World Sayings.ru - Татарские народные сказки - Одиннадцатый сын Ахмет Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Татарская народная сказка

ОДИННАДЦАТЫЙ СЫН АХМЕТ

   Жили, говорят, в старые времена муж и жена. Жили они своим трудом, достатка были среднего. И было у них десять сыновей. Скоро выросли сыновья, окрепли, помогать родителям стали. А потом пришла пора им и в люди выходить. У родителей же в это время родился одиннадцатый сын. Ахметом его назвали.
   Настал день, когда старшие сыновья собрались и ушли из дома. А Ахмет остался, мал ещё был. Братья же его, как родные места покинули, так и пропали, ни слуху ни духу.
   Вот подрос одиннадцатый сын. Озорным, задиристым стал, начал уже и мальчишек поколачивать. Старики выговаривали как-то ему, да и обмолвились:
   — Да ты вроде ещё бойчей, чем старшие братья...
   «Неужто у меня были старшие братья?» — подумал Ахмет. Вернулся он однажды с прогулки и спрашивает мать:
   — Мама, разве у меня были старшие братья?
   — Нет, сынок, — та отвечает, — не было у тебя братьев. Сказала бы правду, да боится, что и этот, как старшие, из дому уйдёт.
   Исполнилось Ахмету пятнадцать лет. Рослым и видным стал, сильнее братьев своих. Приходит как-то домой и опять к матери:
   — Мама, милая, почему ты от меня скрываешь? Расскажи мне, пожалуйста, о старших братьях... Если были они — что за люди?
   Всплакнула мать и призналась:
   — Да, сынок, были у тебя десять старших братьев. Когда младшему из них восемь исполнилось, ушли они из дому. И вот уже пятнадцать лет нет о них вестей... Уж не знаю, живы ли, нет ли...
   Утешает её Ахмет:
   — Не плачь, мама, милая, всё равно я их найду.
   И ушёл Ахмет из дому на поиски братьев. Еды с собой взял мало. Где птичьи яйца отыщет, где подаянья попросит — тем и жил.
   Очень долго он искал братьев. Не один месяц, не один год. И забрёл однажды в дремучий лес. Ночь настала, страшно. Однако не таков был Ахмет, чтобы обратно поворачивать. Будь что будет, думает, всё равно рано или поздно смерти не миновать. И вдруг видит он впереди огонёк. Пошёл джигит прямо на него и выбрался из чащи к большому дворцу. Спросил разрешения войти — никто не отвечает. Зашёл Ахмет и видит: никого там нет, кроме безобразной старухи. Поздоровался с ней джигит и спрашивает:
   — А ты кто, бабушка, будешь?
   — Я из рода джиннов, — старуха отвечает. — А ты сам какого роду-племени?
   — Человеческого я роду-племени, — джигит говорит.
   — Если ты человек, то по ошибке попал сюда...
   — Нет, не по ошибке, — Ахмет говорит, — просто дороги не знал, вот и шёл на свет.
   — Прийти-то ты пришёл, да вот уйдёшь-ли целым и невредимым. Одиннадцать злых сыновей-джиннов со мной живут. Вот вернутся они — разорвут тебя на клочки.
   — Может, сначала узнать захотят, кто я такой, — говорит Ахмет. — А узнав, может, и не разорвут. А пока не вернулись — не найдётся ли у тебя чего-нибудь перекусить, бабушка?
   А старуха как раз ужин готовила, чтоб сыновей накормить. Принесла она Ахмету еду. Съел он и ещё просит. Ещё принесла. Опять не наелся джигит. Что ни притащит старуха — всё мало. Наконец, насытился и спать лёг.
   На рассвете, когда Ахмет сладким сном спал, возвратились сыновья старухи.
   — Что за дух человечий у нас дома? — спрашивают.
   — Да вот, путник забрёл, — мать отвечает.
   — Давайте съедим его, — говорят джинны.
   Но старший из них иначе думает.
   — Съесть, — говорит, — всегда успеем. Сначала узнать надо, кто такой. Может, он нам пригодится.
   Разбудили Ахмета. Поздоровался с ними юноша, спрашивает:
   — Чем вы промышляете, какими заботами живёте?
