World Sayings.ru - Польские народные сказки

Английская пословица:

Главная      Sayings      Помощь      Каталог


Польские народные сказки

   Когда в начале XIX века Гуго Коллонтай, передовой деятель эпохи польского Просвещения, призовет к собиранию народных песен, сказок и легенд, то на этот призыв откликнутся прежде всего поэты-романтики. Именно они первыми обратятся к собирательской деятельности и первыми начнут использовать фольклорные мотивы в своем творчестве.
   Когда в 1822 году молодой Адам Мицкевич опубликует свой первый поэтический томик, в нем будут преобладать баллады, основанные на мотивах народной поэзии. Это было не просто формальное заимствование сюжетов, а выражение близости идейно-художественного содержания поэзии Мицкевича с польским народным творчеством.
   Во второй половине XIX века воздействие фольклора на литературу обретает иные формы. С развитием реалистического направления в польской литературе основной ее тенденцией становится изображение тяжелой доли трудового люда, прежде всего крестьянина. Кажется, нет ни одного из значительных писателей XIX — начала XX века, кто бы не обращался к крестьянской тематике, сочувствуя крестьянину и вместе с тем видя в нем: опору нации. Это Юзеф Крашевский, Элиза Ожешко, Болеслав Прус, Генрик Сенкевич, Адольф Дыгасиньский, Теофиль Лепартович, Владислав Сырокомля, Мария Конопницкая, Ян Каспрович.
   Прус, Сенкевич, Дыгасиньский первыми стали вводить в свои произведения диалектные особенности народного языка, используя их как средство речевой характеристики своих героев.
   Писатели обращаются к фольклорным материалам, собирая их для публикации и используя в своих произведениях.
   Глубокий след в народной памяти оставила история словацкого разбойника Яношика, казненного в 1713 году. В его дружине были также чехи, поляки, украинцы — вот почему предания о нем распространены также и среди этих народов. Предания о Яносике — так звучит его имя в польском фольклоре, — который отнятое у богатых отдавал бедным, отразились в польской поэзии и прозе. Здесь следует назвать прежде всего Яна Каспровича и Казимежа Тетмайера. Оба они — один в стихотворном цикле, другой в романе — создали своеобразное жизнеописание народного героя.
   В современной польской литературе также не прервалась связь с идеями, образами и художественной формой народного творчества. Эта связь явственно видна, например, в произведениях Юлиана Кавальца, Тадеуша Новака и Эрнеста Брылля.
   Польская фольклористика, прежде чем во второй четверти нынешнего столетия стать ветвью филологических наук, прошла долгий и сложный путь. В зависимости от политических условий то один, то другой этнографический польский регион выдвигается вперед: туда устремляются исследователи народной словесности, собиратели, подводя итоги своей работы в многочисленных публикациях.
   Вместе с тем характерной чертой польской фольклористики первой половины XIX века является именно ее этнографическая нерасчлененность, комплексность. Собиратели, в их числе и студенты Виленского университета, члены просветительно-революционного кружка филоматов, к которому принадлежал молодой Мицкевич, записывали, наряду с польским, украинский, белорусский, литовский фольклор. Творчество этих разных, но близких народов будет питать поэзию Мицкевича.
   Честь называться первым собирателем польского фольклора принадлежит Зориану Ходаковскому (1784–1825), археологу и этнографу. За период с 1813 по 1818 год он записал много украинских и польских песен, поверий и сказок.
   В Силезии Юзеф Лёмпа (1797–1863), сельский учитель, ученый и общественный деятель, сам вышедший из народа, собирал и публиковал предания, сказки и пословицы Силезии. Лёмпа стремился к тому, чтобы его записи были возможно более точными, не подправлял и не приглаживал их.
   Первым печатным сборником польских сказок и преданий была книга Казимежа Вуйцицкого (1807–1879), вышедшая в 1837 году в двух томах. В отличие от Ю. Лёмпы, К. Вуйцицкий считал, что народную сказку нельзя показать читателю в «сыром» виде, нужно ее обработать, олитературить. В результате сказки в его сборнике во многом утратили свои подлинно народные черты. С точки зрения современной фольклористики сборник ценен только тем, что в нем сохранились некоторые утраченные позже сюжеты сказок.
