World Sayings.ru - Народные сказки Маори Хорошие предложения для хороших друзей

Английская пословица:

Главная Sayings Помощь Каталог


Народные сказки Маори

ПРЕДИСЛОВИЕ
 Хаере маи! (Предисловие)

   "Хаере маи!" — маорийское приветствие. "Хаере маи, читатель!" — так приветствуют тебя мифы, легенды, предания, сказки, что родились в Новой Зеландии много веков назад и чьими творцами были коренные жители этого огромного острова — маори.
   "Нет сомненья в том, что о маори надо говорить стихами", — сказал когда-то английский писатель Энтони Троллоп. Вся история маори читается как героическая поэма. Место действия ее — необозримые просторы Тихого океана. Время действия — с начала нынешнего тысячелетия до наших дней.
   Десятки тысяч лет назад начал заселять человек свою планету. Еще в древнекаменном веке, палеолите, заселил он Австралию и Новую Гвинею. Медленно, но верно осваивали люди острова Тихого океана, продвигаясь с запада на восток, навстречу восходящему солнцу. И Новая Зеландия, быть может, была последней из земель, открытых и освоенных людьми каменного века.
   На рубеже прошлого и нынешнего тысячелетий появились на земле Новой Зеландии первые люди. Кем они были, мы не знаем. Раскопки археологов обнаружили изделия из камня, охотничьи орудия, предназначенные для гигантских, величиной со слона, бескрылых птиц моа. Птицы моа вымерли — и столь же бесследно исчезли первооткрыватели Новой Зеландии. И лишь в легендах маори мы находим упоминания о моа и тангата-фенуа, "людях земли", живших на острове до того, как здесь появились предки нынешних маори.
   Эти предки жили в стране Гаваики, рассказывают предания. Страна Гаваики — это и легендарная прародина полинезийцев, и мифическая земля, где обитают духи предков и куда отправляются души умерших, и вполне реальные полинезийские острова вроде архипелага Гавайи или острова Савайи (диалектные формы слова "Гаваики"). А Гаваики легенд маори — это Центральная Полинезия, архипелаг Таити.
   Рыбаку Купе, жившему на Гаваики, повествуют предания маори, мешал вожак стаи кальмаров: каждый день воровал он приманку для рыбы. И тогда Купе решил наказать грабителя. Много дней продолжалась погоня, кальмар уплывал все дальше и дальше на юг от Гаваики. И вот показалась земля, неведомая прежде, с высокими горами, окутанными туманом, с огромными деревьями и неисчислимыми стаями птиц. Ао-Теа-Роа — "Длинное Белое Облако" — так назвал Купе открытую им землю, и это поэтичное название сохранилось за Новой Зеландией и по сей день.
   А Купе загнал вожака кальмаров в пролив Раукава, что разделяет Северный и Южный острова Новой Зеландии (ныне это — пролив Кука, но, быть может, справедливей было бы назвать его проливом Купе?), и там прикончил грабителя...
   Одержав победу над чудовищным кальмаром, Купе вернулся на Гаваики и поведал о прекрасной далекой стране на юге, населенной... Вот тут-то версии легенд расходятся. По одной из них Ао-Теа-Роа населена была лишь насекомыми да птицами. По другой же — Купе увидел тут "людей земли", высокорослых, с плоскими носами и темной кожей.
   Кем были эти люди? Тут уже расходятся версии ученых. Археологи называют их "охотниками на моа". Ряд этнографов предполагает, что первыми жителями Новой Зеландии были жители Меланезии. А другие исследователи считают, что Ао-Теа-Роа первоначально заселили полинезийцы, только не те, память о которых сохранилась в преданиях, а более ранняя волна (подобную картину мы находим в других районах Полинезии — на Маркизских островах, Гавайях, острове Пасхи).