   — Чем ни промышляем, а сыты всегда бываем, — джинны отвечают. — И забот у нас больших нет. А всё же есть одна вещь, которой мы добиться никак не можем.
   — Какая же? — спрашивает гость.
   — Живёт недалеко отсюда один падишах, а у него одиннадцать дочерей-красавиц. Хотим мы их украсть, да не получается. Есть в городе падишаха десять братьев-джигитов, они нам и мешают. Никак с ними справиться не можем.
   Ахмет говорит:
   — Вы меня отпустите, а я придумаю, как вам дочерей падишаха заполучить.
   Обрадовались джинны, не знают, как джигиту и угодить. Поили его, кормили, а потом спрашивают, не нужно ли ему что-нибудь, чтобы с делом справиться.
   — Запрягите мне пару лошадей, — говорит Ахмет, да денег побольше дайте. Доберусь до города, и от тех десяти джигитов только пух да перья полетят.
   Удивились джинны: неужто сильный такой? Предлагают Ахмету:
   — А давай, батыр, сначала поборемся. Хотим мы силу твою испытать.
   Начали бороться — ни один против Ахмета не устоял. И отправили они его в дорогу, в город падишаха.
   Едет он, а сам думает: не иначе эти десять джигитов мои братья. Надо мне скорей их найти.
   Добрался он до города, стал каждого встречного расспрашивать, не слыхал ли тот, где десять джигитов живут.
   — На окраине, — говорят ему, — стоит дом без ворот, без забора — туда иди.
   Отыскал Ахмет дом, зашёл, видит: человек сидит. Поздоровался джигит, спрашивает:
   — А кто в этом доме хозяева, кто здесь живёт?
   — Мы живём, — отвечает человек, — десять братьев. А больше никого, нет у нас ни жён, ни родителей.
   — А откуда вы родом?
   — Да мы и сами не знаем, — хозяин отвечает. — Знаем только, что мы сыновья одной матери. Я самый младший, а старшие ещё на работе.
   Потом спрашивает Ахмета:
   — А сам-то ты откуда?
   — Вот братья твои вернутся, — говорит тот, — скажу. Долго же я вас разыскивал.
   Возвратились старшие братья, видят: гость у них какой-то сидит, крепкий такой.
   — Откуда ты приехал? — спрашивают.
   Рассказал им Ахмет, откуда он и кто его отец и мать, и кого он здесь ищет. Обняли его братья, заплакали:
   — Значит, ты наш младший братишка!..
   А Ахмет от радости ног под собой не чует. Усадили его за стол, начали угощать. Рассказал джигит братьям, что у джиннов побывал. И стали они думать, как им джиннов одолеть. Думали, думали, да и надумали.
   И отправился Ахмет обратно к джиннам.
   — Видел я, — говорит им, — тех джигитов. Ничего не стоит с ними справиться, они мешать не станут.
   Взял он острый кинжал, и отправились они за дочерьми падишаха. Подобрались ночью ко дворцу. Ахмет первым по верёвочной лестнице в окно полез. Взобрался и у окна встал. За ним старший джинн лезет. Выхватил джигит кинжал и отсёк ему голову. Потом вниз сердито кричит:
   — Эй, поторопитесь!
   Один за другим джинны лезут — к девушкам торопятся. А Ахмет им одному за другим головы отсекает. Расправился он со всеми и положил мёртвых джиннов у дверей дворца. А потом зашёл в спальню дочерей падишаха, собрал золотые кольца с именами девушек и к братьям вернулся. Рассказал им всё, как было.
   А надо сказать, что во дворце падишаха жили пять батыров. И так падишах боялся джиннов, что пообещал этим батырам пять своих дочерей в жёны отдать, если от джиннов его избавят.
   Увидели батыры мёртвых джиннов и, как только падишах проснулся, помчались ему радостную весть сообщить. Мы, говорят, врагов твоих убили.
   Обрадовался тот. Говорит:
   — Я своё слово сдержу. Выбирайте себе невест.
   Назначил падишах день свадьбы. Всех жителей города — стариков и старух, мужчин и женщин, детей — всех, кто ходить может, во дворец пригласили.