   В 1852 году выходит составленный поэтом Романом Зморским сборник «Предания и сказки народа на Мазовье». Правда, Зморский также старался пригладить стиль сказок, а иногда даже переделывал прозу в стихи.
   В 1853 году в Вильно вышел сборник «Польский сказочник. Сборник народных сказок и рассказов», составленный Антонием Юзефом Глиньским. Эта книга пользовалась большой популярностью и выдержала много изданий. (Сказки Глиньского отражают также и белорусский фольклор, поскольку записи свои он делал в деревнях и селах под Новогрудком. Кроме того, Глиньский включил в сборник и некоторые русские сказки, даже переложил на польский язык сказки Жуковского и Пушкина). Сказки о хитроумном крестьянине, который ловко наказывает панов за обиды и притеснения («Мужичок-простачок»), содержат мотивы, известные польскому фольклору, но разбросанные в разных сказках. Глиньский свел их в один цикл.
   Конечно, при оценке деятельности первых польских фольклористов следует исходить из общего уровня достижений фольклористики первой половины XIX века. Запись и издание произведений народной словесности с возможной точностью еще не стали в то время правилом.
   В самом деле, на заре возникновения польской фольклористики демократически настроенные поэты и писатели, записывая народные песни, сказки и легенды, часто подвергали их — из лучших побуждений — литературной обработке, приглаживали и «украшали». Только во второй половине XIX века фольклористика станет наукой и собиратели поймут важность и ценность строгой, не искаженной записи текста, услышанного из уст песенника или сказочника. Постепенно, вместе с развитием диалектологии, науки о народных говорах, умножается число точных, неприглаженных записей.
   Новый период в истории изучения польского фольклора открывается деятельностью Оскара Кольберга (1814–1890). Работа его оказалась столь значительной, что в польской науке уже привилось наименование предшествующего этапа фольклористики «докольберговским».
   Оскар Кольберг, музыкант по образованию, первоначально записывает только песни, но примерно с 1861 года обращается также к записыванию сказок и других произведений народного творчества. В 1865 году увидел свет первый том грандиозного издания под названием «Народ, его обычаи, образ жизни, язык, предания, поговорки, обряды, суеверия, забавы, песни, музыка». В 1890 году вышел тридцать второй том, после смерти Кольберга появились последующие пять томов, в значительной степени подготовленные им самим. По словам выдающегося польского ученого Ю. Кшижановского, «Кольберг засучил рукава и взялся за добросовестную, тяжелую научную работу, чтобы в течение пятидесяти лет воздвигнуть здание польской этнографии, в границах которой… привилегированное место отвел народной поэзии».
   Одновременно с Кольбергом большую собирательскую работу ведет Люциан Малиновский (1839–1898), зачинатель польской научной диалектологии. Записи Малиновского не были напечатаны при его жизни. Собранные им «Рассказы польского люда в Силезии» опубликовали в 1900–1901 годах его ученики. Отдельными книгами они были выпущены уже в Народной Польше.
   Особое место в истории польского фольклора занимает народный сказитель из Закопане Сабала (настоящее имя — Ян Кшептовский; 1809–1894). В 1897 году в Кракове фольклорист Н. Стопка опубликовал о нем книгу. Книга содержала биографию Сабалы, тексты его сказок и песен и мелодии к песням. Сабала в молодости был охотником, а на склоне лет стал проводником в горах. И тогда-то проявился его талант сказочника и песенника. Сказки его стали печататься в журналах, одну из них («О смерти») обработал Г. Сенкевич, она так и была напечатана под названием «Сказка Сабалы». Старый гураль с лицом индейца, с неизменной трубочкой в зубах, подыгрывающий себе на скрипочке, приобрел большую известность. Таким он и запечатлен в скульптуре (автор проекта памятника — известный польский писатель и художник С. Виткевич), по сей день предстающей глазам многочисленных туристов, прибывающих в Закопане.
   Сказки Сабалы, которые предназначались для мужской аудитории, отличает сочный, зачастую прямо-таки соленый юмор, яркие бытовые детали, «стихийный атеизм», проявляющийся в панибратском отношении к богу и святым.
