World Sayings.ru - Татарские народные сказки - Золотое яблоко Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Татарская народная сказка

ЗОЛОТОЕ ЯБЛОКО

   У одного падишаха был сад, где росли золотые яблоки. Эти золотые яблоки поспевали не каждый год, а лишь раз в три года, в десять лет. Ведь яблоки были золотые, не простые.
   У этого падишаха, скажу я тебе, было три сына. Большой он был падишах. Этот падишах, когда золотые яблоки созрели, поставил сторожа. Падишах сосчитал золотые яблоки, а двух яблок не хватает. Потерял ведь сторож яблоки. Падишах арестовал сторожа и заточил в тюрьму, то ли на четыре года, то ли на пять лет.
   Падишах созвал республику, весь народ, скажу тебе.
   — Вот, — говорит, — наш сторож допустил кражу двух яблок. А кто не даст воровать эти яблоки, мы тому полпадишахства отдадим.
   Ладно. У падишаха есть три сына, и сыновья теперь говорят:
   — Мы, — говорят, — падишахство чужому человеку не отдадим, мы сами в карауле будем.
   Старший сын падишаха стал караулить яблоки. До рассвета юноша совсем не спал. На рассвете пересчитал яблоки и лёг спать. Когда проснулся, вновь пересчитал, раньше не хватало двух, теперь не было трёх. Сын падишаха убежал со страху. Падишах, проснувшись, сам пересчитал яблоки. Снова нет одного яблока, нет и сына. Падишах очень поразился да снова собрал республику.
   — Если кто-то не позволит воровать яблоки, полпадишахства отдадим, — говорит.
   Но в караул никто не идёт. Не идут теперь, боятся. И вот средний сын падишаха собрался караулить.
   — Нас же трое, -— говорит, -—своё падишахство чужому не отдадим.
   Средний сын падишаха стал на карауле. Этот стоял до зари, никто воровать яблоки не явился. На рассвете лёг и заснул. Проснувшись, пересчитал — опять одного яблока нет. После этого и он сбежал. Нет и яблока, нет и юноши.
   Падишах проснулся и пересчитал яблоки, нет ни яблок, ни сына.
   Падишах очень поразился этому явлению. Собрал всех подчинённых — от мала до велика. Собрал он, скажу тебе, и рассказал народу про эти события, что нет сыновей, нет и яблок. Падишах теперь у всего народа просит сторожа. Никто не хочет караулить, каждый боится, ведь яблоки крадут.
   — Мы, — говорит падишах, — отдадим полпадишахства тому, кто не даст воровать яблоки.
   Не согласились. Младший сын падишаха сказал:
   — Мы, — говорит, — падишахство не отдадим уж чужому. Я сам пойду, не дам красть яблоки, поймаю вора.
   Падишах не поверил этому.
   — Я посторожу, только прикажи. Сделаешь то, что я попрошу, — говорит сын. Очень твёрдо разговаривает. — Прикажи отлить пятнадцатипудовую гирю для меня, пусть там будет выбито моё собственное имя, твоё имя на камне, — говорит. Сын падишаха был наделён большой силой.
   Падишах отлил гирю юноше. Сначала джигит проверил гирю, крепка ли, стукнул по своей коленке. Коленка не пострадала. Затем ударил по камню, камень рассыпался в пыль, а с гирей ничего не случилось. Затем ударил по яблоне, яблоня ведь не с простыми яблоками, и с яблоней ничего не случилось.
   Таким образом, младший сын падишаха стоит теперь на страже. Скажу я тебе, он стоит не так, как те. Он пересчитал яблоки и лёг спать. Когда заря занялась, встал и снова пересчитал эти яблоки, яблок по-прежнему не хватает четыре. Когда стало всходить солнце, скажу я тебе, птица прилетела к нему. Прилетела, сама обликом человек, сама птица. Очень большая. Прилетела, села на яблоню и стала срывать яблоко. Когда стала срывать яблоко, джигит бросил в неё гирей, гиря попала в неё и раненая птица упала. Яблоко не смогла забрать. Упала птица да, приняв облик человека, начала убегать. За ней, держа пятнадцатипудовую гирю, побежал джигит. Так бежали они, возле леса повстречался им его старший брат.
