World Sayings.ru - Татарские народные сказки - Белая кобылица Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Татарская народная сказка

БЕЛАЯ КОБЫЛИЦА

   В давние-давние времена жил, говорят, один крестьянин. Было у него три сына. Младший из них дураком был.
   Однажды стали по ночам стога убывать, кто-то повадился хлеб у крестьянина воровать. Думал, думал крестьянин, потом позвал сыновей и сказал:
   — Надо хлеб караулить, а не то останемся мы ни с чем.
   Первым отправился хлеб стеречь старший сын. Он поле обошёл, стога сосчитал да спать улёгся. «Если вор придёт, услышу ведь», — подумал он. И проспал всю ночь сладким сном. А наутро глядит, одного стога нет, будто и не бывало его никогда. Отец рассердился, отругал старшего сына.
   На вторую ночь второго сына послал, велел хорошенько хлеб стеречь, не спать, не дремать, а постараться вора поймать. Пришёл средний сын на поле. Ходил, ходил, да, видать, забыл отцов наказ. Уснул молодецким сном, ничего не слышал. А наутро глядит — ещё одного стога нет.
   Ну, как водится в сказках, пришёл черёд караулить хлеб младшему сыну, Дураку. Он и поле не обошёл, и стога считать не стал, а забрался на самый высокий стог, чтоб виднее было. Крепился, не спал, но к утру разморился да и сам не заметил, как уснул. Вдруг слышит сквозь сон, где-то совсем рядом солома хрустит. Хруст-хруст-хруст-хруст. «Да ведь это кто-то солому ест», — понял Дурак и глянул вниз. Глянул и обомлел Дурак: у стога, на который он забрался, стояли три кобылицы, белые-белые, как первый снег, большие-большие, как три горы. И поедают кобылицы хлеб, что велено Дураку стеречь, сочно перемалывают солому, только раздаётся дружный хруст. Хруст да хруст, хруст да хруст — и половины стога как не бывало. Лежит Дурак, дрожит, стог-то всё ниже опускается. Что делать бедняге? Ничего ему не остаётся, как вцепиться в гриву одной кобыле, да сесть на неё верхом. Вскинулась Кобылица, помчалась по полю. Под её копытами загудела земля, даже вздрогнула, и густая пыль поднялась столбом. Уж как старалась Кобылица сбросить непрошеного седока! И взлетала ввысь, и на землю падала, а Дурак вцепился в лошадиную гриву так, будто прирос к ней, от страха глаза зажмурил, а сам думает: «Будь что будет».
   Так носились они до первой зари. И взмолилась Кобылица, заговорила человеческим голосом:
   — Ты храбрый джигит, я подчиняюсь твоей воле, куда велишь пойти, туда пойду, что прикажешь сделать — сделаю.
   — Пошли, — говорит Дурак, — меня дома ждут.
   И привёл Дурак Кобылицу домой. Удивились отец и два старших брата. Никогда они не видели такой красивой лошади. О такой красоте даже никто никогда и не слышал. Похвалили Дурака, накормили вкусно.
   Поглазеть на Кобылицу сбежался народ. Весть о диковинной лошади разнеслась по всей округе. Всем хотелось увидеть её своими глазами, так она была хороша. Всем хороша, да одно плохо — много корму съедает. За два месяца она у крестьянина весь годовой запас проела. И к тому же одного Дурака только слушается, ему одному подчиняется. Никого другого близко к себе не подпускает. И сказал однажды отец:
   — Хороша Кобылица, да не для нас. Она же по миру нас пустит. Всё на прокорм ей уходит, нам самим скоро есть будет нечего. Надо Кобылицу продавать.