   Как бы то ни было, но в Центральной Полинезии узнали о существовании большой земли на юге. Прошло несколько веков после открытия Купе — и в середине XIV столетия к Ао-Теа-Роа двинулось множество лодок с Гаваики. В лодках были сотни мужчин, с женами и детьми, с домашними животными; среди прочего, они везли с собой семена культурных растений. Началось великое переселение предков маори. Это было не только самое значительное событие в истории Новой Зеландии, чья площадь превышает площадь всех остальных земель Полинезии, вместе взятых, — это было, быть может, самое героическое деяние в истории "викингов Южных морей" — полинезийцев.
   Память маори сохранила названия лодок, на которых прибыли их предки с Гаваики. И не только лодок, но и кормовых весел, которые также имели собственные имена. Из поколения в поколение передавались имена вождей — арики, жрецов — тохунг и умелых кормчих, имена предков, от которых ведут свою родословную современные маори. (Когда маори встречаются друг с другом, чуть ли не целый день уходит у них на то, чтобы выяснить, на какой ладье прибыли их пра-пра-пра-прадедушки, — более двух десятков поколений сменилось с тех пор, но хранители традиций берегут в памяти имена всех предков!)
   Вака — так называется лодка на языках народов Полинезии. А на языке маори это слово имеет еще одно значение: "союз племен". Ибо от экипажей лодок, прибывших с Гаваики на Ао-Теа-Роа, ведут начало различные племена "иви". От каждой лодки — от одного до десятка племен. Но, безусловно, пока сложились эти племена, должно было пройти не одно столетие, и эти столетия прошли — почти на полтысячи лет, после великого переселения с Гаваики, жители Ао-Теа-Роа оказались в полной изоляции от остального мира.
   Когда первые переселенцы прибыли на Ао-Теа-Роа, рассказывает одно из преданий маори, было время цветения похутукава — деревьев из семейства миртовых, покрытых яркими красными цветами. Увидев их, восхищенный вождь переселенцев снял с головы убор из перьев, символ знатного рода, и швырнул его в море со словами:
   — Цвет вождей Гаваики отброшен ради цвета новой земли, приветствующей нас!
   И действительно, за несколько веков маори создали культуру, отличающуюся от общеполинезийской. Наследство, полученное от страны предков, Гаваики, превратилось в самобытное наследие маори, для которых Новая Зеландия стала новой родиной. Ибо тут, на Ао-Теа-Роа, был совсем иной мир, чем на других островах Полинезии, лежащих в тропиках, будь то коралловые атоллы или вулканические острова.
   Проблема земли — одна из главных для жителей Полинезии. Именно нехватка земель заставляла пускаться в далекие плавания в поисках новых островов отважных полинезийских мореходов. Земли в Ао-Теа-Роа было сколько угодно. Не потому ли и остались в изоляции предки маори, заселив Новую Зеландию, что у них не было стимула для опасных дальних странствий в океане?
   Новая Зеландия — остров континентальный, это своего рода "микроконтинент", обломок древнего материка. Огнедышащие горы и дремучие леса, ледники и гейзеры, бескрылые птицы во главе с гигантской моа, родственники динозавров, ящерица-гаттерия, сосны каури, вздымающие свои вершины на высоту более полусотни метров и уступающие лишь американским секвойям, пейзажи, напоминающие то Кавказ с его заснеженными вершинами, то Норвегию с ее фиордами, то Камчатку с ее вулканами, то Шотландию с ее холмами, кустарниками и озерами, то Исландию с ее гейзерами, — всего этого не было в Гаваики, все это было совершенно непохоже на родную Полинезию. Больше земли, больше опасностей, больше дичи, больше холода, больше лесов, больше стихийных бедствий... В борьбе с природой ковался характер маори — людей правдивых, мужественных, смелых и прямых. Недаром о маори говорят как о "спартанцах Полинезии"!
   Все полинезийцы изготовляли одежду из луба — тану. В климатических условиях Ао-Теа-Роа такая одежда малопригодна. И маори стали делать ткань из дикого новозеландского льна. Стебли его трепали раковинами и получали белое волокно. Классический наряд жителя Полинезии — набедренная повязка или передник. На Ао-Теа-Роа холоднее, чем на островах, лежащих в тропиках. И маори научились изготовлять плащи и накидки, искусно вплетая в стебли льна собачьи шкурки или птичьи перья. Более десятка различных видов таких плащей знали маори!