   — Вот я поймал вора, укравшего наши яблоки, бежим, — говорит этот.
   Они теперь вместе вдвоём гонятся. Пока бежали, повстречался средний брат.
   — Айда, вора поймал, — говорит.
   Теперь они втроём бегут за вором. Пробежали много мест, когда вор влез в одну дыру. Здесь была большая дыра, ровная такая. Эти остановились тут.
   Вот, скажу тебе, пасётся здесь один олень. Поймали они Оленя и зарезали. Сняли шкуру, нарезали узенькими лентами и соединили их. Когда соединили, получилось, что лента немного не достигает дна. Теперь сыновья падишаха стали советоваться. Старший сын говорит:
   — Я спущусь.
   — Я спущусь, — говорит средний брат.
   Тот, который шёл с пятнадцатипудовой гирей, говорит:
   — Вас нельзя спускать, вы ничего не можете.
   Теперь, скажу я тебе, этот юноша с пятнадцатипудовой гирей сам хочет спуститься.
   — Спущусь, — говорит, — вора убью.
   И вот начал спускаться. Спустился и стал смотреть по сторонам: оказывается, это — перекрёсток трёх дорог. На всех трёх бумага приколота. На одной написано: «дорога смерти», на другой: «сытость», ещё на одной: «дорога голода». Этот пошёл по той дороге, где было написано «дорога смерти». Дошёл до одного большого дома. Сидит очень красивая девушка. Поговорили с этой девушкой. Девушка сказала:
   — Откуда ты явился, как ты смог, — говорит, удивляясь его приходу.
   Сын падишаха ответил:
   — Я вот почему пришёл: у нас есть золотые яблоки, их кто-то ворует, я пришёл за похитителем, чтоб его убить, — говорит.
   В ответ девушка сказала:
   — Наш падишах, див, откуда-то раненый пришёл. Я не знаю, ворует он яблоки, или нет, сейчас ушёл к фельдшеру.
   Джигит сказал:
   — Он наши яблоки ворует, убью его, я же ранил его.
   Девушка:
   — Мы, — говорит, — хозяева всего подземного медного клада, див — наш падишах, — говорит.
   Джигит ответил этой девушке:
   — Я этого вашего дива всё равно убью.
   Девушка не возразила. Она его спрятала, накрыв шляпой дива, пока див мимо не прошёл. Девушка сказала:
   — Див вернулся и лёг, и в изголовье у него камень, и под рукой у него камень, — говорит. — ты войди и ударь его раз, он и рассыплется. Он-то рассыплется, но затем вновь соберётся и скажет: «Джигит, ударь ещё один раз», но ты больше не бей. Скажи, что этого хватит. Когда ты так скажешь, он вновь рассыплется и снова скажет, чтоб ты ударил, ты скажи, что хватит. Опять он рассыплется, — говорит.
   Джигит вошёл, скажу я тебе, запустил гирей. Как запустил, так голова дива рассыпалась в пыль. Да, голова дива, как и сказала девушка, вновь собралась. Див сказал:
   — Джигит, снова ударь.
   Джигит сказал:
   — Хватит этого.
   Когда джигит так сказал, голова дива снова рассыпалась и вновь собралась, стала головой, скажу я тебе, и опять то же самое:
   — Снова ударь, — говорит. Джигит сказал:
   — Хватит этого.
   Когда сказал «хватит этого», рассыпалась его голова. Из дива стала кровь хлестать. Кровь дошла до щиколотки джигита. Та девушка ему сказала:
   — Джигит, выйди уж, теперь див уже умер.
   Итак, убил он дива-падишаха.