   Старшие братья с отцом соглашаются, а младший упёрся, ни в какую не хочет с Кобылой расставаться. Только его никто и слушать не стал, без него решили продать красавицу Кобылицу. И вот, хотите верьте, хотите нет, а покупателя найти не могут. Шутка ли такую лошадь купить! Сама-то по себе она бесценная, да ещё каждый день подавай ей целый стог. Никаких денег не хватит такую лошадь купить. Уж куда только ни ездили отец и его старшие сыновья, и в Петровск и в Саратов, кому только ни говорили. Но не нашёлся такой богач, у которого хватило бы богатства купить Кобылицу. И надумал крестьянин ехать в Петербург, показать Кобылу царю. Наверняка царю Кобылица понравится, а богатство у царя Миколая, говорят, несметное. Как надумали, так и решили сделать. Стали собираться в дальнюю дорогу: Один Дурак не собирается. Лежит себе на печи и ни о чём не думает. Отец говорит ему:
   — Слезай с печи, выводи Кобылицу, поедем царю её продавать.
   А Дурак в ответ:
   — Вам надо, вы сами её и выводите. А мне на печи хорошо. Никуда я отсюда не пойду.
   Знает Дурак, что Белая Кобыла одного его будет слушаться и ни с кем другим со двора не пойдёт. Рассердился отец, вытащил кнут из-за кушака.
   — Вот я тебя сейчас выпорю, — сказал он.
   Делать нечего, пришлось Дураку согласиться везти Кобылицу к царю.
   — Ладно, — говорит, — вы вперёд отправляйтесь, а я вас потом догоню.
   — Ну если обманешь, получишь, что заслужил, — пригрозили братья.
   — Не бойтесь, — отвечает Дурак, — я не из тех, кто врёт.
   И отправились они в путь-дорогу, отец и два старших брата Дурака. Сам он на печи остался лежать. Целую неделю дома сидел, с печи не слезал, а через неделю сел верхом на Кобылицу и тоже отправился в путь. Кобыла почуяла седока, своего хозяина, взметнулась, как птица, и помчалась, земли не касаясь. В тот же час догнал Дурак отца с братьями и далеко позади себя оставил. Те только рты от удивления раскрыли. Оказывается, они ещё и до Москвы не доехали.
   Летит Дурак на Белой Кобыле, даже ветер догнать его не может. Вдруг видит Дурак, впереди что-то сверкает, да ярко так. Остановил он лошадь, решил посмотреть, что это. Глядит, а это птица Семруг рвёт когтями мертвечину. Изловчился Дурак, ухватился за длинный птичий хвост. Метнулась птица, взмахнула сильными крыльями и улетела, оставив в руках Дурака одно сверкающее перо. Полюбовался Дурак пером, спрятал его за пазуху и отправился дальше в путь. Совсем немного и проскакал он на своей быстрой Белой Кобылице, как уже оказался в Петербурге. Само собой понятно, что удивился Дурак, увидев большой город, в котором царь живёт. Дома каменные, улицы широкие, резными решётками сады огорожены. Хороший город, что и говорить. Едет Дурак, по сторонам глазеет и не замечает, что весь народ в Петербурге, от мала до велика, прямо остолбенел, увидев Кобылицу. Богатые горожане рты разинули. У заморских гостей от изумления память отшибло, забыли, куда шли, стоят на белую красавицу любуются. Каждому хочется такую лошадь иметь.
   А Дурак стал поджидать отца и братьев. Через несколько дней и они добрались до царского города.
   Весть о необыкновенной Кобылице до царя дошла. Захотелось царю купить её. Заморские принцы тоже мечтают о белой красавице. Жалко Дураку отдавать в чужие земли Кобылицу. Он об одном только и думает, чтоб царь купил её. Да и царю жалко выпускать из своих рук быструю, как птица, белую, как первый снег, необыкновенную лошадь. Вот и спрашивает он у крестьянина:
   — Что просишь за лошадь?
   — Три тысячи золотыми, — отвечает тот.
   Великую цену заломил крестьянин — целое состояние. Но царь и глазом не моргнул, согласился. Никогда, ни в каких других землях не видел он такой красивой лошади. Иметь её — для царя большая радость. А к слову сказать, ему и денег не жалко: разве ж он пот проливал, работал, трудился?