   Из страны предков привезли маори основной продукт питания полинезийцев — сладкий картофель, или кумару. Только в остальной Полинезии за год можно собрать два урожая кормилицы-кумары, а в Ао-Теа-Роа — один. Зато земледельцы маори усовершенствовали обычное полинезийское орудие для обработки земли, палку-копалку, именуемую ко. К деревянному колу они прикрепили специальную подножку для упора ноги — вспашка стала глубже, а труд — легче.
   Новую Зеландию никак не назовешь "страной вечной весны", в отличие от Гавайев или Таити с их благословенным климатом. Обычное полинезийское жилище надо было утеплять, и поэтому маори стали возводить стены домов из толстых пластов соломы, а пол опускать ниже поверхности земли. Так появился типичный маорийский жилой дом — фаре. А помимо него маори возводили из огромных бревен просторные общинные дома — фаре-рунанга, "дома собраний", и специальные "дома развлечений" — фаре-тапере, и "дома знаний" — фаре-кура, где опытные жрецы, мастера, художники обучали молодежь своему искусству, передавали свой опыт и знания.
   Каждая постройка была произведением искусства. И не только архитектурного. Ибо дома маори, особенно общинные, украшались изумительной по красоте и сложности резьбой. Большие стенные столбы, вырезанные в форме человеческих фигур, носили имена легендарных предков, покровителей племени. Человеческие фигуры вырезались и на главных опорных столбах общинного дома. Верхние стропила из дерева и конек крыши также украшались искусной резьбой. Дом, как правило, увенчивался текотеко — фигуркой человека.
   Статуи, вырезанные из дерева, стояли вдоль домов и палисадов. Но статуями фактически были и бревна, служившие опорой зданию. Они превращались в портреты обожествленных предков, которые поддерживали дом и символически, и практически. Большие фаре-рунанга превращались в настоящую портретную галерею. Так, общинный дом племени нгатимару имел два главных столба, которым был придан облик двух наиболее почитаемых племенем вождей, а остальные пятьдесят столбов изображали других, менее значительных предков. И вся эта скульптурная композиция была неотъемлемой частью огромного общинного дома.
   Лики статуй, как и постройки, покрывались великолепной резьбой. Резьбой покрывались деревянные саркофаги, в которых хоронили видных вождей. Резьбой украшались общественные амбары для хранения пищи — патаки и амбары индивидуальные, фата, крытые пальмовыми листьями и стоящие на сваях, дабы защитить пищу от нашествия крыс-киоре. Резьбой украшались форштевни, возвышавшиеся над носом и кормою лодок, нос лодки, ее корма и борта.
   Таиаха — так называли маори оружие, похожее по форме на шест, нечто среднее между палицей и копьем. Длина таиахи была около метра, но порой достигала и двух. Это был знак отличия вождя и вместе с тем — боевое оружие. Украшалось оно пучком красных перьев или собачьей шерсти. И на одном из концов таиахи непременно вырезалось изображение: лик с высунутым языком.