   Девушка вновь ему сказала:
   — Я, говорит, являюсь падишахом всего медного клада на свете. Я тебе дам печать, как убившему дива. На этой медной печати будет написано, как ты убил дива. Ты эту печать не теряй, тебе самому пригодится.
   Теперь этому джигиту девушка опять молвит:
   — У меня есть тётушка, она является падишахом всего серебряного клада на земле. Ты ей покажешь эту печать, скажешь, что убил дива, она тебе даст такую же, как эта, серебряную печать.
   Этот пошёл к падишаху серебряного царства.
   — Я вашего дива убил, — говорит.
   Девушка взяла медную печать, прочитала. Здесь было написано всё — о краже яблок и как был убит див. Девушка дала ему в руки серебряную печать. Там, как и на медной печати, всё написано.
   Девушка сказала:
   — У нас есть тётушка — хозяйка всех золотых сокровищ земли. Она тебе даст золотую печать, скажет, что следует делать.
   Джигит теперь пошёл к девушке — хозяйке золотых сокровищ. Девушка рассмотрела печати, всё увидела. Она ему дала золотую печать. Джигиту эта девушка сказала:
   — Теперь уж нашему падишаху пришёл конец, ты нас отсюда выведи, — говорит.
   Джигит, желая вывести, их всех троих забрал. В руках у него три печати, труд его не пропадёт.
   Они пришли к дороге, которая вела наверх. Оттуда сыновья падишаха спустили верёвку. Сначала подняли дочь падишаха медного царства. При виде её сыновья падишаха спорят: «мне!» да «мне!».
   В это время джигит снизу крикнул:
   — Спускай опять верёвку.
   Опять спустили верёвку. Теперь отправил он наверх дочь падишаха серебряного царства. И её вытянули. Когда она поднялась, начался опять, скажу я тебе, шум-гам. Очень даже красива. Опять спустили ему верёвку. Джигит отправил наверх дочь падишаха золотого царства. Эта уж красивее всех. Когда она выбралась, среди сыновей падишаха вновь поднялся шум и гам. «Она мне!», «мне!», — говорят. Они решили оставить джигита под землёй, не вытаскивают. Трёх девушек забрали и ушли. Девушкам не велели говорить, что они младшего брата здесь оставили. Они, вернувшись, сказали:
   — Мы схватили дива, воровавшего яблоки, убили его, спасли вот дочерей падишаха, — говорят.
   Ладно, этот джигит остался ведь под землёй. Прочитал он надпись и пошёл дорогой голода. Шёл он и дошёл до одного большого дома. В этом доме жили только слепая старуха и слепой старик, больше никого нет. Джигит сказал им:
   — Если наймёте, я поступлю к вам на службу.
   Они сказали:
   — Мы тебя наймём, если ты будешь очень хорошо служить, слушаться нас, — говорят.
   — Я буду слушаться вас, хорошо служить, — говорит он.
   У них, оказывается, было много скотины. Джигита теперь сделали пастухом. Слепой старик научил:
   — Ты, сынок, дорогой, что направо ведёт, и дорогой, что прямо ведёт, не иди, ты пойди дорогой, что налево ведёт. Те земли не наши, а земли дива-падишаха, — говорит.
   Погнал джигит скотину. Не обращая внимания на слова старика, пошёл по прямой дороге. Шёл он, шёл, вышел на какую-то болотистую местность, его коровы, проваливаясь, прошли, затем он вышел на посевы дива-падишаха. Навстречу ему вышел сторож, джигит его убил, голову положил в мешок — ни суда, ни следствия. Наступил вечер, он пригнал скотину. То, что их скотина была на чужих землях, старики узнали уже по грязи на коровах.
   — Ты по ошибке вышел на землю падишаха дивов, нас обвинят, в тюрьму посадят,— говорят они, очень испугавшись.
   Джигит им сказал:
   — Не бойтесь, ничего не будет.
   Он ещё не говорит, что убил падишаха дивов. На другой день он снова погнал скотину. Старик сердится.
   — Ты погубишь нас, если будешь пасти скотину на чужих землях, — говорит.