   Вот этот день настал. Отовсюду народ собрался. Батыры на почётном месте сидят. Падишах спрашивает:
   — Все пришли? Никто дома не остался?
   Кто-то говорит:
   — Великий падишах, на краю города десять работников живут. Что-то их здесь не видно.
   Послал падишах к братьям гонца. А те не идут: пусть падишах, говорят, лошадей за нами пришлёт.
   Обиделся падишах. Приказал десяти своим воинам силой дерзких работников привести. А братья девятерых в клеть заперли, а десятого обратно отправили: «Передай падишаху, говорят, что не боимся мы его воинов, пусть хоть сто присылает».
   Рассердился падишах, однако торжества портить не захотел. Велел запрячь хороших лошадей и снова послал за джигитами.
   Наконец приехали они. Пора свадьбу начинать. Падишах спрашивает:
   — Ну, теперь уж никого нет, кто бы не явился?
   — Никого, — говорят.
   Тогда падишах к гостям обращается:
   — История этой свадьбы, — говорит, — такая. Хочу, чтобы все знали. Пятеро храбрых джигитов убили моих врагов-джиннов, которые много горя мне принесли. Вот за это я и отдаю батырам пятерых моих дочерей!
   Возликовали люди, о таком подвиге услышав, в ладони захлопали. И начался пир. Дочери падишаха принялись гостей обходить, шербетом, винами угощать. Вот младшая из них к Ахмету подошла. Взял джигит левой рукой кубок. Удивилась девушка.
   — Нет, — говорит, — возьми правой, как положено.
   Протянул Ахмет за кубком правую руку, а на ней кольцо золотое блеснуло, из тех, что он в спальне девушек взял. Узнала дочь падишаха своё именное кольцо, но промолчала, пошла дальше гостей обносить.
   Вслед за ней и другие дочери падишаха стали Ахмета и его братьев угощать. И каждая своё кольцо на руке одного из джигитов увидела. А Ахмет встал и с просьбой к падишаху обратился:
   — Великий падишах, — говорит. — А нельзя ли нам увидеть, что за люди батыры твои? Пусть расскажут, как они с джиннами управились. А ещё лучше — хоть одну голову джинна сюда принесут.
   Приказал падишах показать народу голову джинна. Пошёл к голове один батыр, хотел её поднять, но даже с места сдвинуть не смог. Второй ему на помощь пришёл, третий, четвёртый, пятый — и вместе не осилят. Вернулись батыры назад.
    
   — Лошадь нужна, — говорят.
   Засмеялся Ахмет:
   — Если вы одну голову поднять не можете — как же вы их убить могли? — Подошёл он к падишаху: — Позволь, великий падишах, назвать тех, кто на самом деле тебя от джиннов избавил!
   Пошёл Ахмет к джиннам, взял одну голову, принёс и положил перед падишахом. Потом братьев своих к себе подозвал:
   — Вот кто твоих врагов убил, — говорит.
   Понял падишах, что обманули его батыры, разгневался и приказал в зиндан (Зиндан – тюрьма, темница.) их бросить. А тут ещё дочери ему о кольцах сказали. Увидев у них кольца с именами его дочерей, падишах окончательно братьям поверил,
   — Простите меня, — говорит, — батыры. Не знал я, что вы мои спасители, лукавым обманщикам доверился.
   Повёл он братьев к себе, богато одел и выдал за них своих дочерей. Не зря люди на свадьбу пришли — пир горой пошёл!
   Хорошо братья зажили. Падишах каждому из них отдельный дом выстроил. А Ахмета с младшей дочерью при себе оставил.
   Вот однажды Ахмет взял собаку, ружьё и отправился на охоту. И жена с ним пошла. Вдруг поднялся сильный ветер и в небе появилась чёрная туча. Спустилась эта туча на землю и унесла Ахмета. А жена его осталась. Вернулась она домой и, плача, рассказала всё отцу. Загоревал и падишах, да что делать...
   А туча та была не простая. Это падишах джиннов, дед тех одиннадцати, Ахмета в свой дворец за гору Каф унёс. А руки-ноги джигита в железные кандалы заковал, чтобы тот уйти не мог.