   Купил царь лошадь. И повели её в царские конюшни. Только не слушается Белая Кобылица царских конюхов, никого к себе не подпускает. Копытами бьёт, глазами сверкает. Тогда царь позвал крестьянина и говорит:
   — Оставляй одного из сыновей за лошадью смотреть, а то она никого не слушается.
   И сказал крестьянин сыну Дураку:
   — У царя-батюшки, у государя нашего останешься, за Кобылицей сам будешь ходить.
   Обрадовался Дурак, ему и самому не хочется с Белой Кобылицей расставаться, но виду не подаёт.
   — Ладно, — говорит, — останусь у царя, если он купит мне красную рубашку и новые лапти.
   Царь пообещал купить, что просил Дурак.
   Крестьянин со старшими сыновьями домой к себе в деревню уехал. Младший конюхом при Белой Кобыле остался. Дурак очень любил свою лошадь. Холил её и нежил. Шёлковую гриву расчёсывал, чистил, мыл и сверкающим пером птицы Семруг обглаживал. И что за чудо! Проведёт Дурак пером, лошадь ещё белее становится, искриться начинает. И стала она красивее прежнего. Чистым серебром засверкала. Диву даются другие царские конюхи, вошла в них зависть. Ведь остальные царские лошади да кони кажутся теперь совсем некрасивыми. Царь сердится, ругает конюхов.
   — Вон у Дурака, — говорит, — лошадь — так лошадь! А на ваших смотреть-то не хочется. Велю вас всех повесить, если не научитесь, как Дурак, за лошадьми смотреть.
   А Белую Кобылицу, сверкающую да нарядную, царь по большим праздникам на площадь сам выводит. Правда, говорят, верхом не садится, потому как, хоть он и царь, а Белая кобыла и его не слушается, не даёт оседлать себя никому, только Дурак может это сделать.
   Однажды конюхи спрашивают у Дурака:
   — Скажи, Дурак, отчего это так блестит твоя Белая Кобыла, чем ты её чистишь?
   Дураку что? Душа у него открытая, никакой хитрости не таит. Он и говорит всё как есть:
   — А есть у меня перо птицы Семруг. Как проведу разок тем пером, так и сияют бока Белой Кобылицы.
   Побежали конюхи к царю, обо всём, что узнали, ему рассказали. Царь Миколай велел Дурака к себе позвать.
   — Ты, — говорит, — где взял перо птицы Семруг?
   — Так и так, — отвечает Дурак, — в чистом поле увидел я птицу, рвала она там когтями мертвечину. Я подкрался к ней, ухватил было её за хвост, а она вырвалась, улетела, только перо у меня и осталось.
   — Вот что, — говорит ему царь, — приказываю тебе поймать птицу Семруг и мне привезти.
   Захныкал Дурак, стал отказываться.
   — Ты не купил мне красную рубашку и новые лапти, а обещал. Не пойду я птицу Семруг ловить. Мне-то ведь она не нужна.
   — Да куплю я тебе красную рубашку, — отвечает царь.
   А Дурак заупрямился.
   — Хоть и купишь, всё равно не пойду.
   Рассердился царь, закричал на Дурака:
   — Ах, ты вон как заговорил? Да я сейчас позову солдат, велю тебя расстрелять!
   Испугался Дурак, согласился идти за птицей Семруг. Потом пошёл к Белой Кобылице, обнял её и заплакал:
   — Ну как мне поймать птицу Семруг?
   — Не горюй, — сказала Кобылица, — это дело нетрудное. Я научу тебя, как можно поймать птицу Семруг. Попроси, чтобы тебе дали коня. Доберёшься до того места, где ты видел птицу Семруг, коня зарежь, мясо положи, а в шкуру сам спрячься. Семруг прилетит, станет лакомиться мясом, ты её тогда и поймаешь.
   Поблагодарил Дурак Белую Кобылицу и пошёл просить себе коня. Сел верхом и отправился в путь.