   А он всё велит не бояться. Теперь, скажу я тебе, и на второй день пригнал скотину. Старик снова рассердился:
   — Ты, — говорит, — заходишь на земли чужого падишаха, нас подведёшь под большие штрафы, под расходы.
   Он на третий день говорит тому старику:
   — Вы, бабай, отчего ослепли, нет ли какого-нибудь средства вас вылечить? — спрашивает.
   Старик сказал:
   — Лекарство-то есть, — говорит. — Ты ни направо, ни налево не ступай, а иди по прямой дороге. Дойдёшь до большого дома. Из-под этого дома бьют два родника, в одном будет мёртвая, в другом — живая вода. Если мы умоемся живой водой, то исцелимся и станем красивее, чем были, и глаза открылись бы.
   Джигит, скажу я тебе, старику говорит:
   — Я, бабай, сегодня скот не погоню, принесу я вам живой воды и исцелю.
   Он пошёл только один. Дошёл до большого дома. Из-под дома били два родника. В одном — мёртвая вода, в другом — живая. Там были сторожа. Сторожей он насмерть пришиб и зачерпнув живой воды, умылся: стал джигит ещё более красивым, чем прежде. Набрал и той, и другой воды, скажу тебе.
   Вышел в обратный путь. Возвращался он и по дороге наткнулся на какие-то существа — и не люди, и не деревья. Он удивился им и, когда коснулся ножом корней одного, выступила кровь. Он на кровь капнул водой, и это существо стало солдатом.
   Солдат сказал так:
   — Мы, войско этого слепого старика, он был нашим падишахом. Падишах дивов его ослепил. Вот здешние деревья — все они войско падишаха, их таким сделал див своим колдовством, —говорит.
   — Я убил падишаха дивов, конец настал теперь тому диву, — сказал джигит.
   Они вдвоём с солдатом стали мазать деревья живой водой, каждое стало солдатом. Таким образом, здесь ожил целый полк.
   С войском они уж, скажу тебе, отправились к слепому старику. Услышав это, слепой старик в страхе спрятался.
   Джигит вошёл. Старуха сказала:
   — Ох, сынок, погубил ты нас.
   Джигит ответил:
   — Нет, эби, не бойся, это войско ваше собственное. Я вам живой воды принёс, умойтесь, — говорит.
   Они умылись, исцелились и стали теперь краше, чем прежде. Джигит сказал:
   — Я убил падишаха дивов, — говорит. Им показал печати. Там написано, что падишах дивов убит.
   Этот падишах говорит:
   — Ты будь падишахом этой земли, вместо падишаха дивов.
   Джигит сказал:
   — Нет, я падишахом не буду, я сам сын падишаха, я прошу меня поднять отсюда.
   Ему старик говорит:
   — Мы тебя поднять-то поднимем, чем же тебя отблагодарить нам?
   — Мне ничего от вас не нужно, только выведите меня, -— говорит джигит.
   Старик ему сказал:
   — Вот тебе пегая кобыла в шесть обхватов. Если ты ему скажешь: «Моя пегая кобыла в шесть обхватов», — он исполнит все желания, какие только есть на свете. Если ты, сев на него, скажешь: «Моя пегая кобыла в шесть обхватов», — то в мгновение ока окажешься в своих владениях.
   Джигит сел верхом на пегую кобылу и в мгновение ока очутился в своих владениях. Добравшись до своего города, он на окраине зашёл к одному портному:
   — Я наймусь к вам, буду подогревать вам утюг, — сказал джигит. За стол нанимается он.
   Падишах готовился к свадьбе. Он хотел взять тех привезённых девушек за своих сыновей. Эти девушки, оказывается, требовали одежду, которую там носили.
   — Если такой одежды не будет, не выйдем,— говорят.
   Такую одежду, которую они просили, никто не мог сшить. Джигит знает, что падишах придёт к этим портным. Сын падишаха сказал им:
   — Когда падишах придёт к вам просить, сначала сшейте себе из принесённого им материала всё, что нужно, и наденьте, — говорит.