   — Что, Ахмет, попался? — говорит. —  Давно я за тобой охочусь...
   А этот джинн был влюблён в дочь падишаха Солнца и давно пытался заполучить красавицу, да ничего у него не выходило. Тот падишах свою дочь за тремя замками держал, чтобы никто её неописуемой красотой и любоваться не мог. И только за того обещал выдать, кто ему у падишаха Алмаза коня с золотыми копытами добудет. Но как ни старался падишах джиннов этого коня выкрасть, каждый раз ни с чем возвращался.
   И вот однажды падишах джиннов рассказал Ахмету про коня с золотыми копытами и говорит:
   — Приведёшь мне этого коня — отпущу тебя.
   «Ладно, — думает джигит, — добуду ему коня». И отправляется в путь.
   Много дорог прошёл Ахмет, измучился и присел отдохнуть на развилке. Вдруг откуда ни возьмись какой-то старик.
   — Куда путь держишь, сынок?
   — Коня с золотыми копытами добывать иду.
   Говорит старик, услышав это:
   — За трудное дело ты взялся, джигит. Непросто этого коня увести. Но я тебе подскажу, как это сделать. Возьми с собой уздечку. Когда дверь конюшни отворишь, увидишь рядом с конём на стене узду. Конь красив, а та узда в три раза красивее. Но ты на неё не заглядывайся, а пуще в руки не бери. Коснёшься её — колокольчик во дворце зазвенит и стража примчится. Свою уздечку на коня надень, когда уводить станешь.
   Сказал это и исчез. Отправился джигит дальше. Вот добрался он, наконец, до дворца падишаха Алмаза, подкрался ночью к конюшне, зашёл, видит: стоит конь с золотыми копытами, а рядом на стене невиданной красоты уздечка висит. Не утерпел джигит, схватил её. И в то же мгновение во дворце колокольчики зазвенели и стража в конюшню прибежала. Схватили они Ахмета и заперли в зиндан. А когда падишах проснулся, привели к нему:
   — Вот, конокрада поймали.
   Говорит хозяин коня Ахмету:
   — Ну что, красавец, не так просто моего коня украсть оказалось? Ты, видно, ловкий джигит, и вот что я тебе скажу. Если ты у падишаха Месяца соловья золотого добудешь для меня, сам тебе коня отдам.
   А слава о том соловье по всему свету шла. Прекрасна была птица, и пела она свои чудесные песни, не умолкая от зари до поздней ночи.
   Отправился Ахмет во владения падишаха Месяца. Долго шёл, много испытаний выпало на его долю. Вот как-то, выбившись из сил, присел он передохнуть. Вдруг опять перед ним тот старик появляется.
   — Ну как, сынок, добыл коня?
   — Не получилось, дедушка, — опустив голову, джигит отвечает. — Не послушал я тебя, на узду польстился... Теперь должен золотого соловья добыть, чтобы мне коня отдали.
   — Тогда вот тебе ещё совет, — говорит старик. — Соловья брать будешь — не зарься на золотую клетку, что рядом висит. Свою с собой возьми.
   — Спасибо, дедушка, — джигит говорит. — Уж на этот раз я умнее буду.
   Достиг он владений падишаха Месяца, пробрался ночью в комнату, где соловья держали. Схватил птицу, захотелось ему и золотую клетку взять, да сдержался — в своей клетке унёс.
   Говорит ему Соловей человеческим голосом:
   — Ну, Ахмет, теперь ты мой хозяин, куда ты, туда и я.
   Привёз Ахмет соловья падишаху Алмазу, получил взамен коня с золотыми копытами и снова в путь пустился. Говорит ему и конь:
   — Ну, Ахмет, теперь ты мой хозяин, куда ты, туда и я.
   Вот едет джигит на коне с золотыми копытами к падишаху Солнца за его Дочерью. Через два дня пути нагоняет его золотой соловей.
   Скоро приехал Ахмет к падишаху Солнца и вручил ему коня с золотыми копытами. Делать нечего — приходится тому дочь отдавать. Приказал падишах лошадей хороших для джигита и девушки запрячь и отправились они к падишаху джиннов.