   Лишь на третий день он добрался до того места, где он первый раз видел птицу Семруг. Здесь он слез с коня, сделал всё, как Белая Кобылица его научила, спрятался в шкуру, стал ждать. Всю ночь пришлось ждать Дураку, а на рассвете загудела земля, поднялся ветер, засверкали молнии, загремел гром. То птица Семруг прилетела лакомиться кониной. Не чует Семруг никакой беды, начинает мясо клевать. Тут выскочил Дурак из шкуры, схватил Семруг за ноги, крепко держит. Бьётся птица, пытается вырваться, но ничего у неё не получается, словно прирос Дурак руками к её ногам. Так и поймал он птицу Семруг и принёс её царю. А у того от счастья и радости голова закружилась, перед заморскими гостями выхваляется. Ни у кого нет такой птицы. А про красную рубашку и новые лапти, что Дураку купить обещал, совсем царь забыл. Только и знает, что диковинной птицей любуется. Любовался, радовался, да мало ему птицы стало, захотелось царю завладеть табуном волшебных кобылиц. Видел он однажды тот табун в дальних лугах, когда на охоте был. Но тогда никому поймать волшебных кобылиц не удалось.
   Загорелась душа у царя, захотелось ему тот табун иметь. «Может, Дурак и кобылиц сумеет добыть мне?» — подумал царь. И велел позвать к себе Дурака.
   — Эй, Дурак, поймай и приведи ко мне сорок волшебных кобылиц.
   — А где красная рубашка и новые лапти? — заартачился Дурак. — Слово дал, не выполнил, а только новую работу мне выдумываешь.
   — Да ты не бойся, будет тебе красная рубашка и новые лапти, — смеётся царь.
   — А мне уж и не надо красной рубашки, — говорит Дурак, — я никуда не хочу идти, тебе надо кобылиц, сам и иди.
   Рассердился царь.
   — Ах, вон ты как? — закричал он. — Сейчас велю солдат позвать, тебя расстрелять.
   Хотелось ли, нет ли, а пришлось Дураку подчиняться приказу царя. Согласился он идти ловить волшебных кобылиц. И попросил царя:
   — Дозволь хоть попрощаться с милым другом моим, Белой Кобылицей.
   Дурак пришёл к Кобылице, обнял её и горькими слезами заплакал.
   — Что случилось с тобой, друг мой, чего ты горюешь-печалишься? — спрашивает Белая Кобылица у Дурака.
   — Пропала моя головушка, — отвечает Дурак, — посылает меня царь-государь на верную смерть.
   И рассказал Белой Кобылице, какое дело царь велел ему сделать.
   — Не горюй, — говорит ему Кобылица,— Трудное дело велел тебе сделать царь. Но ведь нас с тобой двое. Где один не сумеет, другой поможет. Ты не печалься, выполним царскую волю. Скажи царю, что на это дело ты отправишься верхом на мне. Пусть велит выковать для меня четыре подковы по сорок пудов каждая, да пусть нальют в сорок бочек дёгтя.
   Дурак идёт к царю:
   — Так и так, царь-государь, — вели-ка налить в сорок бочек дёгтя, прикажи подковать Белую Кобылицу подковами в сорок пудов каждая. Я на ней в трудную дорогу отправляюсь.
   Обрадовался царь, всё, что просил Дурак, велел сделать. Когда всё было готово, погрузил Дурак сорок бочек дёгтя на Белую кобылу, сам сел верхом на неё и отправился в путь. Проехали часть дороги, Белая Кобылица и говорит:
   — Обмажь меня дёгтем со всех сторон, дай подсохнуть и опять обмажь, чтобы дёготь толстым слоем на мне застыл.
   Дурак сделал, как лошадь велела. И опять они пустились в путь. И вот доехали они до дремучего тёмного леса. Тут лошадь велела Дураку остановиться.
   — Ты подожди меня здесь три дня, дальше я одна пойду. Если через три дня не пригоню тебе табун волшебных кобылиц, значит, погибла я. Тогда прощай, мой друг. Один к царю не возвращайся, убьёт он тебя.