   Наряду с собирательской работой начинается научная, исследовательская работа, создаются основы фольклористики как науки.
   Предметом научного исследования становится и сказка.
   Труднейшую и неотложную задачу систематизации собранного сказочного материала выполнил крупнейший польский ученый-литературовед Юлиан Кшижановский (1892–1976), профессор Варшавского университета, с 1933 года член Польской Академия наук. Результатом многолетнего труда профессора Кшижановского явилась вышедшая в 1947 году в Варшаве книга «Систематика польской народной сказки. Часть I. Сказки о животных. Часть II. Волшебная сказка». В течение 1962–1963 годов увидело свет расширенное, двухтомное издание этого труда с добавлением третьей части, посвященной бытовой сказке и шутке, а также поверьям, преданиям и легендам. «Систематика польской народной сказки» создала основу для научных исследований фольклористов и литературоведов, изучающих взаимные связи литературы и народного творчества. Большим вкладом в исследование взаимодействия литературы и фольклора является также двухтомный сборник статей Ю. Кшижановского «Параллели», посвященный проблемам польского фольклора.
   В Народной Польше собирательская работа продолжается. Языковеды печатают народные сказки с сохранением диалектных черт; выходят в свет сказки жешовского района в фонетической записи, сказки ленчицкого района, сказки оравского района, новые издания силезских и кашубских сказок.
   Научную ценность представляют издания, сохраняющие сказку в ненарушенном виде, воспроизводящем ее так, как она прозвучала у сказочника, и вводящие новые, неизвестные ранее сказочные сюжеты, мотивы и варианты сказок. Наиболее полное представление о польской сказке в ее подлинном виде дает антология «Сто народных сказок», подготовленная Ю. Кшижановским и X. Капэлусь. Антология была издана в 1957 году и переведена уже на несколько языков. В ней собраны записи сказок с сохранением особенностей языка, стиля и этнографических примет различных регионов Польши.
   На русском языке ранее было осуществлено издание польских сказок и легенд, куда были включены и литературно обработанные тексты. Новая книга польских народных сказок составлялась уже на основе принципа единства стиля источников, их истинной фольклорности. Широко использованы как антология «Сто народных сказок», так и все вышедшие за последние годы публикации регионального фольклора.
   В польских сказках читатель, естественно, будет узнавать многие мотивы, известные ему как по русским, так и по сказкам; других народов. Вместе с тем польская сказка содержит своеобразные мотивы, детали, отражающие жизнь, быт и образ мыслей польского народа.
   В сказках о животных, широко бытующих в польском фольклоре, чаще всего побеждает дружба, а коварство наказывается, слабый одолевает сильного хитростью. Так, барану удается провести волка («Баран и волк»), а маленькой улитке — хитрого лиса («Как улитка с лисом состязалась»). Рассказчик лукаво посмеивается над своими героями. Даже сказке с грустным исходом может быть придана неожиданная шутливая концовка. В известном и по русским сказкам сюжете о коте и его друге, непослушном и неразумном петушке, в польском варианте кот, увидев свою подругу-курочку зажаренной, с горя съедает ее («Кот и курица»).
   Силезская сказка «Болтушка» — это как бы шутливый вариант сюжета «Сказки о рыбаке и рыбке», распространенного также в Польше, особенно в Поморье. Однако в этой сказочке сюжет строится не на том, что жадность жены рыбака растет вместе с ее богатством, а на болтливости молодой жены рыбака. Известный сказочный мотив — в награду (или в наказание) у героини выпадает изо рта монета (или жаба) — здесь усложняется; спасенная рыбаком русалка вынуждена несколько раз видоизменять награду, чтобы соразмерить ее с болтливостью жены рыбака, пока наконец не найдена удовлетворительная мера.
   У кашубской сказки «Золотая рыбка» тоже известная завязка, но здесь выступает не старик, а молодой рыбак, который, сохранив жизнь золотой рыбке, ничего не требует от нее взамен (рыбка сама указывает ему места с богатым уловом). Этот поворот сюжета, несомненно, связан с «местом обитания» самой сказки (польское побережье Балтийского моря).