   Говорит красавица Ахмету:
   — Ах, джигит, как было бы хорошо, если бы я навсегда с тобой осталась...
   — Хорошо бы, — говорит Ахмет. И больше ничего не добавляет: не хочет девушку огорчать.
   Через два дня пути нагоняет их конь с золотыми копытами. Дальше едут. Вдруг снова тот старик им навстречу выходит.
   — Вижу, вижу, джигит, — говорит он, — что с удачей возвращаешься. Теперь слушай: скоро ты до развилки одной доберёшься. Если направо свернёшь — счастлив будет твой путь, а если налево — не миновать беды.
   Сказал это и опять исчез.
   Отправился Ахмет дальше. Да только увлёкся в пути беседой с девушкой и свернул налево, на дорогу несчастий. Ехали они, ехали, устали, отдохнуть решили. Спешились. Прилёг Ахмет на землю да и заснул. А проснулся — глазам своим не верит: ни коня, ни соловья, ни красавицы. Будто обезумел джигит, не знает, во сне всё это или наяву. И тут снова появляется перед ним тот старик.
   — Эх, сынок, говорил же я: не сворачивай налево. Не послушался ты. А девушку и добро твоё див украл. Теперь, чтобы потерянное вернуть, трудные испытания тебе придётся вынести. Подарю я тебе три вещи, в тяжёлый час помогут они тебе.
   И дал он Ахмету носовой платок, гребень и зеркальце. А потом исчез.
   Дорогу к жилищу того дива преграждала широкая река. И как только он расстелил платочек — над рекой сразу мост вырос. Перебрался по нему Ахмет на другую сторону и дальше пошёл. Добрался до дворца дива. А тот в это время спал. Ахмет, недолго думая, забрал девушку, коня и соловья и прочь помчался.
   Скачут они и вдруг видят сзади тучу пыли. Понял Ахмет: это див их догоняет. Когда он совсем близко был, догадался джигит — бросил на дорогу за собой гребень. И тот в одно мгновение превратился в большой густой лес. Не может див через этот лес пройти, только всё тело изранил. А Ахмет тем временем далеко умчался.
   Наконец, продрался див через лес. Снова, клубы пыли поднимая, стал настигать беглецов. Бросил тогда джигит на дорогу зеркальце, и оно тут же превратилось в огромное бурное море. Прыгнув в него див, хотел переплыть, да не смог, утонул он. А Ахмет дальше поехал.
   Вот уже до дворца падишаха джиннов рукой подать. Делать нечего, пришлось Ахмету всё девушке рассказать:
   — А ведь я тебя, милая, — говорит, — в жёны падишаху джиннов везу.
   Заплакала красавица:
   — Ах, джигит, что же ты мне этого раньше не сказал.
   Привёл Ахмет девушку к падишаху джиннов. Жалко ему стало её, всё думает джигит, как бы выручить красавицу. А падишах джиннов доволен, говорит Ахмету:
   — Ну, джигит, ты своё дело сделал, можешь идти на все четыре стороны. Я тебя освобождаю!
   Ахмет говорит:
   — А я лучше у тебя работником останусь. Возьмёшь?
   И стал он служить у падишаха джиннов. А сам всё думает, как бы его уничтожить. Вот однажды говорит он красавице:
   — Ты выведай у него, где его душа спрятана.
   — Ладно, — та отвечает. Вернулся как-то домой падишах джиннов, а девушка встречает его приветливо, ласкается к нему.
   — Ты такой добрый, — говорит. — А скажи, можно ли до души твоей добраться? Где ты её держишь?
   Хитрый джинн отвечает:
   — В метле, что возле двери стоит.
   Рассказала дочь падишаха Солнца об этом джигиту.
   — Нет, — говорит Ахмет, — не будет он там свою душу скрывать. Возьми метлу, наряди её хорошенько, шёлком оберни, а потом обними и встречай старика со слезами. Тут мы и узнаем, где его душа.
   Так и сделала она. В шелка метлу нарядила, а когда увидела, что падишах возвращается, обняла её и горько зарыдала.
