилси, где шел. На какой дороге он шел, ругалси, обратно образовалси тут. А он ему приказывал, конь-то: - Возможно, ты, гыт, вернесси вперед мене. Сходи к нам, где я жил. Там мои живут теперь правнуки. Вот ты сходи к им и скажи: где был ворог старай (это "ворог" - куда скотину загоняют, двор, называется "ворог") - там, говорит, котел золотой с золотом закопан. Где был старый двор и там котел золотой с золотом. Где была, гыт, старая рыга, и там котел золотой с золотом. У трех местах. Пускай они эти достанут котлы с золотом. (Уж он, наверно, раньше-то разговаривал со своим-то хозяином, как его оттуль выручить-то. Вот.)
И пускай они меня поминают двадцать лет кажный день. Кажный день, чтобы помин шел двадцать лет ровно. Чтобы не обижать ни птицу, никакого там зверя, ни пёса. И може, где какой зверь бежит - кидать мясо, хлеб кидать, птице все надо кидать, чтобы все поминали. Кто иде - всех зазывать, всех кормить.
Ну вот и возвернулси тот извозчик-то и пошел туда, где жил Приходе, там два брата живуть. Он говорить:
- Я был у вашего дедушки.
- А как, говорят, зачем ты туда попал? Где ты был? Ну, он им там рассказал, как он туда попал.
- Я, говорит, на ём воду возил. Вот он мне приказывал где рыга была, котел золотой с золотом закопан, где был старый двор, там котел золотой с золотом, где был старый ворог, и там котел. Вот эти котлы велел достать и двадцать лет его поминать. А потом, говорит, когда двадцать лет ровно сравняется, этот хозяин приеде тройкой конями к им. Тоды пускай они просють с правого боку коня - они, гыт, меня отстегнуть.
Ну, они пошли искать эти котлы. Правильно, нашли. Нашли и поминали его двадцать лет, каждый Божий день помин шел. А потом когда двадцать лет сравнялося, приехал этот хозяин (как он, враг, кто он будя?). Приехал. Они ему все приготовили: знали, что приеде. Они его угостили, а потом, выходя, он садится опять на повозку уезжать. Они говорят:
- Ты нам, барин, отстегни коня с правого бока.
Они его отстегнули, парой уехали. А этого коня завели на двор, поставили. Ста-арой конь, белой, высокой. И он голову вот так наклонил, на дворе-то стоить. Но, они пришли в избу-то, разговаривают: ну, как его узнать, что он человек-то?
А на ем удила-то серебрянаи, они блестят. А там парнишка ходил, ему, можа, лет пять или шесть. На дворе тут ходе мимо этого коня-то, хочется ему снять эту ясненькую-то уздечку-то. А потом ходил, ходил и насмелился, так вот с его сдернул - он получился человек. Это уздечка, наверно, она вместо креста. Он стал дедушка. А он бежит с этой уздечкой в избу да говорит:
- Папа, папа! У нас на дворе дедушка стоить!
Они вышли поглядели, правильно, старик стоить и говорить:
- Возьмите меня в избу. И привезите попа, просто посвятить маслом и приобчить - и я всеми грехами раскаюся.
Ну, и они этого деда привели в избу. Один за попом поехал, а эти его вымыли, убрали, положили на лавку. Приехал поп. Он все грехи свои рассказал, он его маслом посвятил, приобчил - и он помер.

...Это тоже бабушка Анна Алексеевна рассказывала.

А ей один кузнец.
Вот, значит, одна удавилась женщина. ...Ну, вот ему она будет крестна, этому кузнецу-то. И вот прошло уже это порядочно время. И вот приезжают в одиннадцать часов.
- Будь добрый (на паре коней), подкуй мне лошадейI
- Да, гыт, темно. Где же, буду я... как ковать?
- Нет, будь добрый, подкуй! Большие деньги я тебе... хороши деньги заплачу.
Но, он пошел ковать. Ногу-то поднял, копыто-то там человечья нога-то! А голову положила на оглобли, плачет. Это его же крестна! Черти на ней ездят, катаются за то, она удавилась. А второй конь - какой-то сродственник же. Подошел, хотел ковать - у него и руки-то опустились, И потом как они свистнули, засвистали, закричали. Петухи пропели -и их как не было.




Русские сказки Забайкалья
Словарь малоупотребительных и диалектных слов



С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2017