   Падишах пришёл к ним. Они стали шить себе из каждого принесённого материала. Джигит говорит:
   — Вам теперь хватает одежды. Те отвечают:
   — Мы уже оделись по первому разу.
   — Вы, — говорит, — когда падишах придёт, цену запрашивайте как следует, в два-три раза больше платы требуйте.
   Он говорит пегой кобыле в шесть обхватов:
   — Сейчас ты, — говорит, — доставь прежнюю одежду от серебряного, медного и золотого падишахов.
   Пегая кобыла в шесть обхватов доставила их одежду. Принесли, развесили. К приходу падишаха платья трёх девушек были готовы. Очень уж хороши они были. Падишах понёс их, показал. Девушкам одежда понравилась, они догадались, что джигит вернулся. Её же другой человек не мог доставить.
   Теперь падишах стал свадьбу справлять. Девушки, раз платья есть, вроде бы решаются выйти замуж, но ещё колеблются. Приготовились они, народ собрали.
   Девушки всё твердят:
   — Один человек не пришёл ещё.
   Джигит спрашивает у пегой кобылы в шесть обхватов:
   — Пригласят ли меня на свадьбу?
   Пегая кобыла в шесть обхватов говорит:
   — Тебя пригласят, те девушки отказываются выходить замуж за кого-либо другого. Ты явись и не раздетый и не одетый, натяни что-то наподобие сети. У твоего отца есть собака. Подзови эту собаку, дай кусок хлеба и выгони её пинком под зад.
   Девушки всё твердят:
   — Один человек не пришёл ещё.
   После этого говорят портным:
   — У вас был паренёк — портной, пришёл ли он?
   Портные отвечают:
   — Не пришёл ещё.
   Тут, скажу я тебе, девушки, будущие снохи падишаха, послали за юношей, привели его.
   Этот джигит пришёл ни одетый, ни голый. Подложил одежду под себя, принёс с собой кусок хлеба. Завёл собаку падишаха и выгнал её пинком под зад. Весь меджлис поразился этому. Джигит оделся в богатые одежды и сел, а те девушки все одновременно поднесли ему свои напитки. Весь народ, собравшийся на свадьбу, очень удивился. Здесь ведь и другие падишахи были. Один падишах сказал:
   — Вон какие падишахи прибыли, но никого из них девушки так не угощали. Только появился этот джигит, как они все трое ему напитки поднесли. Почему выделяют кого-то, — говорит, обидеться собрался, конечно.
   Ему ответила девушка, бывшая падишахом золота:
   — Вы, — говорит, — не удивляйтесь, этот джигит убил падишаха дивов и из такой дали нас вынес и спас. Он нам дороже наших отцов и матерей. Если он скажет, мы за сыновей падишаха не пойдём.
   Джигит говорит:
   — Я претерпел много страданий, пока этих девушек вынес. Я бы так не мучился, если б мои братья и меня заодно с девушками наверх вытянули. Они ушли, бросив меня в яме. Я тот, кто убил похитителя золотых яблок. Они поступили не по-родственному, — говорит. — Я не буду таким жестоким как они, пусть девушка, бывшая падишахом золота, будет мне, девушка — падишах серебра — старшему брату, а девушка, бывшая падишахом меди, будет другому брату. Если так, я согласен сыграть свадьбу, — говорит.
   Его речам падишах не очень-то верил. Джигит вытащил три печати — золотую, серебряную и медную. Надписи на печатях все прочитали. И правда, написано, как был убит падишах дивов. Отец всё равно не верит. Ему от портных доставили пятнадцатипудовую гирю, а там написано и его имя, и имя сына. Только после этого падишах поверил.
   Сыграли свадьбу, три девушки вышли замуж за трёх парней. На троне падишаха остался младший сын.
Строительство домов и коттеджей под ключ в севастополе строительство домов севастополь.


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75



С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2017