   Резьбой покрывались боевые палицы и палки-копалки, палочки с шишками для запоминания родословных и ящики для хранения головных уборов из перьев... Словом, едва ли не все предметы труда и быта, оружие и жилища, амбары и саркофаги и многое-многое другое покрывалось резьбой. "В Новой Зеландии даже верховные вожди не считали унизительным для себя работать молотком и резцом. Представьте себе древнего мастера перед большим куском дерева, на котором он высек каменным теслом человеческую фигуру. В левой руке он держит резец из жадеита, а в правой — молоток из китовой кости. Разве удивительно, что при таком материале и с такими орудиями мастер мог выполнить работу, о которой не смел мечтать на старой родине? — пишет известный знаток полинезийской культуры Те Ранги Хироа, сам наполовину маори. — Располагая хорошим строевым материалом и превосходными орудиями, маорийские резчики превратили ремесло в искусство, равного которому не было не только в Полинезии, но и на всем Тихом океане". Мастера-маори создали множество художественных мотивов и тем, отличавшихся от общеполинезийских. Резные панели имели порой шесть и даже более планов глубины. Иногда художник-маори настолько увлекался стилизацией, что изображение превращалось в арабеску, абстрактный узор, хотя первоисточником этого узора всегда была натура — человеческая фигура или лицо. Игра линиями и арабесками доставляла маорийским мастерам такое же эстетическое наслаждение, какое доставляет она ныне тем, кто любуется их творениями. Излюбленным мотивом резьбы маори была спираль. Спираль является любимым мотивом и другого искусства маори — татуировки. Ибо кроме тохунга ваиханга — мастеров постройки дома, тохунга тараи вака — мастеров-кораблестроителей, тохунга вакаиро — мастеров резьбы по дереву у маори были тохунга та моко — мастера татуировки. Ведь татуировка была своеобразным "паспортом" маори, она говорила, к какому племени и к какой возрастной группе он относится, какие деяния совершил.
   Материалом для художника-маори, таким образом, была и мертвая древесина, и живая человеческая плоть. Инструмент же был один — орудия из камня, ибо маори, как и другие жители Полинезии, до появления европейцев не были знакомы с металлами. Зато в обработке камня жители Ао-Теа-Роа достигли подлинной виртуозности, изготовляя тончайшие изделия. "Маори выделывали больше различных форм каменных орудий и оружия и из большего числа пород, чем любой другой народ мира в условиях каменного века", — свидетельствуют специалисты.
   Земля Новой Зеландии подарила маори материал, которого не было у других полинезийцев, — нефрит. Из него изготовлялись различные изделия, в том числе и палицы — мере, которые позволяли не только бить, но и рубить противника. Из нефрита делали удивительное маорийское украшение — хеи-тики, которое носили на груди. На земле маори были созданы знаменитые танцы хака и пои, родичи гавайской хулы. Мужской танец хака исполняется воинами, танец пои — женщинами, грациозно вращающими шары из сухих листьев тростника. На короткой флейте — коауау — музыканты-маори ухитрялись не только наигрывать мелодии, но и "выговаривать" слова песни.
   Прибыв к берегам Ао-Теа-Роа, предки маори, по существу, столкнулись с совершенно иным миром растений и животных, чем тот, который был знаком им по Полинезии. И мир этот они прекрасно изучили. Элдон Бест, один из лучших знатоков древней культуры маори, приводит 100 маорийских названий птиц, 280 названий растений, 60 названий насекомых и т. д., замечая при этом, что приводимые им списки — "только фрагмент прежних знаний".
   Полинезийцы были великолепными рыболовами, они не боялись нападать на таких гигантов, как киты или кальмары. Но охота на островах Полинезии ограничивалась поимкой крыс, которые также шли в пищу. И только на Новой Зеландии существовала охота в подлинном смысле этого слова. А дичью были разнообразнейшие птицы Ао-Теа-Роа во главе с гигантской моа, которая ударом своей ноги легко могла убить человека (на моа маори охотились в течение нескольких столетий, эта птица вымерла лишь в XVII-XVIII вв., хотя ряд энтузиастов полагает, что в необитаемых районах Южного острова могли сохраниться и по сей день отдельные экземпляры моа). Маори изобрели новые способы охоты на птиц, неизвестные полинезийцам: птиц приманивали корытами с водой, метали в них копья — кокири и дротики — хуата, ставили силки.
   Вполне понятно, что и в своей духовной жизни маори отошли от представлений, что унаследовали они в стране предков, Гаваики. В Новой Зеландии был введен культ нового бога, покровителя самого урожайного корнеплода — кумары. Из четверки верховных богов Полинезии — Тане, Ту, Тангароа и Ронго — на первое место выдвинулся Тане как покровитель лесных богатств Ао-Теа-Роа, ее неисчислимых птиц и величественных деревьев. "Полинезийский Адам", Тики, стал, по представлениям маори, детищем Тане, символом его творческой мощи. Великий Тане, учили жрецы маори, создал и первую женщину, Хину, с Тане связаны солнце, жизнь и благоденствие.