   И ускакала Белая Кобылица. Только земля задрожала, лес зашумел. И остался Дурак один. Вот он ждёт день своего верного друга, два дня ждёт, уж третий день на исходе, а не видать лошади. Загорюнился Дурак. «Видно, погибла моя Кобылица», — думает.
   Вдруг затряслась земля, загремел гром, по всему небу молнии засверкали. Глядит Дурак и глазам своим не верит. Жива его Белая Кобылица, и идёт она не одна, а ведёт табун волшебных кобылиц. Видать, трудно ей табун достался: налепленный дёготь в клочья изодран.
   Подошла Белая Кобылица к Дураку, велит, не мешкая, в путь отправляться. И отправились они в путь. Впереди сорок кобылиц, а за ними Дурак на Белой Кобыле. Только земля загудела, да ветер застонал.
   Быстро добрались они до царского города. А как в город вошли, народ весь обомлел. Никогда таких лошадей никто не видывал. Загордился царь, перед всеми хвастает, таких кобылиц ни у кого нет, а у него есть. В радости царь опять забыл, что обещал Дураку красную рубашку да новые лапти купить.
   Много ли, нет ли времени проходит, а царь новую потеху для себя придумывает, а Дураку работу.
   Знал царь, что табун волшебных кобылиц принадлежал раньше дочери падишаха джиннов. А она, говорят, очень красива.
   Вот царь позвал Дурака и говорит ему:
   — Достал ты мне волшебных кобылиц. Теперь приведи мне дочь падишаха джиннов. Такое будет тебе моё повеление.
   — Нет уж, — говорит Дурак, — ты всё обманываешь меня, красную рубашку да новые лапти не покупаешь, а работу придумываешь. Не пойду я никуда. Сам иди, если тебе нужно.
   — Ах, вот ты как?! — вскричал царь. — Сейчас велю солдат позвать и тебя расстрелять!
   Что бедному Дураку остаётся делать? Опять пошёл он к своей Белой Кобылице, обнял её, про свою беду-печаль рассказал, о своём горе поведал.
   — Трудное дело царь велел тебе сделать, труднее прежних, — говорит Белая Кобылица. — Только ты всё равно не горюй. Сумеем и с этим делом справиться.
   И отправились они к морю. Падишах джиннов живёт под водой. И дочь его там. На берегу моря Белая Кобылица говорит:
   — Ты подожди меня здесь три дня и три ночи. Не вернусь если, значит, погибла я, тогда прощай. А к царю уж ты не возвращайся, убьёт он тебя.
   Сказала так и нырнула в глубину, а Дурак один на берегу остался. Ждёт он день, ждёт два.
   А на третий день потемнела вода в море, молнии по небу пошли, тучи сдвинулись, высокие волны поднялись и кипящей пеной падали, ураганный ветер промчался! Смотрит Дурак, а из морской глубины его Белая Кобылица выходит, держа в зубах красавицу за волосы, а следом джинны несутся.
   Выскочила Кобылица, велела Дураку крепко обнять красавицу и садиться верхом.
   — Нам скорее отсюда уходить надо, а то джинны догонят, красавицу отнимут.
   Сел Дурак верхом на Белую Кобылицу, крепко обнял девушку. И полетела Белая лошадь, земли не касаясь, быстрее птицы. Джиннам не угнаться за ней, они и отстали. Вот и домчались они до царёва города, до Петербурга, значит. Царь Миколай на красавицу любуется, от радости не знает что сказать, у него глаза разбежались и голову совсем потерял. Такая краса даже во сне ему не снилась. Хочет он скорее на ней жениться. Только дочь падишаха джиннов не торопится, своё условие ставит.
   — Я, — говорит, — буду женой тому, кто сумеет подоить моих волшебных кобылиц, потом вскипятить молоко и три раза в кипящее молоко нырнуть.