   Любопытно, что в польскую волшебную сказку проникают нередко даже социальные мотивы и бытовые детали, что более характерно для бытовой сказки. Так, фигура богача-эксплуататора нет-нет да и появится на фоне самых невероятных волшебных событий. Завязкой сказки «О стеклянной горе» является, к примеру, встреча богатого пана и бедного солдата. Чтобы погубить солдата, пан ставит перед ним невыполнимое задание: посылает за двумя золотыми перьями на стеклянную гору.
   Сюжет сказки «Королевна-упырь», знакомый нам по «Вию» Гоголя, завершается неожиданной концовкой: королевна в польском варианте, спасенная солдатом от смерти, ведет себя совсем не так, как ей подобает, а скорее как обыкновенная крестьянская девушка.
   В сказке «Как мужицкий сын стал королем и добыл себе жену со дна морского» читатель легко узнает несколько измененный сюжет «Конька-горбунка». Но здесь в роли проводника демократических идей перед нами выступает… король. Он полагает, что помещики в роли королей плохи и хочет сделать своим наследником мужика.
   Ярко отразились в польской сказке народная привычка к труду и скромные представления о благосостоянии. В сказке «Великаны и храбрый пастушок» герой, уже изведав свою волшебную силу, не просит сокровищ, а хочет только, чтоб ему вернули полтораста овец, погубленных в бою с великанами. В сказке «Анушка — золотая коса» деревенская девушка Анушка, которую волшебники, старичок и старушка, одарили золотой косой, прядет из нее пряжу. «На деньги за пряжу корову купили, нужда из дому ушла». Кажется, можно бы Анушке и не работать. Но она по-прежнему прядет, да еще пасет корову.
   Традиционные сказочные герои — короли, королевичи и королевны — смешиваются с пастухами, поварами, мельниками, рыбаками. В изложении причудливо переплетаются фантастические события и совершенно земные, разговорные реплики героев (как, например, в сказке «О королевиче, который не хотел умирать»). Шутливые, не всегда вполне благопристойные концовки волшебных сказок как бы разряжают настроение зачарованности, возвращают слушателя на землю.
   Очень своеобразным предстает в польских сказках такой персонаж, как черт. Христианская, и особенно католическая, религия создала мрачную, устрашающую фигуру дьявола — искусителя слабого человека и орудие наказания грешников. Как бы в противовес этому образу устная народная традиция рисует черта чаще всего просто комическим персонажем, на котором люди упражняют свою сметку и хитрость, наделяя его весьма подробными приметами обличья. Еще К. Вуйцицкий на основании многочисленных сказок о черте описывает его внешность и повадки, замечая при этом, что польский черт не так страшен, как черт на Руси. Сказки о черте составили даже отдельные сборники, как, например, вышедшая в 1963 году в Лодзи книга «Радости и беды черта Боруты» (Борута — одно из обычных имен черта в польском фольклоре).
   Черт должен уловлять человеческие души, но это у него плохо получается. Недаром одна из сказок носит заглавие «Мазур самого черта хитрее». Да и баба не уступит черту в уме и хитрости по польской пословице: «где черту не под силу, туда он бабу пошлет». Во многих сказках черт сам восстанавливает справедливость, как в сказке «О Добродневском», где нечистая сила добрым людям делает добро, а злых карает. В сказке «Как черт монахом был» черт в облике монаха наказывает жадных панов. Можно сказать, что самое большое преступление черта, которое приписывает ему польская сказка, — это изобретение самогона («Как черт водку выдумал»).
   Сказка «Про дьявола и господа Бога» подсмеивается над привычкой религиозных людей все счастливые происшествия приписывать вмешательству бога, а все несчастья — козням дьявола. Таким образом, акценты в народной сказке как бы смещаются: черт не так страшен, а бог не так всемогущ и всеблаг, как учит религия.
   В сказке «Как старый кузнец смерть и чертей за нос водил» бьет через край неистощимый оптимизм народа, его жизнелюбие, вера в неистребимость жизненных сил человека. Сказочник не побоялся утомить слушателей и соединил несколько сказочных мотивов, так что старый кузнец у него дважды обманывает смерть и трижды оставляет в дураках чертей, которые хотят забрать его в пекло. Да и конец сказки позволяет думать, что упрямый кузнец все-таки остался на земле.