   Маорийские жрецы создали тайный культ Ио — творца всех вещей, обитающего на самом высоком небе. В отличие от остальных богов это высшее божество не имело изображений и ему не приносились жертвы, ибо, как учили жрецы посвященных, в основе всего сущего лежит безликая всеобъемлющая сила, которая и управляет Вселенной.
   Возможно, что представление об Ио было создано маорийскими жрецами в противовес христианскому учению о боге, после того как на Новой Зеландии появились первые миссионеры. Но и без тайного учения об Ио жрецы-маори провели серьезную работу по обработке, систематизированию и "редактированию" древних полинезийских мифов, говорящих о сотворении мира, его развитии и силах, этим миром управляющих. Работа эта велась в специальных жреческих школах, и натурфилософская мысль маори поднималась до больших высот, в облике различных божеств олицетворяя разрушительные и созидательные силы окружающей их природы.
   Вот лишь два отрывка из космогонических мифов маори, которые могут дать представление о всей сложности, глубине и поэтичности их натурфилософии. "В течение долгих веков, до того, как были созданы небо, земля и небесные тела, существовала Тьма — неосязаемая, неведомая, невидимая, непознаваемая", — гласит первый миф. Второй говорит о том, как "из Развития появился Рост; из Роста появилась Энергия; из Энергии появилась Мысль; из Мысли появилось Сознание; из Сознания появилось Желание... "
   Маори знали мифы и легенды о классических полинезийских богах и героях — о Тане и Мауи, о Тангароа и Тафаки, о Ту и Тинирау, о Ронго и Рате. Почитали они и второстепенных богов, прибавляя к общеполинезийскому пантеону и своих, чисто маорийских племенных богов и обожествленных предков. Существовали различные жреческие школы, которые по-разному трактовали мифы и предания. Публикация эзотерических знаний школы "фаре-вананга", сделанная в Веллингтоне в начале нашего столетия, заняла два объемистых тома!
   Но простые маори не слишком хорошо разбирались в хитросплетениях жреческих школ и традиций, в порядке очередности семидесяти детей Неба и Земли, главных божеств, каждое из которых имело свой эпитет, свои атрибуты, свою сферу влияния. Маори — воинам, крестьянам, рыбакам и охотникам — гораздо ближе были не абстрактные стихии, олицетворенные в облике божеств, а более конкретные духи, демоны, божки, чудища, которые, по их верованиям, населяли леса, горы, недра, долины Ао-Теа-Роа и скрывались в пучинах омывающих их родину морей. И тут фантазия маори пошла своим особым, отличным от остальной Полинезии, путем.
   В океане обитают демоны — понатури. Леса великого Тане охраняют его слуги, Тини-о-хакатури, которые могут принимать облик птиц. Повсюду в стране маори водятся оборотни патупаиарехе, которые могут принимать облик мужчин или женщин. Только волосы у них золотистые или рыжие, глаза голубые или черные, а кожа белого цвета. В подземном царстве обитают "живые мертвецы" — туреху. Ао-Теа-Роа охраняют маеро, или маероеро — дикие, длинноволосые существа, которые ходят в одиночку, а не скопом. На деревьях живут полулюди аитанги, не знающие, что такое смерть. Ваируа, души, покинувшие тело умершего человека, могут вступить в связь с миром живущих... Не менее страшны и опасны призраки — кехуа. Рыщут в поисках жертв злые демоны, ти-пуа или тупуа, способные принять облик горы, рыбы, птицы. Бродит, выйдя из пещеры на добычу, чудовище Копуваи с человечьим телом и головой собаки, покрытый рыбьей чешуей.
   А чудовища — танифы — морские, лесные, говорящие, летающие? А страшные ведьмы-людоедки? А великаны, похищающие женщин и убивающие мужчин? А бесчисленные атуа, божества великие и малые, добрые и злые?