   Вошёл джинн в дверь, спрашивает:
   — Отчего ты плачешь?
   — Соскучилась по тебе, — красавица отвечает, — вот душу твою вместо тебя обнимаю.
   — Глупая ты женщина, — говорит джинн. — Разве душа в метле бывает? Моя душа далеко. В ста пятидесяти верстах отсюда озеро есть, посреди озера остров, посреди острова гнездо утиное, а в том гнезде четыре яйца. Вот в них и спрятана моя душа. Никому до неё не добраться: четыре свирепых кабана озеро охраняют. Одну только утку и допускают до острова.
   Запомнила всё это девушка и джигиту рассказала.
   — Это другое дело, — говорит Ахмет. — Теперь нужно озеро найти.
   Пошёл он к джинну и говорит:
   — Много я для тебя, падишах, сделал — позволь мне отдохнуть. Отпустил его джинн. К тому же дал он Ахмету кинжал:
   — Пусть тебе верным спутником будет.
   Отправился Ахмет озеро искать. Через три дня встретил он старого пастуха со стадом овец. Подошёл к нему джигит, поздоровался, стал о житье-бытье расспрашивать.
   — Я двадцать лет тут овец пасу, — старик ему рассказывает. — Хорошие здесь места. Одно плохо: до воды далеко. Правда, есть тут поблизости озеро, да кабаны возле него поселились, не пускают меня к воде. Сколько уже овец моих погубили...
   Обрадовался Ахмет, про кабанов услышав. Собрался сразу же к озеру идти. А пастух его отговаривает:
   — Ох, сынок, не ходи туда, затопчут да съедят они тебя.
   Не послушался джигит старика. Попрощался с ним и пошёл. Пастух только вслед ему печально посмотрел: пропадёт джигит ни за что...
   Добрался Ахмет до озера. Почуяли его кабаны, вылезли из болота, из камышей, захрюкали злобно и набросились на джигита. Долго бились, и никак не могут друг друга одолеть. Наконец из сил выбились, передохнуть решили. Самый старый из кабанов хрипит:
   — Эх, мне бы сейчас головку молодого камыша съесть — я бы с тобой больше часа не возился, на куски разорвал бы!
   — А мне бы барашка молодого съесть, — джигит отвечает, — я бы с вами за минуту управился!
   А надо сказать, что этот разговор старик пастух слышал: не вытерпел он и вслед за джигитом к озеру пошёл. Зарезал он быстро барашка, поджарил его и Ахмету принёс. Съел тот барашка, вернулись к нему силы. Бросился джигит опять в бой и за минуту кабанов одолел. Потом добрался до острова и взял из гнезда четыре утиных яйца.
   Вернулся Ахмет во дворец и сказал падишаху джиннов:
   — Ну, теперь ты в моих руках!
   И тут же, достав два яйца, бросил их на пол. Разбились яйца. Джинн сразу слабым, больным стал. Умоляет Ахмета:
   — Ох, сынок, хоть половину души мне оставь! Я тебя никогда не трону!
   — А ну-ка, — говорит джигит, — отнеси меня, девушку, коня и соловья туда, откуда меня взял.
   Делать нечего — согласился падишах джиннов.
   — Закрой глаза, — говорит.
   Закрыл джигит глаза, открывает и видит: стоит он опять на том же месте, куда охотиться приходил. А рядом с ним девушка, конь с золотыми копытами и золотой соловей.
   Снова стал просить джинн, чтобы Ахмет ему два оставшихся яйца вернул. Джигит приказал ему возвратиться домой, и как только джинн немного отошёл, разбил друг о друга эти яйца. И джинн тут же пропал, будто его и не было.
   А Ахмет возвратился во дворец падишаха, рассказал братьям о том, что с ним приключилось.
   А вскоре собрались все одиннадцать братьев и на родину, к отцу и матери отправились. Жён в повозку усадили, коня с золотыми копытами в неё запрягли и золотого соловья с собой взяли. Уж как им старики родители были рады — и сказать нельзя!
   Говорят, батыр Ахмет и его братья и сейчас там живут.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75



С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2017