   Сказки-рассказы, называемые бытовыми сказками, в наибольшей степени отражают реальную жизнь народа. В них нет фантастики, свойственной волшебной сказке, а легко угадываемый вымысел и всякие преувеличения помогают рассказчику яркими, резкими мазками нарисовать образы своих героев.
   Польские бытовые сказки вобрали в себя многие приметы деревенской жизни буржуазной Польши, отразили ее социальные противоречия. Как и в жизни, в сказках противостоят друг другу труженики — бедняк крестьянин или ремесленник и те, кто кормится за их счет: кулаки-мироеды, помещики, сельская администрация, полиция, судейские. Служители костела изобличаются в пособничестве панам, в жадности, в том, что проповеди расходятся с их собственной моралью.
   Польская бытовая сказка чаще всего иронична, язвительна.
   Чувством ненависти ко всяким прихлебателям, которые тоже не прочь поживиться за счет народа, проникнута сказка «Дележ награды», которая имеет много вариантов в польском и русском фольклоре. В сказке «Завещание и любопытство» мужик и пан побились об заклад, кто лучше соврет. Мужик перехитрил пана, сыграв на его барской спеси. В сказке «Дележ по совести» расторопные мужики потешили пана своей сметливостью и не остались в накладе; простые люди оказываются также умнее ксендза (сказка «Кузнец и ксендз»).
   Народ, создавая сказки о хитрецах, поощрительно относится к тем их проделкам, которые свидетельствуют об уме и находчивости бедняка и помогают ему выйти из нужды (например, сказка «Как люди богатеют»). Правда, не всегда проделки хитрецов имеют такое оправдание — иногда ловкий плут не постесняется обмануть и равных себе («Шапка за триста злотых», «Мясо, хлеб да вино — и все даром»), но при этом мошенников чаще всего постигает неудача, как в анекдоте Сабалы «Про Мацюся и Кубуся».
   В сказке «Загадка сапожника» развитие сюжета двигает разгадка метафоры, в которой образно переданы народные представления об отношении поколений — человек растит детей и кормит родителей, которые растили его, то есть платит им долг. В сказке «Отчего Вильчеку не везло в хозяйстве» проводится интересная идея об ответственности за дела предков (только тогда, когда Вильчек роздал неправедно нажитое прадедом, ему стало везти).
   Отношения положительных героев бытовой сказки, так же как и волшебной, строятся на принципах честности и взаимопомощи — нужно сдержать свое обещание, помочь попавшему в беду.
   Не боится народ в сказках посмеяться и над самим собой. Мошенники обводят вокруг пальца простоватого парня («Как воры ловчить умеют»). Немало сказок и шуток о своих глупцах (как у русских анекдоты о пошехонцах, а у болгар — о габровцах). К примеру, «Пьяница на проповеди», «Выход всегда найдется», «Наказанный угорь», «Луна в колодце». Известный по сказке братьев Гримм мотив покладистой жены! («Бывают ли такие жены?») можно понять и как насмешку над глуповатыми супругами.
   Легенды и предания в большей степени, нежели бытовые ёсказки, приближены к реальным условиям жизни, труда, историческим событиям. Выше уже упоминалось предание о разбойнике Яносике. Прочно вошли в народную память также широко известные легенды о Скарбнике. Они создавались среди горняков, шахтеров, в районе Силезии. Могущественный Скарбник может помочь шахтеру, но может и наказать его за жадность. Щедрый и суровый хозяин шахт напоминает нам Хозяйку Медной горы из уральских сказов Бажова.
   Легенда о спящих рыцарях — одна из наиболее популярных и любимых польских легенд (она была в репертуаре Сабалы). Рыцари, спящие в заколдованной башне, которые ждут знака, чтобы проснуться и идти воевать с врагом, во времена национального порабощения были символом скрытой, дремлющей до поры силы народа.