   В этот сонм демонов, страшилищ, оборотней, богов веровали маори, подобно тому как верили когда-то на Руси в леших и домовых, ведьм и кикимор... Укротить нечистую силу мог только знаток заклинаний — маори называли их каракиа — жрец или колдун, наделенный волшебной магической силой — маной. Только с помощью маны можно было творить макуту — заклятие, магию, колдовство. Например, произнеся заклинание роту, нагнать на человека сон. Или, спев любовную песню — ваиата ароха, заставить полюбить себя. А тохунга фаифаиа способен, произнеся заклинание, даже убить человека с помощью своей маны.
   Табу — в полинезийском произношений тапу — сила, противоположная мане. Горе тому, кто нарушит священный запрет! Его ждут несчастья, болезни, страдания, смерть. Нарушение табу отнимает у людей их жизненную силу, ману. И напротив, человек, наделенный сильной маной, может налагать табу на предметы, на еду, на местность, на людей.
   Так веровали маори. Так учили тохунги — жрецы. Они произносили заклинания — каракиа. Они налагали или отменяли табу. Они совершали обряд тохи после того, как у новорожденного отпадала пуповина. Они, тохунги, руководили обрядом танги — оплакиванием покойника. И лишь счастливчик, который добыл священный камень маури, мог обойтись без тохунги — этот камень наделял почву плодородием, а леса дичью.
   На Ао-Теа-Роа в течение столетий шел неизбежный исторический процесс: первобытнообщинный строй становился классовым. Помимо тохунг — умельцев, ремесленников, художников и строителей существовали тохунги-жрецы. Вожди — арики свысока смотрели на родовую и племенную знать — ранга-тира. А та, в свою очередь, считала себя на голову выше простых общинников, именуя их варе — "зависимые". И любой член семейного клана, хапу, не считал за человека раба — ту-мау, военнопленного, потерявшего свою ману. На плечи рабов взваливалась вся тяжелая и грязная работа.
   Как пошло бы дальнейшее развитие культуры Ао-Теа-Роа? Образовали бы маори единое государство, как это сделал на Гавайях великий вождь Камеамеа, или же продолжали бы жить семьями, хапу, племенами и союзами племен, как жили они со времени переселения с Гаваики? Об этом мы можем только гадать. Ибо естественное развитие маори было прервано в конце эпохи великих географических открытий. И как справедливо заметил современный новозеландский историк Синклер, "Европа пришла в Новую Зеландию как чума".
   13 декабря 1642 г. корабли голландца Тасмана открывают "обширную гористую землю", названную им "Землей Штатов", а позднее переименованную, в честь голландской провинции, первой поднявшейся на борьбу против испанцев, в Новую Зеландию. Первое знакомство европейцев и маори — и первая вооруженная стычка. Проходит более столетия. Джеймс Кук открывает Новую Зеландию заново — и вновь кровавое столкновение между маори и пришельцами из-за океана.
   В конце 1762 г. к берегам Ао-Теа-Роа причалил французский капитан Сюрвиль. В отместку за похищенный ялик он сжигает селение маори. Не проходит и трех лет, как к этому же берегу подходят суда под началом соотечественника Сюрвиля, капитана Дюфрена. Шестнадцать матросов и сам капитан были убиты маори в отместку за расправу, учиненную Сюрвилем. Преемник Дюфрена сжигает дотла три поселения маори и убивает несколько сотен мирных жителей. Эта расправа восстанавливает против заморских пришельцев весь Северный остров Ао-Теа-Роа.
   В 1840 г. Новая Зеландия объявляется английским владением: королеве Виктории "абсолютно и без ограничений были переданы все права и вся полнота власти, коими вожди пользовались раньше на собственных землях как единоличные суверены". В 1843 г. начинаются "маорийские войны", длившиеся три десятка лет.
   Вначале сопротивление маори было стихийным. На борьбу против захватчиков поднимались отдельные селения и племена. Почти год вело упорную войну с английскими войсками, вооруженными артиллерией, племя нгапухов под предводительством великого вождя Хоне Хеке. "Пусть губернатор и его солдаты возвратятся в Англию, на землю, которую дал им бог, и оставят Новую Зеландию для нас, которым бог дал ее. Нет, мы не отдадим наших земель. Если белый человек хочет нашу землю, он должен будет сражаться за нее, ибо мы умрем на своей земле", — говорил Хоне Хеке.