   Не хочется царю в кипящее молоко нырять, знает он, что это верная смерть. Да уж больно девица хороша. Что делать? Думал, думал и вот что надумал. Пусть Дурак сперва нырнёт. Останется если живой, значит, и со мной, царём, ничего худого не случится. Так решил царь и велел позвать к себе Дурака. Выслушал его Дурак и говорит:
   — Опять ты мне работу придумал, а красную рубашку и новые лапти всё ещё не купил. Больше не буду я тебя слушать.
   Царь ему:
   — Ты только эту работу выполни, сразу куплю тебе красную рубашку и новые лапти.
   А Дурак в ответ:
   — Да не надо уж мне ничего, без красной рубашки и новых лаптей обойдусь. Хоть я и Дурак, а живьём вариться в кипящем молоке не хочу, мне жить охота. Тебе надо, сам ныряй.
   — Ах, ты ещё перечишь? — рассердился царь. — Сейчас велю тебя расстрелять!
   Дурак заплакал:
   — Ну ладно, тогда дозволь хоть с Белой Кобылицей попрощаться.
   — Иди, прощайся, — сказал царь.
   Пошёл Дурак к Белой Кобылице, слезами заливается, стал с ней прощаться.
   — Прощай, меня царь хочет со свету сжить, на смерть посылает.
   А Белая Кобылица его успокаивает:
   — Когда я рядом с тобой, ты ничего не бойся. Я спасу тебя от смерти. А царь больше никогда не сможет тебе приказывать.
   — Так что же мне делать? — спросил Дурак.
   — Слушай меня и делай всё, как я велю, а об остальном не печалься. Ты войди к джинновым кобылицам, не бойся. Я на них глазами сверкну, они сразу смирными станут. Ты спокойно подоишь их. Молоко в котёл сольёшь, под котлом огонь разведёшь, а когда молоко закипит, попроси царя, скажи ему: «Дозволь, царь, Белую Кобылицу сюда привести, пусть на мою смерть посмотрит». Царь велит меня привести. Я встану недалеко от котла, где будет молоко кипеть, дуну в него три раза, а ты в это время ныряй и ничего не бойся.
   — Хорошо, — говорит Дурак. — Я всё так и сделаю.
   Утром взял Дурак вёдра и пошёл доить кобылиц. Белая лошадь глаза выпучила, засверкала белками, лошади от испуга даже шелохнуться не могли. Дурак спокойно подоил их. Слил в котёл сорок вёдер молока, развёл огонь под котлом. А когда молоко закипело, Дурак попросил царя:
   — Дозволь, царь-государь, Белую Кобылицу сюда привести, пусть она на мою смерть посмотрит.
   Царь ему говорит:
   — Приводи.
   Дурак привёл Белую Кобылицу, обнял её, погладил, стал прощаться. А народу собралось видимо-невидимо, всем хочется посмотреть, как Дурак в кипящее молоко прыгать будет.
   Попрощался Дурак с Белой Кобылицей, подошёл к котлу. Кобылица дунула в котёл, Дурак и прыгнул. Ахнули люди — жалко Дурака. А он, как ни в чём не бывало, вынырнул. Снова Белая Кобылица дунула в котёл, и опять Дурак нырнул в молоко. Так было и в третий раз. Живой и невредимый вынырнул Дурак из кипящего молока. Да красивый и стройный, каким никогда не бывал, встал перед царём. Девушка залюбовалась джигитом, глаз оторвать от него не может. Говорит она царю:
   — Вот кто будет моим мужем.
   Царь ей:
   — Не отдам я тебя Дураку. Я сейчас сам нырну и такой же буду.
   Сказал так и прыгнул в кипящий котёл. Только где уж ему вынырнуть! Сварился царь и умер.
   А дочь падишаха джиннов вышла замуж за доброго джигита, ставшего затем царём. Сказывают, он был царём очень справедливым, искоренил всякое угнетение и жил очень долго.
Дешевая Аренда автовышки regionst.ru. . www.amur.com.ua адрес интим магазинов


0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75



С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2017