   В польских народных сказках отразились представления трудового народа о добре и зле, о социальной несправедливости, его ненависть к угнетателям и сознание своего морального и интеллектуального превосходства над ними. В них воплотились и мечты народа о лучшей жизни, и его социальный оптимизм. Эти черты сближают сказки всех народов. Вместе с тем каждый народ вносит в сказку что-то свое, неповторимое. Мы желаем читателю почувствовать это своеобразие сказочных повествований польского народа.


   Я. Мацюсович

Польские народные сказки - Оглавление

Анушка — золотая коса
Астролог и лекарь на Кашубах
Баран и волк
Беру, да не все
Благодарная змея
Болтушка
Бывают ли такие жены?
Ведьминский шабаш
Великаны и храбрый пастушок
Волк и баран
Волшебная гора
Ворожеи
Выход всегда найдется
Дар чёрного лешего
Дележ награды
Дележ по совести
Добытчики
Долг Мацека
Душа
Есть ли справедливость на свете?
Жених с того света
Завещание и любопытство
Загадка сапожника
Заколдованная коза
Золотая рыбка
Золотая утка
Золотые яблоки
Как ведьмы конюху отомстили
Как воры ловчить умеют
Как Куба с чертом в карты играл
Как кузнец в рай попал
Как люди богатеют
Как март с маем поссорился
Как Марыся черта перехитрила
Как муж отыскал пропавшую жену
Как мужик от беды избавился
Как мужик помирать собрался
Как мужицкий сын стал королем и добыл себе жену со дна морского
Как мужичок Бурачок пана в дураках оставил
Как нищий стал королем
Как пес волку сапоги справил
Как простачок охотника дважды обвел вокруг пальца
Как работник ксендза проучил
Как солдат стал королем
Как старый кузнец смерть и чертей за нос водил
Как улитка с лисом состязалась
Как черт водку выдумал
Как черт монахом был
Как шахтер со скарбником в шахте заблудились
Как шахтер со скарбником деньги делили
Кому что на роду написано
Конь, вол, петух, кот и рак
Королева из яичка
Королевна-упырь
Кот и курица
Кузнец и ксендз
Кума-смерть
Легенда о пане Твардовском
Легенда про доктора Бартека
Лентяйка Кася
Луна в колодце
Мазур самого черта хитрее
Мудрый свидетель
Мужицкая жалоба
Мясо, хлеб да вино — и все даром
Наказанный угорь
Не доверяйся бабе
Не колет, не стреляет — а дух вышибает
О гномах
О Добродневском
О королевиче, который не хотел умирать
О королевском сыне
О ласочке
О Маркле
О матерых зайцах
О пастухе, который понимал, что звери говорят
О рыбаке и трех его сыновьях
О рыбаке и черте
О скупой бабе
О спящем войске
О стеклянной горе
О том, как простачок пана утешал
О чем собака думает зимой и о чем — летом
О Янасике
Отчего Вильчеку не везло в хозяйстве
Подарок крестнику
Поспешишь — людей насмешишь
Почему заяц мяса не ест
Про Аргелюса
Про батрака и волшебную скрипочку
Про богатого пана
Про дьявола и господа Бога
Про злого брата
Про лесного хозяина, бондаря и хромого волка
Про Мацюся и про Кубуся
Про мельникова сына и розовый город
Про молодого мясника, который одним волом четырех зверей накормил
Про повара и заколдованную королевну
Про птицу с золотыми перьями
Про самую чудесную вещь на свете
Про солдата, который просил у бога денег
Про то, что случилось с паном Иисусом и святым Петром на свадьбе
Про цыгана
Про Юзефека
Проделки непутевого Войтека
Проповедь
Простачок изгоняет домового
Простачок распознает, где ложь, где правда
Пьяница на проповеди
Самое страшное наказание
Свинья не коза, а дуб не береза
Сельдь и камбала
Сказка про чёрта—неудачника
Слово — серебро, молчание — золото
Сова и ястреб
Совушка — мудрая головушка
Старый солдат и святой Петр
Тучевики
Хорошо иметь такую жену
Цветок папоротника
Чёрт и ведьма
Шапка за триста золотых





С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru




Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог





NZV © 2001 - 2017