   В 1857 г. на собрании вождей маорийских племен был торжественно избран король маори, а земли этих племен стали именоваться Страной короля. На высоком шесте прикреплен был новый национальный флаг маори. Веками не имевшие письменности, маори быстро освоили алфавит, изобретенный миссионерами для записи их языка, и число грамотных среди коренных жителей Ао-Теа-Роа стало больше, чем среди пакеха, как стали называть маори белых колонистов. Маленькая типография, попавшая в Новую Зеландию из Австрии (дар эрцгерцога Максимилиана двум вождям маори, совершившим путешествие в Европу), печатала прокламации и газету "Птица войны" на языке маори.
   "Лучшая смерть для человека — смерть за землю" — так говорит пословица маори. И война с англичанами шла не на жизнь, а на смерть. Причем маори вели борьбу, следуя древним обычаям, с поистине рыцарским благородством. Так, окружив большой отряд англичан, они посылали им еду, чтобы противники не голодали. Маори всегда предупреждали своих врагов о дне атаки. Когда одного из вождей спросили, почему он не захватил английский транспорт с вооружением и продовольствием, тот удивленно ответил:
   — Почему? Ты глуп. Если бы мы забрали их порох и пищу, как бы они стали воевать?
   Только в 1872 г. закончились "маорийские войны". Мирные деревни-каинги в Стране короля почти все превратились в укрепленные крепости — да. Официально была признана независимость маорийской Страны короля, маори получили избирательные права и два места в верхней па-Дате парламента... Но, как точно сказал один старик-маори, "мир белого человека еще ужаснее, чем война". Земли маори скупались и конфисковывались. Численность маори уменьшилась впятеро, с двухсот тысяч — столько было их в период европейского открытия — до сорока тысяч к началу нашего столетия.
   "Потенциально мертвой расой" объявили маори европейские историки. Однако в нашем веке началось подлинное возрождение мужественного народа. Появляются общественные деятели маори, маорийская интеллигенция. Численность маори неуклонно возрастает. К началу 1970 г. число маори превысило 225 тысяч человек — это больше, чем жило на земле Ао-Теа-Роа до европейской колонизации, больше, чем всех остальных полинезийцев, вместе взятых, от острова Пасхи до Гавайев и архипелага Тонга!
   "Маорийское возрождение" — это не только рост численности населения. Бережно относятся маори к наследию своих предков, будь то искусство резьбы по дереву или поэтическое творчество, строительство жилищ или знание своих родословных, восходящих к героическим временам заселения Новой Зеландии. И особенно бережно относятся маори к богатейшей сокровищнице фольклора, оставленной их предками, — сказкам и мифам, легендам и преданиям, фантастическим историям и реальным происшествиям.
   Вместе с маори в собирании сокровищ фольклора принимают участие и пакеха. Всю свою долгую жизнь посвятил преданиям, истории этнографии маори один из крупнейших знатоков Океании конца XIX — начала XX столетия новозеландский ученый Перси Смит. В Новой Зеландии было основано Полинезийское общество, публикации которого вот уже на протяжении почти столетия являются авторитетнейшим источником по археологии, этнографии и фольклору Полинезии. А замечательный ученый-океанист, наполовину маори и наполовину пакеха, Те Ранги Хироа (П. Бак), знакомый читателям по книге "Мореплаватели Солнечного восхода", олицетворяет единство исследователей маорийского фольклора, независимо от их расы и цвета кожи.
   Страстным энтузиастом, собирателем, исследователем и популяризатором фольклора маори является и живущий в Новой Зеландии писатель-фольклорист А. В. Рид. Еще в 1946 г. он выпустил книгу "Мифы и легенды страны маори", которая выдержала несколько изданий. Рид написал монографию "Сокровища маорийского фольклора", издал сборники "Легенды Роторуа и Горячих озер" и "Маорийские легенды". Его перу принадлежит "Краткий словарь маори" и "Словарь маорийских географических названий", а также "Иллюстрированная энциклопедия жизни маори". Конечно, это не академическая публикация: желая сделать изложение более доступным, Рид обрабатывал фольклорные сюжеты и излагал их на английском языке.
   В настоящем сборнике публикуются переводы текстов, взятых из четырех фольклорных сборников Рида: A. W. Reed. Myths and Legends of Maoriland. Wellington, 1961; он же. Legends of Rotorua the Hot Lakes. Wellington, 1969; он же. Treasury of Maori Folklore. Wellington, 1963; он же. Maori Legends. Wellington, 1972.
   "Люди проходят, земля остается" — гласит пословица маори. А названия этой земли могут меняться, могут и оставаться. Маори звали свою родину Ао-Теа-Роа. Были у них и наименования для каждого из островов. Северный остров именовался Те-Ика-а-Мауи, т. е. Рыба Мауи, Южный остров — Те-Вака-а-Мауи — Лодка Мауи, ибо, согласно мифам, великий Мауи вылавливал со своей лодки из пучин океана не рыбу, а острова. Южный остров, где были найдены залежи нефрита, получил еще два наименования: "Страна зеленого камня" и "Кит, извергающий зеленый нефрит".
   Маори, осваивая свою страну, давали названия горам и озерам, долинам и рекам, мысам и проливам. Многие из них сохранились и по сей день. И местности, где происходит действие в легендах или мифах, можно отыскать на современной карте Новой Зеландии.
   Предлагаемая публикация сможет дать читателям более полное представление о подлинных богатствах духовного мира "спартанцев Полинезии".
  
   

Оглавление

Акулы и ящерицы
Блуждающие деревья
Великан и кит
Великан Матау
Говорящий таиифа из Роторуа
Голова-убийца
Гости-призраки
Дельфин-лоцман
Дерево хинау из Руатахуны
Дети Тане, дети Тангароа
Ихенга
Кавау
Как люди научились вырезать по дереву
Как попугай Кака обманул попугая Какарики
Какепуку и Кава
Каумарики
Каури и кит
Кахукура и рыбаки-туреху
Кахуранги
Комар и муха
Копуваи
Куиваи
Кумара
Летающий танифа
Матаора и Ниварека в нижнем мире
Матарики
Маури, чудодейственный камень
Мими-о-Паоа
Миромиро, синица
Миру
Моту-рау
Нгаторо
Небо и Земля
Отважный Тафаки
Откуда взялась Луна
Охотник Тау-тору
Паниа, дева моря
Парехе
Пеха и демоны
Попоиа, сова
Попокоруа и кикихи
Поу и Огромная птица
Почему у ржанки коричневая грудка
Поющая похутукава
Приключения Мауи
Путаваи
Пухи-уиа
Рау-фато
Рона
Руаранги и туреху
Руру
Рурухи-керепо
Ручная танифа
Собаки и ящерицы
Странствующие горы
Судьба Титиа-и-те-Ранги
Тама-нуи-а-ранги и Руку-тиа
Танифа из Каипары
Танифа с озера Ваи-каре-моана
Танифа-ящерица
Тахито и Тао-пута
Те Анау
Те Нгарара-хуарау
Те Хононга
Тиваивака, трубастый голубь
Тинирау, кит и Кае
Тоангина
Торжество рыб
Тура
Тутара-кауикае
Уенуку
Фаиапу и Поутини
Факатау-потики
Хакавау и Паава
Хатупату
Хине-и-те-какара
Хине-марама
Хинемоа и Тутанекаи
Хокиои и ястреб
Хоту-пуку
Хоумеа и Ута
Хуту и Паре
Чудесная лодка Раты
Словарь непереведенных слов






С помощью поиска можно
выбрать лучшую народную мудрость мира,
необходимую именно Вам и именно сейчас.
Поиск по всей коллекции:
"Пословицы и поговорки народов мира"
World Sayings.ru



Главная | Sayings | Помощь | Литературный каталог



NZV © 2001 - 2017